Есть немало примеров того, что строительство церквей во многом связано с политикой. Достаточно вспомнить о реконструкции дрезденской Фрауэнкирхе. И в России хорошо известны подобные процедуры. Так, например, в 1913 году в Храме Христа Спасителя в Москве, в центральной церкви Москвы, отмечалось 300-летие правления Романовых и 100-летие победы над Наполеоном.

Через 18 лет он был взорван по указанию Сталина для того, чтобы на этом месте воздвигнуть Дворец Народов (так в тексте — прим. пер.). В конечном итоге, успели лишь наполовину заложить фундамент, а затем на этом месте был устроен открытый бассейн «Москва», который в свою очередь стал жертвой перестройки. На Рождество 1995 года был заложен закладной камень собора — через пять лет воссоздание старого собора была завершена, и он предстал во всем своем великолепии.

Такое же количество символики, вероятно, мерещится и российскому депутату Сергею Гаврилову. Этот руководитель комитета по вопросам собственности и координатор парламентской группы в Думе по защите христианских ценностей, опираясь на поддержку своих коллег, выступил как уполномоченный в области «дружественных инициатив и предложений» — «особенно в настоящее время, когда российско-турецкие переживают испытание на прочность». Вот в чем состоит смысл его инициативы, направленной на снижение накала взаимных обвинений: «Мы ожидаем дружественного шага от турецкой стороны, а именно возвращения христианству собора Святой Софии», — заявляет он.

Россия, по его словам, готова принять участие в финансировании, а также предоставить «лучших российских архитекторов и ученых» для реставрации. Слова Гаврилова приводит расположенная в Вене Православная информационная служба. «Этот шаг даст возможность Турции и исламу показать, что добрая воля выше политики», — подчеркнул он.

Вероятно, подобная инициатива в очередной раз должна открыть глаза турецкому президенту Эрдогану и дать ему возможность понять, что сбитый российский самолет представляет собой весьма непростую историю, способную выйти из-под контроля. Ведь, помимо голосов из рядов крайне правых, именно депутаты Партии справедливости и развития самого Эрдогана уже давно требуют превратить в мечеть Айя-Софью. Для подтверждения того, что светскость основателя республики Кемаля Ататюрка окончательно преодолена в результате победы Корана.


По части разного рода посвящений Айя-Софья вполне может сравниться с московским Храмом Христа Спасителя. Император восточно-римской империи Юстиниан I повелел построить ее в 532 году для того, чтобы превзойти библейского царя Соломона и одновременно продемонстрировать триумф после разгрома восстания «Ника». С того момента Святая София стала главной церковью Константинополя, и так продолжалось до 1453 года, когда завоеватель Мехмед II превратил ее в мечеть. Кроме того, она стала образцом для великих мечетей султана.

После того, как Ататюрк упразднил халифат, его взгляд обратился и на Айя-Софью. В 1934 году было принято решение превратить ее в музей. В этом качестве церковь «Святой Премудрости» с 1985 года находится в списке объектов Всемирного наследия ЮНЕСКО. Ежегодно Айю-Софью посещают более трех миллионов туристов, и этот музей является одной из главных достопримечательностей Турции.

Российское требование о возвращении «исторической святыни христианского мира» ставит Эрдогана в сложное положение. Должен ли он ради сохранения пары голосов ультраправых испортить отношения с российским православием и его национальными защитниками? Или он будет продолжать делать ставку на деэскалацию? Было бы красивым жестом, если бы президент взял пример со святой мудрости и сохранил в неприкосновенности святилище муз.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.