Российский президент Владимир Путин выступил перед Федеральным собранием с ежегодным посланием. Свою речь он начал с описания угрозы терроризма и обоснования российской военной кампании в Сирии и с резких угроз в адрес Турции в связи с гибелью бомбардировщика Су-24.

Но основная часть его выступления была посвящена экономическим и социальным темам. Путин предложил декриминализировать некоторые экономические преступления, продлить амнистию капитала, продлить программу материнского капитала, а также создать два новых ведомства, которые фактически можно считать институтами развития экономики. Одно будет заниматься продвижением российских проектов за рубежом, а другое — развитием медицины.

Русская служба Би-би-си попросила экспертов прокомментировать основные тезисы выступления Владимира Путина. Большинство собеседников Би-би-си полагают, что российский президент никакого нового курса не предложил. Они считают, что это просто набор мер, которые вряд ли удастся реализовать, а вытащить российскую экономику из кризиса с их помощью не получится.

Марк Урнов, политолог, факультет Социальных наук НИУ ВШЭ

«Его выступление напомнило мне выступления генеральных секретарей на съездах партий. В нем четко обозначены действительно все проблемы, которые стоят перед страной — за исключением небольшого количества проблем, вроде отношений с Западом или Украиной. Совершенно непонятно, каким образом проблемы будут решаться.

Ясно, для борьбы с коррупцией нужна очень мощная политическая реформа, нужны свободные СМИ, которые могли бы нападать на коррупционеров, нужные коррупционные скандалы, широкие и публичные. Об этом не говорится.

Говорится, что надо улучшать инвестиционный климат, что бизнес должен быть равноправным государства. Но как это сделать, не говорится. Давайте создадим очередную комиссию, которая будет работать над улучшением климата. Вот такой набор чисто бюрократических средств, который может мало что сделать, потому что отсутствуют базовые основы для развития бизнеса и инвестиций, отсутствует доверие к государству.

Давайте будем следовать майским указам президента. Но про майские указы давно говорили, что они нереализуемы даже в период высоких цен на нефть. Давайте улучшать качество здравоохранения, при этом Думой параллельно принимается бюджет, сокращающий расходы на здравоохранение. Давайте будем улучшать образование, при том что в бюджете предусмотрено сокращение инвестиций на образование.

Не было названо реальных способов решения проблем, что создает больше вопросов, чем ответов. Кремль не знает, как решать проблемы в рамках сложившейся системы, но пересматривать базовые основы этой системы сил нет».

Глеб Павловский, политолог, директор «Фонда эффективной политики»


«Это попытка Путина проявить благоразумие и отмежеваться от худших радикальных ожиданий, которые вызывали последние шаги российской политики у элит и делового сообщества, у всех, кто перестал понимать, что собственно происходит и как далеко собирается зайти Кремль. Путин заявил, что он не с радикалами, хотя обставил это большим количеством пугающих намеков — в том числе в адрес Турции.

Эту речь слушали с разочарованием те, кого называют политические ястребы, то есть люди совершенно политически сумасшедшие. И, наверное, с удовольствием слушало большинство правящих элит, потому что Путин сказал им, что хуже не будет, хуже постараемся не сделать.

Здесь какой-то размытый нечеткий сигнал о том, что команда Кремля еще не потеряла благоразумие окончательно и понимает, что дальше заходить нельзя. Это сопровождалось частными нестратегическими сигналами в адрес делового сообщества.

Находясь в России, то есть в стране, где не уважают жизнь и свободу людей, всегда надо приветствовать намерение частично декриминализовать Уголовный кодекс, благодаря чему какое-то количество людей освободится из лагерей. Это однозначно позитивный сигнал.

Все остальные тезисы президента можно понимать по-разному. И продолжение амнистии капитала, которая носит полицейский характер. И борьба с коррупцией, которая уже стала постоянной мантрой для российских властей, которые уже сами по себе ничего не обозначают».

Владимир Тихомиров, главный экономист ФГ БКС

«Главная суть послания в экономической части сводилась к тому, что нужно обеспечить стабильность российской экономики, что является главной задачей, которую президент ставит во время всех сроков своего правления, а также к тому, что надо улучшать инвестиционный и деловой климат, что мы также уже много раз слышали.

Конкретные меры, которые предлолжил Путин, начиная от отказа налогообложения купонных доходов для физических лиц и заканчивая сокращением проверок бизнеса и уменьшением контролем со стороны бизнеса, а также задачи, связанные с декриминализацией некоторых статей Уголовного кодекса, не стали большой новостью. То же самое касается предложения продлить амнистию капитала, которая не пользуется большой популярностью у бизнеса.

Мы слышали то, что слышали и раньше. Это позитивно, так как делается упор на улучшение предпринимательского климата. Перед правительством ставится задача не надеяться на рост нефтяных цен и развивать несырьевой экспорт. Но это мы уже все слышали. Я не услышал ничего в послании, что было бы по-настоящему новым».

Наталия Орлова, главный экономист «Альфа-банка»

«В послании было много экономических комментариев. Но они сводились к тому, что хорошо бы нам обеспечивать самостоятельно внутренний рынок продовольствия за счет своих производителей. Была тема о том, что мы должны участвовать в международном разделении труда с намеком на то, что мы сможем что-то экспортировать. Была тема об амнистиции капитала, очень важная, была тема материнского капитала, была тема кооперации со странами ШОС.

Тем было очень много, но они не укладываются в какую-то единую новую концепцию.

Мне бросилось в глаза, что несколько раз звучала тема региональных финансов. Регионы, возможно, получит возможность обнулять налогую ставку по прибыли. Было упомянуто то, что регионы не очень выполняли социальные обязательства. Новой неожиданной темой можно назвать то, что федеральный центр может ужесточить выполнение обязательств регионов и одновременно даст им больше полномочий по управлению финансами».

Валерий Миронов, замдиректора института «Центр развития» Высшей школы экономики

«Мало сказано о свободе конкуренции и реформе судебной систем. Нужна более сильная конкуренция между политическими партиями и усиленный контроль со стороны прессы. Это необходимо для развития экономики. Но в этом плане трудно рассчитывать.

Отрезвление будет происходить после той эйфории, которая была связана с ценами на нефть. Трудно от этого отвыкнуть. Ресурсное благословение превратилось в ресурсное проклятие. Теперь нужно затягивать пояса и работать.

Усилия должны быть связаны не только с импортозамещением, о чем президент говорил, так как нет внутреннего спроса. Нужно повышать внутреннюю эффективность производства, повышать конкуренцию. А для этого надо развивать судебную систему и свободную прессу, которая выступает элементом борьбы с коррупцией.

Институты развития вряд ли помогут. Они созданы для перераспределения государственных денег. Мы видим, что институты развития сами нуждаются в помощи. Когда денег нет, то и денег на поддержку институтов нет. Эта система может быть эффективна только в случае, если есть какой-то контроль — со стороны политической партии или свободной прессы».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.