Прозвучавшее в четверг двенадцатое послание российского президента Владимира Путина Федеральному Собранию показало, что он понимает необходимость вновь сосредоточиться на внутренних проблемах после длящейся два года грандиозной и болезненной внешней экспансии. Послание также показало, что он понятия не имеет, как вытащить Россию из того затруднительного экономического положения, в которое она попала.

Прошлогоднее послание изобиловало язвительными замечаниями о попытках Украины выйти из российской сферы влияния, ревизионистскими историческими ссылками в обоснование аннексии Крыма и саркастической антизападной риторикой. На сей раз Путин наполовину сократил свои высказывания о внешней политике. Украину он не упомянул ни разу. Критику в адрес Америки он ограничил парой презрительных заявлений о ее роли на Ближнем Востоке. Даже Турция, ставшая последним из многих врагов, нажитых Путиным с момента возвращения на президентский пост в 2012 году, и та удостоилась всего трех минут его времени, хотя выступление длилось ровно час.

Турция стала единственной страной, которой Путин пригрозил в своем выступлении. Он сказал, что Анкара не отделается теми слабыми экономическими санкциями, которые вводит Россия, и что возмездие за сбитый в прошлом месяце возле сирийской границы российский бомбардировщик будет намного серьезнее. «Мы еще не раз напомним о том, что они сделали. И они еще не раз пожалеют о содеянном. Мы знаем при этом, что надо делать», — сказал Путин, не уточнив при этом, каковы его конкретные намерения.

Остальная часть президентского послания была посвящена внутренним делам. Для оптимиста это хороший знак. «Послание достаточно сбалансированное, — написал в Твиттере бывший министр финансов и либеральный экономист Алексей Кудрин, который, согласно имеющейся информации, может вернуться на высокий пост в администрацию Путина. — И переход поддержки населения по нуждаемости, и некоторые послабления бизнесу. Подчеркивается важность свободы предпринимательства и признается засилье силовиков».

Действительно, Путин упомянул о том, что в 2014 году правоохранительными органами было возбуждено почти 200 тысяч уголовных дел по экономическим преступлениям, из которых приговором закончились лишь 15%. Но при этом 83% предпринимателей, на которых были заведены уголовные дела, потеряли бизнес. «То есть их попрессовали, обобрали и отпустили. И это, конечно, не то, что нам нужно с точки зрения делового климата. Это прямое разрушение делового климата», — сказал Путин.

Президент не стал говорить о том, что он намеревается делать в связи с систематической экспроприацией частных компаний в стране. Он предпочел проигнорировать опубликованные недавно прямые доказательства того, что Генеральная прокуратура и Следственный комитет, являющиеся ключевыми структурами российской правоохранительной системы, коррумпированы снизу доверху.

Борец с коррупцией Алексей Навальный на этой неделе обнародовал результаты расследования коммерческих интересов семьи генерального прокурора Юрия Чайки и семей других высокопоставленных прокуроров. Навальный и его помощники представили документы, указывающие, согласно их заявлениям, на связи с организованной преступностью, на случаи вымогательства и вопиющего обогащения на государственных контрактах, доходы от которых пошли на покупку недвижимости в Греции и Швейцарии. Почти одновременно анти-путинские оппозиционные средства массовой информации опубликовали материалы дела испанской прокуратуры против группы российских гангстеров, в которых утверждается, что члены этой преступной группировки помогали продвигаться по карьерной лестнице руководителю Следственного комитета Александру Бастрыкину.

Те статистические данные, которые Путин привел в своей речи, показывают, что он осведомлен о том, как работают его правоохранительные органы. Их цель зачастую состоит не в пресечении преступлений, а в захвате бизнеса. Тем не менее, он уже много лет терпит такое положение вещей, потому что правоохранительные органы помогают ему держать Россию под контролем. Он явно не собирается выступать против них сейчас, осуществляя сразу несколько авантюр за рубежом.

Путин признал, что два главных предложения по улучшению условий для частного бизнеса, с которыми он выступил в 2014 году, потерпели неудачу. Это было обещание о том, что государственные органы будут реже подвергать бизнес проверкам, и амнистия для капитала, выведенного из страны в последние годы. Вымогательские инспекции, признал Путин, продолжаются как и прежде («Мы где-то сокращаем, они где-то опять вырастают», — сказал Путин об «армии контролеров»). По поводу амнистии президент заявил, что «бизнес не спешит воспользоваться этой возможностью». Он опять же показал, что достаточно информирован, однако не может, или скорее не хочет ничего делать для частного бизнеса в той системе, которая занимается перераспределением ресурсов в пользу тех, кто обладает административной властью. Ведь он сам построил эту систему, назвав ее «вертикалью власти».

Путин имеет неплохое представление о том, что сырьевой российской экономике предстоят трудные времена. «Мы должны быть готовы к тому, что и период низких цен на сырье, да и, возможно, внешние ограничения, могут затянуться, и затянуться надолго, — сказал он. — Ничего не меняя, мы просто-напросто проедим наши резервы, а темпы роста экономики будут колебаться где-то на нулевой отметке». Но прозвучавшие в его речи предложения никак не изменят ситуацию: основную часть своего послания он посвятил рассказу о социальных и инфраструктурных проектах, которые стояли в повестке еще до рецессии.

Наверное, оптимизм Кудрина не совсем оправдан. Даже если его и прочих так называемых «системных либералов» призовут обратно на государственные посты, они ничего не смогут добиться в рамках прогнившей системы. Путин дал им ложную надежду, продемонстрировав некую готовность заняться внутренними делами, но внешняя агрессивность это все, что удерживает Путина у власти, поскольку на внутреннем фронте он терпит неудачу за неудачей.

В конце выступления российский руководитель вспомнил слова химика Дмитрия Менделеева, который в 1869 году создал периодическую систему элементов: «Разрозненных нас сразу уничтожат. Наша сила в единстве, в воинстве, в благодушной семейственности, умножающей прирост народа, и в естественном росте нашего внутреннего богатства и миролюбия». Законодатели и знаменитости зааплодировали, но вряд ли кто-то из них читал ту работу, из которой была взята цитата. Это единственное заявление Менделеева на тему политики и экономики «Заветные мысли», опубликованное в 1905 году. Вот еще одна цитата из этой работы:

Как народ очень реальный, русские не могут долго жить самообманом и в своем царе прежде всего видят своего Державного предводителя русских войск, защищающих простор земли, нужный для скорого умножения русского народонаселения. Сколько бы нам ни твердили извне и сколько бы раз сами мы ни чувствовали, что будущность наша много зависит от качества внутреннего строя жизни, но живой, чисто реальный инстинкт подсказывает нам при этом всегда, что важнее-то всего оборона страны и организация ее военных сил.

На фоне такого высказывания русского ученого отсутствие воинственных ноток в послании президента было каким-то странным отклонением, признаком временной слабости. Но скоро снова начнется разжигание военной истерии — ведь иначе Путину никак не сохранить поддержку россиян в условиях слабой экономики и коррумпированного государства.

Содержание статьи может не отражать точку зрения редакции, компании Bloomberg LP и ее владельцев.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.