В Москве в последний день осени Конгресс интеллигенции провел первые слушания в рамках запланированного еще в прошлом году Общественного суда над сталинизмом. Эти слушания были приурочены к 76-летию начала первой военной агрессии СССР против Финляндии («Зимняя война»). Тематика первого заседания касалась т.н. «довоенных агрессий» СССР против стран Балтии, Финляндии, Польши и Румынии, которые происходили во время Второй мировой войны и в непосредственной связи с ней, но до начала т.н. «Великой Отечественной войны» СССР против гитлеровской Германии. В дискуссии приняли участие такие спикеры, как историк, профессор Борис Соколов (постоянный автор «Дня»), кандидат исторических наук Михаил Минц, правозащитник Лев Пономарев, правозащитник и юрист Евгений Ихлов, политолог Георгий Сатаров, политик Леонид Гозман и другие.

После обмена мнениями и бурной дискуссии между учеными-историками было решено: четче формулировать цели и задачи подобных слушаний, стремиться использовать их результат для донесения правды о преступлениях сталинского режима широчайшим массам с помощью современных форм подачи материала, связывать исследование проблемы сталинских преступлений с историей СССР и всего мира. То есть попытаться ответить на вопрос, на который ученые, по мнению участников, еще не отвечали: «Как сталинские преступления отразились на развитии российского (советского) общества и мировой цивилизации?»

В целом проведение первых слушаний Общественного суда — серьезный и смелый шаг, осуществленный лучшей частью российской интеллигенции. Ведь в нынешней России хоть и официально провозглашен (при «плюшевом президенте» Медведеве) курс на десталинизацию, реально полтора десятилетия происходит ресталинизация, в последнее время — в неприкрытых формах. К этому процессу подключена вся путинская рать — от иерархов РПЦ и «сына юриста» Жириновского до гениальных профессоров и телепропагандистов. Ныне прямо говорить о преступлениях большевизма как такового, о необходимости общенационального покаяния за построение первой на планете тоталитарной системы (которая служила образцом для Гитлера и Муссолини, Чаушеску и Кастро) в России трудно. Поэтому Конгресс интеллигенции уместно сосредоточился на сталинском периоде, в котором преступления системы обрели такой размах, что их отрицать собственно невозможно. С другой стороны, сталинизм — это краеугольный камень идеологии «кремлевских чекистов» (были, мол, ошибки, были лишние репрессии, но спасли человечество, создали великое государство!), потому суд над сталинизмом не может не приобрести черты суда над путинизмом. И даже замалчивание факта этого суда в ведущих масс-медиа России не уменьшает его значения — в конце концов, в эпоху Интернета политически адекватные россияне знают о его установлении.

Первые слушания сосредоточились на одном из самых вопиющих проявлений российского империализма и тоталитаризма. «Передвоенный период» — это в действительности период войны, период участия СССР во Второй мировой войне на стороне стран Оси. Все жертвы советской агрессии на момент осуществления этой агрессии были членами антигитлеровской коалиции (Польша) или сочувствовали ей и были дружественны к западным демократиям. Они были либо захвачены, либо, как демократическая (без кавычек) Финляндия, вынуждены искать помощь в Берлине, когда в 1940 году вплотную встал вопрос о повторной советской агрессии и оккупации страны.

Своевременным кажется вопрос, который возник в итоге слушаний. Развернутой попытки ответа на него действительно пока нет, хотя многие авторы писали и пишут на эту тему. Это покойный российский публицист Игорь Бунич, тот же Борис Соколов, Марк Солонин… На Украине над этой проблемой постоянно работает автор «Дня», профессор Станислав Кульчицкий, да и автор этих строк немало о большевизме как мировом явлении написал.

Разумеется, что ответ на поставленный на слушаниях вопрос — дело не столь простое. Соответствующее исследование (точнее, комплекс исследований) должно быть осуществлено усилиями не только собственно российских научных работников (если они сами это сделают, тоже хорошо, но тогда не будет стереоскопичности взгляда — и из метрополии советской империи, и из ее колоний и протекторатов). Почему бы, скажем, фонду Ходорковского «Открытая Россия» не профинансировать такое исследование? Собственно, фактов (несмотря на закрытость главных архивов России) уже хватает, нужны обобщения среднего и высшего уровней, сделанные независимыми от российской власти и от имперской идеологии экспертами.

Появляется закономерный вопрос: а как у нас? Возможно ли, стоит ли проводить подобные акции на Украине? Особенно сейчас, когда кое-где со скрипом (порой очень большим) идет десоветизация и декоммунизация, стоило бы провести что-то подобное? Тем более что попытки такого рода были в 1990-е, есть определенный опыт. Не всегда попытки эти были удачными и резонансными, однако и неудачными их назвать отнюдь нельзя, так как они в значительной мере подготовили позитивное восприятие основной массой общества и политикума законов относительно декоммунизации…

Как по мне, гражданское общество и научное сообщество Украины вполне способны организовать такого рода слушания, только сосредоточившись на несколько иных проблемах большевистского господства (без каких-либо реверансов относительно «достижений» прошлой эпохи) — российско-советский колониализм, оккупация, геноцид и так далее. Такие акции следует тщательным образом продумать, чтобы прозвучал собственно украинский подход к оценке преступлений большевизма. Кроме того, украинские эксперты могут выступить и на российских слушаниях. Разумеется, ехать в Москву украинцам не рекомендовано, потому что можно надолго остаться за решеткой Лубянки, а с помощью скайпа принять участие весьма возможно. Суд над сталинизмом и большевизмом — пусть пока общественный — должен наконец состояться, и без разных форм украинского участия он окажется несовершенным.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.