США и Россия встали на скользкий путь, увеличив степень своего военного участия в сирийской гражданской войне и интенсивность операций против боевиков «Исламского государства» в ответ на провокации террористов.

Несмотря на чудовищный теракт, который произошел на прошлой неделе в Сан-Бернардино, риски внутри России для Владимира Путина гораздо выше, чем риски президента Обамы, поэтому вероятность того, что Москва еще глубже увязнет в сухопутной войне в Сирии, тоже существенно выше по сравнению с Вашингтоном.

«Особая опасность для нас исходит от боевиков, которые сконцентрировались в Сирии. Среди них немало выходцев из России, из стран СНГ», — сказал Путин в ходе своего ежегодного обращения к Федеральному Собранию в четверг, 3 декабря, которое является своеобразным эквивалентом ежегодного послания президента США Конгрессу.

«Мы знаем, что такое агрессия международного терроризма, — продолжил Путин, имея в виду теракты и атаки смертников середины 1990-х годов, которые были организованы исламистскими экстремистами. — Эти трагедии унесли тысячи жизней… Это зло до сих пор дает о себе знать».

В октябре Путин заявил, что число граждан России и стран СНГ, отправившихся в Сирию сражаться на стороне «Исламского государства», составляет примерно 5-7 тысяч человек. Тогда он добавил: «И мы, конечно, не можем допустить, чтобы опыт, полученный в Сирии, они позднее применили бы у нас дома».

В ходе совместной пресс-конференции с президентом Франции Франсуа Олландом, которая прошла 26 ноября, Путин снова вернулся к теме прямой угрозы для России. Он назвал российских граждан, воюющих в Сирии, «международными террористами» и объяснил военные действия России на северо-западе Сирии необходимостью предпринять меры уже на дальних подступах, чтобы помешать этим людям вернуться в Россию для совершения своих преступлений.

Далее Путин объяснил: «Вот почему было принято решение о военной операции на основании официального обращения законной, легитимной сирийской власти. И в Сирии наши вооруженные силы сражаются прежде всего за Россию, отстаивают безопасность именно наших граждан».

Прежде Россия не раз сталкивалась с угрозой со стороны исламистских радикалов, которые являются частью многочисленного мусульманского сообщества, проживающего на территории России и составляющего примерно 10-15% от общей численности населения страны.

В ответ на начало российских бомбардировок в Сирии «Исламское государство» опубликовало несколько видеозаписей, в которых его боевики угрожали очень скоро отомстить.

17 ноября «Исламское государство» взяло на себя ответственность за бомбу, из-за взрыва которой 31 октября на Синайском полуострове потерпел крушение российских пассажирский самолет. Это заставило Путина, который ранее воздерживался от заявлений о крушении самолета, в результате которого погибло 244 человека — мужчин, женщин и детей — пообещать: «Мы найдем вас в любой точке планеты и накажем». Тогда он распорядился начать ракетные удары в Сирии и отправить туда дополнительные самолеты и отряды сухопутных войск. ФСБ объявила награду в 50 миллионов долларов за информацию о террористах, организовавших этот взрыв.

Между тем, «Исламское государство» продолжило свою антироссийскую кампанию.

В среду, 2 декабря, за день до ежегодного обращения президента к Федеральному Собранию, «Исламское государство» обнародовало видеозапись казни россиянина, предположительно из Чечни, который признался в том, что он занимался шпионской деятельностью в Сирии в пользу России. Бородатый мужчина, который назвался 23-летним Магомедом Хасиевым из Грозного, заявил, что он работал под прикрытием в Сирии и Ираке и собирал информацию для ФСБ о россиянах, которые перешли на сторону «Исламского государства».

Вашингтон и Москва заинтересованы в том, чтобы уничтожить руководящее звено «Исламского государства» и помешать исламистским боевикам атаковать российских и американских граждан. Обе столицы отреагировали на очередные теракты ИГИЛ за пределами Сирии, отправив туда отряды специального назначения.

В воскресенье, 6 декабря, иранское информагентство Fars New Agency сообщило, что в сирийскую провинцию Хомс прибыли более 60 российских морских пехотинцев, чтобы оказать помощь тем отрядам сирийской армии, которые сражаются под Пальмирой. 1 декабря министр обороны США Эштон Картер (Ashton Carter) объявил о том, что элитные подразделения спецназа отправятся в Ирак и Сирию на поиски лидеров ИГИЛ.

Тем не менее, такое минимальное увеличение численности сухопутных войск и усиление воздушных кампаний России и коалиции во главе с США не решают внутренние проблемы в Сирии и Ираке, которые способствуют укреплению позиций ИГИЛ.

«Нет никаких значимых официальных докладов о прогрессе в формировании эффективных правительственных войск Ирака, сильных и слабых сторонах иракской армии, успехах и неудачах в попытках создать арабские суннитские войска и сильных и слабых местах иракских курдских сил», — написал Энтони Кордсмен (Anthony H. Cordesman), военный аналитик, занимающийся регионом Персидского залива в Центре стратегических и международных исследований в Вашингтоне, в своей статье, опубликованной в четверг, 3 декабря. Он добавил, что «не существует также никакого убедительного плана или попыток совместить американскую, арабскую и турецкую кампании… а также значимой повстанческой силы, которая могла бы справиться с ИГИЛ — и с армией Асада».

Формирование местных сил в Ираке и Сирии остается дилеммой для администрации Обамы вот уже три года. Как сказал Обама в воскресенье, 6 декабря, «стратегия, которой мы сейчас придерживаемся — авиаудары, спецназ и работа с местными группировками, которые борются за то, чтобы вернуть контроль над собственной страной — поможет нам достичь более устойчивой победы».

Вопрос заключается в том, смогут ли Россия и/или США избежать того, что Обама назвал «втягиванием в очередную долгую и дорогостоящую наземную войну в Ираке и Сирии». Он совершенно верно отметил, что лидеры ИГИЛ «знают, что они не могут победить нас на поле боя… Но они знают, что если мы оккупируем чужие территории, они смогут долгие годы вести партизанскую войну, убивая тысячи наших военнослужащих, истощая наши ресурсы и используя наше присутствие, чтобы пополнять свои ряды новыми боевиками».