В свои 23 лет Сара Винтер (Sara Winter) вступила в пору материнства: менее трех месяцев назад она родила дома первого ребенка, Гектора Валентина, а на этой неделе представляет общественности свою дебютную книгу в электронном формате «Авантюристка, нет! Семь предательств феминизма» (Vadia, Não! Sete Vezes que Fui Traída pelo Feminismo, 12,5 реалов, доступна в интернете).

Как понятно из названия, 50-страничная книга представляет собой повествование бывшей активистки, разочарованной в движении за гендерное равенство. Среди упоминаемых эпизодов есть один, в котором соратница Сары оставляет ее мерзнуть на улице ночью, без крыши над головой, потому что той удалось поцеловать мужчину, которого она хотела на протяжении нескольких месяцев. В другом отрывке рассказывается, как группа принуждает ее, не способную сопротивляться, пробовать кокаин.

«Многое я не стала включать в эту книгу», — говорит Винтер, в 19 лет ставшая публичной фигурой как первая бразильянка, присоединившаяся к Femen, украинской протестной группе, участницы которой проводят манифестации с обнаженной грудью. Она также является фигуранткой 13 дел, в большинстве своем по обвинению в непристойном поведении. «Я не знаю, хватит ли у меня теперь денег на продукты».

Сара порвала с Femen менее чем через два года, обвиняемая в фашизме и денежных кражах — и то, и другое она отрицает. «Вот уже более года, как я собиралась рассказать о том, что со мной произошло, но тогда мне казалось, что говорить плохо о феминизме это ересь».

Война есть война


Решение Сары наконец обо всем написать было спровоцировано гневом бывших соратниц, которые, по ее словам, преследуют ее в интернете, называя предательницей или кем похуже. «Потом они принялись за моего сына, и тогда я сказала себе: хватит. Война так война. Я расскажу о всех злоключениях, через которые мне из-за них пришлось пройти…»

Она села за компьютер и за десять дней написала книжку, которую опытный читатель прочтет за полчаса. Там нет прямых упоминаний Femen, но можно догадаться, кем являются некоторые персонажи, имен которых Сара не называет. «Я не хотела ввязываться в очередную перебранку с этими женщинами из левых. Те, у кого я чаще всего находила приют и понимание в своей жизни, были женщины правых убеждений или женщины, не имеющие ни малейшего представления о феминизме».

Два месяца назад Сара изменила свою позицию. Теперь она называет себя про-женщина. Говорит, что получила более 600 сообщений от женщин, которые хотели примкнуть к феминизму, но «подверглись унижению из-за незнания специфических тем, из-за своей аполитичности или религиозности».

Несмотря на новую терминологию, мотивы остались по сути прежними, утверждает Сара. «Я практикую другой феминизм. Проблема в том, что само слово “феминизм” чересчур пугает, поэтому я перестала его использовать».

«[Феминизм] стал “мейнстримом”. Это вводит многих девочек в заблуждение: это движение — далеко не такая прекрасная вещь, какой они его себе представляют». По словам Сары, ее новая позиция не противоречит феминизму. «Это движение, нацеленное на то, чтобы сделать жизнь женщин лучше? Да, но большинство из них принадлежат буржуазной, университетской среде, имеет доступ в Интернет. Оно не доходит до женщин на периферии».

Сара признается, что сама никогда не получала помощь от своих соратниц. Во время беременности, мысль о которой считала «абсурдной», пока она не материализовалась, Сара обратились за помощью к врачам, которые консультировали ее бесплатно в рамках университетских программ. Через них она узнала о НПО, берущей на себя заботу о женщинах, которые, несмотря на отсутствие у них соответствующих условий, все-таки не желают прерывать беременность. Дородовой уход, врач, психолог, крыша над головой. «Мне это показалось очень по-феминистски».

Сару настолько заинтересовала эта инициатива, что она пообещала направлять по одному реалу с каждой проданной книги организациям, выступающим против абортов. «Что касается акта об абортах, то я против него. Я выступаю в защиту легализации, но только до 12-й недели беременности. Потому что мне кажется, что с легализацией уменьшилось количество абортов и смертей тех, кто не имеет соответствующих условий, чтобы его сделать». Сара утверждает, что не станет бороться за декриминализацию прерывания беременности.

Когда Сара узнала о своей беременности, она вернулась к маме в провинциальный городок в Сан-Карлуше. До этого она жила в Рио и совсем недавно рассталась с военным, за которого вышла замуж в октябре, чтобы в июне развестись. Ее нынешний бойфренд, с которым, по словам Сары, у нее складываются «лучшие в жизни отношения», живет далеко.

Но Сара хочет пустить корни в провинции. Протесты нагишом были интересным периодом, к которому она, однако, уже не собирается возвращаться. «Я намерена заняться политикой. Сейчас я ищу партию, к которой мне бы хотелось присоединиться, и пытаюсь решить, на какой пост я выдвину свою кандидатуру». Сара рассматривает возможность побороться за кресло депутата муниципального совета в Сан-Карлуше. «Я хочу внести перемены в жизнь женщин посредством государственной политики».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.