В разгар войны в Ливии в 2011 году американцы размышляли об истинных мотивах Николя Саркози и высмеивали роль Бернара-Анри Леви в этой авантюре.

Этот исторический период оказался в самом центре вспыхнувшего в США скандала вокруг публикации частной переписки бывшего госсекретаря. Обнародованная в начале года новая порция электронных писем Хиллари Клинтон (с ней, кстати, можно ознакомиться прямо на сайте Госдепа) затрагивает войну в Ливии, начало которой положил прошлый президент Франции.

2 апреля 2011 года Сидни Блюменталь (бывший сотрудник Билла Клинтона в Белом доме и давний друг Хиллари) отправил госсекретарю «конфиденциальное» письмо с оценкой мотивов Николя Саркози, который тогда решил поддержать ливийских повстанцев.

Там говорится не о гуманитарном кризисе или угрозе для мирного населения, а стратегических, экономических и политических интересах (и, что немаловажно, золоте).

Сборщик сведений

Как пишет Дэвид Игнатиус из The Washington Post, Блюменталь получил сведения по Ливии от бывшего сотрудника ЦРУ Тайлера Драмхеллера. Другие источники выражали сомнения насчет достоверности информации Блюменталя, однако Хиллари Клинтон (она хотела взять его в свою команду, но ей помешали из Белого дома) продолжала слушать его: по мнению, Foreign Policy, он был для нее «неофициальным сборщиком сведений».

В письме приводился список из пяти факторов, которые подтолкнули Николя Саркози начать войну в Ливии:

  • стремление расширить долю в ливийской нефти,

 

  • усилить влияние Франции в Северной Африке,

 

  • улучшить внутриполитическую ситуацию во Франции,

 

  • дать французской армии возможность восстановить свое положение в мире,

 

  • развеять беспокойство советников касательно долгосрочных планов Каддафи по замещению Франции в качестве доминирующей державы в Западной Африке.


Кроме того, в письме отмечается существование казны Каддафи (143 тонны золота и примерно столько же серебра), которую якобы перевезли из Триполи в Себху (юг Ливии) через две недели после начала военных операций.

«Это золото было накоплено до нынешнего восстания и предназначалось для формирования панафриканской валюты с опорой на ливийский золотой динар. План заключался в том, чтобы предложить странам франкоязычной Африки альтернативу франку КФА».

7 миллиардов долларов

Автор письма оценивает эти запасы в 7 миллиардов долларов и уточняет, что их существование было установлено французской разведкой после начала восстания в Ливии.

«Это стало одним из факторов, которые повлияли на решение президента Саркози начать операции в Ливии».

В те времена ходило множество слухов о золоте Каддафи и его планах на Африку, что создавало питательную почву для самых разных теорий и спекуляций.

Напомним, что военные операции начались 19 марта 2011 года по инициативе Франции и Великобритании при поддержке США (добиться ее оказалось непросто).

29 марта, то есть за три дня до этого письма, Бернар-Анри Леви (он стоял у истоков ливийской авантюры) рассказал в книге «Нелюбимая война» о беседе с Николя Саркози:

«Он был рассержен на Барака Обаму, который «собирался уйти». Он говорил с ним накануне вечером. Разговор выдался жестким. Очень серьезным и жестким. И он был уверен, что США попытаются отстраниться.

«Странно, — говорил он. — Сначала они были за. Категорически за. Сам Обама принял окончательное решение в споре Гейтса и Клинтон о вмешательстве. Но теперь… Не понимаю, что происходит… Он дал задний ход, я в этом уверен».

Бернар-Анри Леви — полезный идиот

«Члены Ливийского национального совета считают Бернара-Анри Леви, периодического эмиссара Саркози и самопровозглашенного интеллектуала, частично полезной, но несуразной личностью».

В тот самый момент, когда Клинтон получила это письмо, Леви находился в Нью-Йорке, где занимался активным продвижением информационной кампании в поддержку вмешательства в Ливии.

Если верить переписке Клинтон, госсекретарь все это время получала сведения, которые свидетельствовали о недоверии к действиям Франции в Ливии.

19 апреля Блюменталь сослался на членов Национального переходного совета Ливии, которые были обеспокоены тем, что ни французы, ни британцы, видимо, не собирались передавать им необходимое для победы оружие:

«Они особенно недовольны позицией Франции, потому что, по их словам, в самом начале восстания офицеры внешней разведки встречались с лидерами повстанцев и подталкивали их к выступлению против Каддафи, обещая предоставить помощь после начала боев».

Ответ Хиллари Клинтон на письмо:

«Ясно. Можно забрать у страны колонии, но от колониальных рефлексов это ее не избавит».

Блюменталь также подчеркивает, что французская разведка активно развивала связи с генералом Абдулом Фатахом Юнисом (этот офицер армии Каддафи перешел на сторону мятежников) в ущерб Халифе Хафтару, которого считали слишком близким к американцам… Юнис был убит при невыясненных обстоятельствах в июле 2011 года, а Хафтар сегодня играет одну из ключевых ролей в ливийском кризисе.

Мольер в Елисейском дворце

В другом письме к Хиллари Клинтон Блюменталь отмечает «уморительную» статью журналиста The Daily Beast Кристофера Дикки, который описывает «кровосмесительные» отношения Саркози, Леви-«Лоуренса Аравийского» и Карлы Бруни.

«Воздать этому должное мог бы только Мольер», — пишет он Хиллари Клинтон, которая сразу же поделилась новостью со своими советниками…

Эта случайным образом обнародованная переписка (все произошло в результате расследования действий Клинтон, которая продолжала пользоваться личной почтой, находясь на посту главы американской дипломатии) добавляет новых страниц в ливийское дело, а то, несомненно, вновь всплывет на поверхность в ближайшие месяцы.

Вопросы об обоснованности и условиях проведения этой войны могут вновь выйти на первый план на фоне все более четко встающей перспективы новых операций в Ливии (в том числе и французской армии) для противодействия Исламскому государству.

Поднимут их и в том случае, если Николя Саркози станет кандидатом в президенты и вынужден будет вспомнить о результатах своего прошлого пребывания на этом посту и в частности о необычной войне с катастрофическими последствиями.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.