«Выйди из помещения», — говорит мне имам. Через несколько минут он должен скрепить по мусульманскому обряду брак моей подруги и ее жениха. Я уходить отказываюсь. Мы ждем свидетеля, который застрял где-то в пробке на улицах Стамбула. Имам торопится на следующий обряд, срочно нужен другой свидетель.

На мое предложение взять на себя эту роль имам одаривает меня злобным взглядом. В конечном итоге свидетелем становится 18-летний сосед, который ни с невестой, ни с ее женихом не знаком. Да какая разница? Он — мужчина, его слово — закон. Мое — нет.

Будничный абсурд

Унижение, которое я испытала в тот день, сопровождает большинство девочек в Турции с ранних лет их жизни. Для мальчиков обряд обрезания — это первый шаг во взрослую мужскую жизнь. Это праздник с подарками. А девчонке в день, когда у нее начинаются первые месячные, мать дает «символическую» оплеуху, мол, ты теперь женщина, веди себя, как подобает! Мать поступает согласно расхожей турецкой пословице: «Кто дочь не бьет, бьет себя по колену», что в вольном переводе означает: «Родители сами виноваты, если дочь их не слушается и доставляет неприятности».

Презрение к женщинам в мусульманских обществах противоречит принципу равенства полов, гарантированному Всеобщей декларацией прав человека и Основным законом Германии. В исламе же женщина должна подчиняться воле сначала отца, потом — мужа; и всегда — воле общества.

Мужчины с детских лет привыкают к такому положению дел: женщина слаба, мужчина силен. Отсюда и убеждение, что с женщиной можно вытворять что угодно. Именно таким и был психологический фон преступлений, совершенных многими мужчинами в новогоднюю ночь в Кельне, вне зависимости от того, из какой они страны родом и как долго живут в Германии. Чтобы добраться до глубинных истоков проблемы, нам нужно в будущем вести дискуссию именно о таком воспитании и об основывающемся на нем распределении ролей.

Дайте слово женщинам!


Лучше всех знакомы с вышеописанными проблемами те женщины, которые критикуют и отвергают сложившуюся ситуацию в мусульманских обществах. Женщины, для которых новогодняя ночь в Кельне — не ЧП, а будни. Женщины, которые знакомы с таким поведением мужчин по площадям Таксим в Стамбуле или Тахрир в Каире. Женщины, которые не готовы больше молчать о распределении ролей в мусульманском обществе.

Чтобы не было недоразумений, сразу оговорюсь: у каждого есть право на мирную жизнь. Речь не идет об огульном отказе в приеме беженцам из исламских стран. Те, кто бегут от войны, конечно же заслуживают нашей помощи и солидарности. В первую очередь, это семьи, женщины и дети. Дети ни в чем не повинны, наш гуманитарный долг помочь им.

Говорить открытым текстом

© AP Photo, Giannis Papanikos
Беженцы на греческо-македонской границе


Но есть и проблемы, на которые нельзя закрывать глаза. Нынешний поток беженцев по масштабам и расстояниям уникален. Никто не знает, какой риск он таит, какие побочные последствия. Надо избегать черно-белого мышления. Мир сложен, каждый человек — индивидуальность.

Новогодняя ночь в Кельне показала: именно теперь надо говорить открытым текстом, не пытаясь при этом навесить друг другу ярлыки исламофобов или расистов. Надо всерьез воспринимать страхи и опасения всех людей. Это неотъемлемая предпосылка для сохранения наследия Просвещения, плоды которого мы с таким удовольствием пожинаем в Европе.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.