После террористических атак на Нью-Йорк и Вашингтон 11 сентября прошло всего несколько месяцев. Общественным мнением Соединенных Штатов завладели страх и ненависть. Прагматичные американские неоконсерваторы, которые уже давно задумывались о запуске нового проекта в мировой политике, были намерены воспользоваться создавшейся террористической угрозой.

Неоконсерваторы находились под влиянием концепции американского философа Фрэнсиса Фукуямы о конце истории и на основе либерально-демократических идей решили построить новый мир, новый и удивительный. Лишь несколько государств во всем мире не разделяли их планов. События 11 сентября создали условия для того, чтобы изменить взгляды оппонентов США и продвинуть идею о конце истории. Одним словом, идеологическая основа американских неоконсерваторов лежала в философии Лео Штрауса, Фрэнсиса Фукуямы и Сэмюэла Хантингтона.

В основании концепции Штрауса лежали три принципа: «власть элиты в духе Макиавелли», «непринятие секуляризма» и «враждебно настроенный национализм». Этот американский философ и историк был убежден, что политическая система может быть стабильной только тогда, когда ее консолидируют внешние угрозы, а если же их нет, их нужно создать и привести в действие. Сэмюэл Хантингтон начал свою политическую карьеру вместе с Генри Киссинджером и Збигневом Бжезинским в Совете внешних связей США, важнейшем стратегическом органе американской внешней политики. Начиная с 1969 года, Хантингтон занимал разные должности в политических структурах, органах безопасности и разведки. Он был убежден в том, что структура мировой власти в монополярном мире имеет четыре уровня и на самом высшем находятся Соединенные Штаты, которые по всем параметрам превосходят другие державы.

Тем не менее наиболее влиятельным человеком, направлявшим правительство Джорджа Буша-младшего, был Фрэнсис Фукуяма. В своей книге «Конец истории» он выдвинул совершенно новую концепцию, на основании которой он возвестил о конце истории после распада Советского Союза, и заявил, что с поражением марксизма у человечества не осталось никакой другой идеологии, кроме либерализма, ведь именно на ее фундаменте можно предложить подходящую модель для управления человеческим обществом. Как и Штраус, Фукуяма разделяет модели управления обществом на две группы: современные и несовременные. Современный мир, с его точки зрения, — это «совершенное благо», в то время как несовременный — «совершенное зло». В противостоянии между современным и несовременным мирами в конечном счете побеждает первый, и либеральная демократия как новая утопия заменяет собой традиционные идеологические конструкции. В рамках данной идеологии американские ценности превращаются в конечную цель всего человечества.

Президент США Джордж Буш впервые использовал термин «ось зла» во время выступления на заседании Конгресса 29 января 2002 года. Тремя ее важнейшими частями он назвал три государства: Ирак, Иран и Северную Корею. Лидер Соединенных Штатов фактически подменил понятие «совершенного блага», о котором писал Фукуяма, на современный американский мир, а понятие «совершенного зла» — на ось зла, то есть главных противников современного мира, в роли которых он представил Ирак, Иран и Северную Корею.

© AP Photo, William Kratzke
Теракт 11 сентября в Нью-Йорке


Несмотря на это, как и все мировые лидеры, руководство Ирана осудило террористические атаки 11 сентября. Любопытно, что среди 19 террористов, направивших самолеты на здания Всемирного Торгового Центра и Пентагона, не было ни одного иранца. Еще интереснее тот факт, что, кроме самого главаря террористов Усамы Бен Ладена, 15 террористов, участвовавших в этих атаках, были подданными Саудовской Аравии, союзницы правительства Джорджа Буша в его «войне с терроризмом». После того, как Соединенные Штаты вторглись в Афганистан с целью свержения власти талибов, иранские и американские дипломаты встретились в формате переговоров представителей стран-членов ООН для того, чтобы обсудить создание нового афганского правительства.

После этого специальный американский представитель по делам Афганистана Джеймс Доббинс в своей статье в газете Washington Post написал: «Ни один из участников не был столь эффективен, как Иран». Исламская Республика сотрудничала с ООН и в плане размещения на собственной территории почти одного миллиона афганских беженцев. Однако американские неоконсерваторы и их союзники, вооруженные лозунгом «мировой войны с терроризмом», сначала свергли экстремистское правительство талибов и заставили пуститься в бега лидера «Аль-Каиды» Усаму Бен Ладена, а потом вступили во вторую фазу своей глобальной операции. Продолжение террористических атак «Аль-Каиды» в разных частях света предоставляло неоконсерваторам возможность реализовать их мечту об окончании истории.


Американские средства массовой информации опубликовали сообщения о тайных связях Саддама Хусейна с международной террористической сетью, а политики США постоянно твердили мировому сообществу о сопротивлении Ирака действиям ООН по уничтожению арсеналов с оружием массового уничтожения. Было отчетливо ясно, что Ирак непременно станет очередной целью США в «мировой войне с терроризмом», однако многих удивило то, что эта страна также оказалась в президентском списке «оси зла». Это обстоятельство породило предположение о том, что после Ирака придет черед Ирана.

В годы второго президентского срока Джорджа Буша реформаторское правительство столкнулось с большим количеством внутренних проблем. Заявления американского лидера создали массу трудностей для Соединенных Штатов и на международной арене. Фактически его высказывания положили конец любым взаимодействиям между Ираном и США — даже в целях противодействия общему врагу.

На практике американская тактика, которая планировалась и реализовывалась на основе идеи о существовании «оси зла», была обречена на провал. Вот уже 14 лет Ираком управляет национальное правительство, близкое по своим убеждениям к Ирану. После решения своей ядерной проблемы Исламская Республика превратилась в региональную державу. Северная Корея на протяжении всех последних лет тоже многократно проводила ядерные испытания, однако единственной ответной мерой на них стало введение санкций.

Крутой поворот демократов

За последние месяцы Иран и Запад под руководством Соединенных Штатов сумели заключить своего рода международное соглашение по поводу иранской ядерной программы, которое стало ключевым моментом в истории международной политики Ближнего Востока и даже всего мира. Оказавшись у власти, демократическое правительство Барака Обамы сразу же попыталось наладить отношения с Ираном и решить его ядерную проблему, превратившуюся в настоящий мировой кризис. Однако в ходе переговоров с кабинетом Хасана Рухани американский президент оказался под сильным давлением республиканцев, которые, разделяя убеждения израильского правительства, выступали против соглашения с Ираном и добивались, чтобы давление на него было усилено. Нынешний президент США неоднократно заявлял об изменении позиции своей страны по отношению к Исламской Республике. Возглавляемые им демократы с самого начала стали проводить новую политику в адрес Ирана. Можно даже сказать, что американские президенты принципиально отличаются друг от друга в зависимости от своей партийной принадлежности, которая определяет стиль их руководства внутренними делами и влияет на международное положение США и ситуацию во всем мире. В противоречивой политике американских республиканцев и демократов по отношению к Ирану нет ничего нового. Об этом явно свидетельствует исторический анализ разных периодов правления республиканских и демократических правительств США. До президента-республиканца Джорджа Буша-младшего у власти находился демократ Бил Клинтон. С самого начала своего правления, совпавшего по времени с президентством Али Акбара Хашеми-Рафсанджани в Иране, Клинтон попытался ограничить влияние Ирана и изолировать его на международной арене в решении проблем региональной политики. С помощью санкций кабинет Клинтона в то время фактически запретил торговые отношения американских компаний и их иностранных представительств с Ираном. Санкции также помешали им принимать участие в инвестировании и развитии нефтяного сектора Исламской Республики. Однако вскоре к власти в Иране пришло правительство реформаторов, его глава президент Али Хатами выдвинул идею «диалога цивилизаций», и вновь появились надежды на возобновление отношений между Вашингтоном и Тегераном.

Извинения Олбрайт за переворот 1953 года

© AP Photo,
Демонстрация у дома премьер-министра Мохаммеда Мосаддыка в Тегеране, 28 февраля 1953 года


Во время своего выступления 17 марта 2000 года государственный секретарь США Мадлен Олбрайт извинилась перед иранским народом за американское вмешательство в 1953 году, когда было свергнуто правительство премьер-министра Мохаммада Мосаддыка. Этот шаг стал одним из очевидных доказательств попыток американских демократов улучшить свой имидж в глазах иранцев. Вслед за этим правительство Клинтона отменило санкции, наложенные на Иран в таких областях, как производство ковров, фисташек и икры, хотя эмбарго в нефтегазовой сфере осталось без изменений. В качестве ответного шага Исламская Республика также продемонстрировала свои благие намерения. Именно после этого в сентябре того же года Олбрайт и Клинтон приняли участие в ежегодном заседании ООН, на котором присутствовал и иранский президент. Американский лидер предпринял массу усилий для того, чтобы в рамках этого заседания встретиться и переговорить со своим иранским коллегой, однако Хатами тогда решил воздержаться от всякого рода контактов. Тем не менее это не помешало Олбрайт встретиться с министром иностранных дел Ирана Камалем Харази во время шестистороннего заседания по афганской проблеме. Эта встреча стала самым крупным дипломатическим событием в отношениях двух стран после захвата американского посольства в Тегеране в 1980 году.

До Клинтона высший пост в США занимал ярый республиканец Джордж Буш-старший, сорок первый президент от Республиканской партии. В период его правления на Ближнем Востоке произошли важные события. После нападения Ирака на Кувейт Буш-старший начал операцию «Буря в пустыне». Фактически именно с его прихода к власти Соединенные Штаты стали своего рода арбитром в урегулировании международных кризисов и принятии решений глобального масштаба. Длительное господство американцев в Персидском заливе можно считать одной из тактик Буша-старшего. Именно в годы его президентства произошла первая война в Персидском заливе, когда Ирак вторгся на территорию Кувейта. В ходе этой атаки американские вооруженные силы использовали воздушное пространство Ирана для оказания помощи кувейтцам. Одновременно с этим нейтралитет Исламской Республики в период первой войны в Персидском заливе можно трактовать как своего рода сотрудничество с Америкой. Некоторые аналитики убеждены, что президентство Джорджа Буша-старшего было наилучшим временем в плане создания условий для нормализации ирано-американских отношений. Тем не менее американское правительство и тогда выражало враждебность в адрес Ирана.

Республиканский стиль Рональда Рейгана

Республиканец Рейган больше других американских президентов демонстрировал свое отвращение к Ирану. Поддержка саддамовского режима в годы ирано-иракской войны 1980 — 1988 годов, поставка Багдаду оружия и химических средств, замалчивание фактов использования иракской армией химического оружия против иранских солдат и курдов в городе Халабдже на территории Иракского Курдистана и других местах — все это было только в годы правления Рейгана. Этот американский президент считал Израиль единственным союзником Соединенных Штатов в ближневосточном регионе. В 1988 году корабли военно-морских сил США потопили один катер Ирана и нанесли удары по двум его нефтяным платформам недалеко от Ормузского пролива. Спустя несколько месяцев американский ракетный крейсер атаковал иранский пассажирский лайнер. Тогда правительство США заявило, что это воздушное судно было принято за боевой самолет, однако уклонилось от извинений и даже от признания своей ошибки.

Демократ, ставший жертвой революции в Иране

Период президентского правления Джимми Картера совпал по времени с Исламской революцией в 1979 году. Эта революция полностью изменила политику Соединенных Штатов в регионе. Тем не менее бурное развитие событий в Иране не дало Картеру возможности выработать какую-либо устойчивую политику по отношению к новой иранской власти. Правда, апелляция американского президента к защите прав человека привела к тому, что последний иранский шах Мохаммад Реза Пехлеви отчасти смягчил свою репрессивную политику по отношению к оппозиции. И все же после революции и особенно кризиса с взятием в заложники членов дипломатической миссии США в Тегеране отношения иранского правительства с американскими демократами стали сходить на нет. Разумеется, после захвата в заложники 52 американских дипломатов между кабинетом Картера и иранскими властями начались переговоры. Тогда Соединенные Штаты, чтобы увеличить давление на Исламскую Республику, наложили эмбарго на экспорт нефти из Ирана и заморозили миллиарды долларов на иранских счетах. Джимми Картер относится к числу тех немногих американских президентов, которые занимали свою должность лишь один срок. Вполне понятно, что причиной тому послужил кризис с американскими заложниками и неудачные попытки Картера договориться об их скорейшем освобождении.

© AFP 2016, Pressens Bild Files
Женщины с портретом аятоллы Хомейни на антиправительственной демонстрации в Тегеране в 1978 году


Причины разного отношения к Ирану

Разное отношение президентов-демократов и президентов-республиканцев к Ирану можно объяснить особенностями структуры и идеологии обеих политический партий. Американские демократы с давних пор представляют интересы бедных фермеров, мелких собственников, среднего и низшего слоев городского населения, католиков, рабочих, афроамериканцев, простых трудящихся и безработных. Во внутренней политике все эти политики добиваются масштабных политических и социальных свобод, отмены дискриминации в отношении мулатского и негритянского населения, распределения власти и особенного внимания к соблюдению прав человека. Во внешней политике демократы всегда выступали сторонниками диалога и взаимодействия с другими странами. В отличие от них республиканцы в лице капиталистов, промышленников и высокообразованных людей действовали во внешней политике с большой долей категоричности. Решая внешнеполитические проблемы, Республиканская партия неизменно следовала политике «железного кулака». Сильно выражен в этой партии и дух милитаризма.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.