По разнарядке Миграционного ведомства коммуне Дандерюд достались для размещения в семьях 62 несовершеннолетних беженца без законных представителей. Разместили троих. Остальных, за деньги Дандерюда приняли другие коммуны.
 
Беженцы без законных представителей — это дети или подростки, добравшиеся в Швецию без родителей или близких родственников. Дандерюд — северное предместье Стокгольма — самая богатая коммуна Швеции, состояние каждого жителя которой составляет в среднем более 4 миллионов крон (400 тысяч евро).

Беженцы без законных представителей — это дети или подростки, добравшиеся до Швеции без родителей или ближайших родственников. Селят их в шведские семьи. Коммуны не имеют права отказываться от детей, обязаны найти им место. Но что делать, если никто не хочет брать на себя заботу об этих детях-подростках?

«Сейчас дела обстоят так, что совсем не просто найти приемную семью, потому что приезжает очень много беженцев-детей, — сказал в интервью нашему коллеге Варсаме Элми председатель правления коммуны Дандерюд Улле Райшенберг. — Мне бы хотелось, чтобы у нас в коммуне было много своих приемных семей, но найти их нам не удается».

Два года назад был принят в Швеции закон о принудительном приеме коммунами несовершеннолетних беженцев. И коммуны принимают — формально, помещая их в других коммунах и содержа их. То есть, несут за таких беженцев финансовую ответственность. Такое происходит, чаще всего, в муниципальных округах с малым количеством мигрантов. В коммуне Ваксхольм, дальний северо-восточный пригород Стокгольма, по списку 23 несовершеннолетних беженца без законных представителей. Лишь одному нашли приемную семью.

Не так это все задумывалось, не так, говорит София Эвалль-Линдберг, сотрудница Миграционного ведомства: «Целью было добиться более равномерного распределения беженцев, и она не может быть достигнута, если коммуны не солидарны друг с другом… И важно поэтому, чтобы коммуны создавали собственные структуры для приема таких детей».

Оппонент Софии Эвалль-Линдберг Улле Райшенберг считает, что самое главное — не то, где размещены беженцы, а то, как о них заботятся, и как они вливаются в шведское общество. И все равно, коммуна соберет экспертов, чтобы исследовать вопрос о создании центра проживания несовершеннолетних одиноких беженцев. Что касается дефицита приемных семей, то коммуна Улле Райшенберга сделала все, что могла:

«Я знаю, что наше социальное бюро несколько раз размещало в локальной прессе объявления о том, что нужны приемные семьи. Мы проводили необходимый маркетинг на различных информационных собраниях и тому подобное. И я знаю, что многие проявляли интерес, но потом, когда становилось ясно, какую ответственность человек на себя должен взять, интерес исчезал», — рассказал председатель правления коммуны Дандерюд Улле Райшенберг.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.