Оборонительный альянс как раз пригласил Черногорию стать его новым членом, и Бандоу отметил, что речь идет о стране, которой никто не угрожает и которая ничтожна в военном плане с армией в две тысячи человек: «Пригласить их вступить в НАТО аналогично приобретению нового друга в Facebook. По сути, это связано с тем, что американцы могут разъезжать по всему свету и красоваться, как популярны США».

Сравнение вполне разумное, поскольку оно актуализирует популярный вопрос, часто направляемый в центр поддержки Facebook — «как удалить имя человека из списка контактов?» Применительно к организации это звучало бы так: «Как отделаться от неудобного члена?»

Даг Бандоу подчеркивает, что, действуя на автопилоте, альянс рискует упустить из виду, как меняются его члены с течением времени. В качестве примера он приводит Турцию — государство со второй по величине армией в НАТО.

Турция в свое время фактически аннексировала часть другого суверенного государства (Кипр), опираясь на военную силу, и теперь использует ее, постоянно нарушая границы других стран. Турецкое руководство предпочитает нападения на курдов борьбе с ИГИЛ. Режим осуществляет цензуру в интернете, арестовывает оппозиционных журналистов и общественных деятелей.

Параллели с Россией разнообразны и поразительны. «Нам следует выгнать Турцию», — заявили в последние дни несколько американских экспертов.

Основополагающий документ НАТО говорит о защите демократии и правового общества. Однако, по мнению турецкого профессора политологии Басича, альянс, по-видимому, игнорирует процесс эрозии этой системы ценностей у некоторых своих членов. Помимо своей родины, он указывает на развитие ситуации в Венгрии и Польше.

Когда Йенс Столтенберг недавно представлял логотип предстоящего саммита в Варшаве в июле теткущего года, генсек НАТО вежливо обозначил его как символ современной Польши — «прогрессивной, энергичной и радушной». По иронии судьбы, он стоял рядом с консервативным польским министром иностранным дел Ващиковским (Witold Jan Waszczykowski)— человеком, который позже прославился борьбой с «пороками современности» — вегетарианцами и велосипедистами.

Иными словами, НАТО — это организация, находящаяся в глубоком ценностном кризисе. «Что делать?» — вопрос, который задают международные обозреватели как справа, так и слева.


Этот вопрос необходимо обсуждать в Швеции. Его следует иметь в виду в рамках дискуссии о возможном членстве страны в альянсе. Он присутствует в качества фона весьма серьезного доклада «Швеция, НАТО и безопасность», подготовленного общественной комиссией.

В данном случае мы имеем дело с группой экспертов, которая по собственной инициативе провела работу в соответствии с традиционным стандартом, установленным однажды «системой публичных комиссий» Швеции. В состав этой группы вошли такие опытные дипломаты, как Ганс Бликс (Hans Blix), Рольф Экеус (Rolf Ekéus), Свен Хирдман (Sven Hirdman) и Пьер Шори (Pierre Schori), а также общественные эксперты в области политики безопасности, например, Ларс Ингельстам (Lars Ingelstam), Стина Оскарсон (Stina Oscarson и Линда Окерстрём (Linda Åkerström).
 
В документе приводятся и сбалансировано рассматриваются аргументы за и против. Анализ международной обстановки учитывает как исторические, так и современные особенности.

Представленный группой обзор отношений Швеции с НАТО показывает, как мы шаг за шагом сближаемся с альянсом без какого-либо субстантивного обсуждения необходимости этого процесса. Разумеется, иногда это сближение опиралось на политистеблишмент, иногда становилось результатом временных военных факторов.

Последний крупный шаг был предпринят правоцентристским правительством, которое, находясь в полном политическом сознании и предвидя смену власти, в разгар интенсивной избирательной кампании поручило главкому ВС подписать меморандум о взаимопонимании по поддержке принимающей стороны, который еще предстоит ратифицировать риксдагу.

Важный вывод исследователей состоит в том, что данное решение парламента следует отложить на будущее. Надо дать возможность провести широкую дискуссию, разъяснить принципиальные вопросы о свободе страны от военных союзов, районах дислокации натовских сил и ядерном оружии. Наверное, против этого требования не будет возражать ни одна парламентская партия, если только, конечно, нас не хотят привязать еще сильнее к НАТО без всенародного обсуждения.

Авторы приводят целый ряд аргументов против вступления Швеции в альянс. Они опираются на анализ, учитывающий как военные, так и военно-политические факторы.

Эксперты рассматривают авторитарное развитие в России объективно и критически, однако без резких эмоциональных оценок. Затрагивая отношения Финляндии с НАТО и с большим соседом на Востоке, исследователи переносят их на выбор Швеции. Складывается впечатление, что они, не называя имен, солидаризируются с Г. Киссинджером, который в свое время отметил ценность позиции Финляндии как нейтрального посредника в Европе и предложил закрепить эту же функцию за будущей внеблоковой Украиной.

Этот же аргумент может быть выгодно применен и к Швеции. Никому не на пользу Европа, которая после разрушения Варшавского договора вновь будет состоять из двух антагонистических блоков, ведущих гонку вооружений.

Отдельный вопрос — экономические последствия присоединения к НАТО. Организация стремится к тому, чтобы ее члены тратили 2% своего ВВП на оборону. Мало кто реально выполняет это требование, однако вряд ли приходится ожидать, что богатой Швеции удастся избежать дополнительных трат. В этом случае, по прогнозам группы, военный бюджет придется увеличить на 40-60% в дополнение к уже принятому решению о повышении ассигнований на оборону.

В конце анализа комиссия делает важное замечание: газетные передовицы и комментаторы придают приоритетное значение чисто военным аспектам отношений Швеция-НАТО.

В свою очередь группа утверждает, что важнее соображения, касающиеся внешней политики и обеспечения долгосрочной безопасности. Имеется в виду возможный вклад Швеции в разрядку напряженности и дипломатию диалога с сохранением независимой позиции в международной политической игре.

Имея за плечами более чем 40-летний опыт работы государственного служащего, я прочитал сотни общественных исследований и готовил официальные рецензии на многие их них. Очень давно мне не приходилось читать настолько хорошо написанную и профессионально структурированную книгу, как эту. Для учебных кружков в народном движении, которое теперь должно вырасти, это идеальный базовый материал.

Отношение к НАТО, разумеется, должно стать важным вопросом предвыборной кампании к 2018 году. Другой вариант — проведение референдума, ведь наше возможное присоединение к военному альянсу носит, по крайней мере, такой же судьбоносный характер, как и вступление в валютный союз.

Прежде чем принимать новые решения об отношении Швеции к НАТО, нам следует в любом случае подождать развития ситуации, и не только в России. Возглавит ли Дональд Трамп самую мощную страну оборонительного альянса? Как долго в НАТО будут терпеть авторитарную и агрессивную политику Эрдогана? Будут ли новые националисты в ряде бывших коммунистических государств продолжать размывать европейскую общность ценностей?

Короче, вопросов много. Следите за развитием и не убирайте нынешний доклад по НАТО далеко на полку.

 

Торстен Чельвемарк — шведский журналист и публицист.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.