Датское правительство проводит нерешительную политику по отношению к России. Это вредит Дании, ЕС и миру. Мы рискуем очень скоро остаться в полном одиночестве в центре большого геополитического конфликта.

Мы должны, к сожалению, еще раз признать это после того, что происходило в России в последнее время. Действия Путина непредсказуемы, они наносят вред населению России и тем странам, которых эти действия затрагивают, независимо от того, идет ли речь об аннексии Крыма, бомбежке Алеппо или намеренном саботаже любых форм экономического или демократического развития соседей России. По-видимому, Путин не уважает никого и ничего: ни человеческие жизни, ни свой народ, ни ЕС или США.

В этой обстановке некая растерянность датского правительства и отсутствие у него четкой стратегии по отношению к России кажутся непонятными. С самого начала своей деятельности на посту министра иностранных дел Кристиан Енсен то прибегал к своей собственной российской дипломатии, то проводил линию ЕС и одновременно старательно избегал сказать слишком много из того, что могло бы вызывать неудовольствие в Москве. Самыми яркими примерами здесь являются противоречивый газовый проект Северный поток-2 и тот неприятный факт, что датская поддержка российскому гражданскому обществу и соседям была заметно урезана.


С этим нельзя мириться. Дания может и обязана поддерживать демократические силы России экономически и политически, и мы можем это делать лучше всего, играя активную роль в политике ЕС по отношению к России. Германия, Польша и прибалтийские страны полагаются на нас и прислушиваются к нам в этом вопросе. Поэтому мы могли бы играть важную роль в наведении мостов внутри ЕС и внести вклад в обеспечение самого главного — нерушимого единства ЕС. Единство оказывает самое сильное давление на президента Путина, но оно также отвечает интересам Дании, потому что мы как активный торговый партнер и единственная арктическая страна ЕС избегаем двусторонней конфронтации с Россией. Напротив, мы можем получить поддержку всего ЕС для сохранения этих мирных отношений. Поэтому Дания должна иметь собственную позицию и собственную стратегию.

И как же все это должно выглядеть? Позвольте мне кратко описать три важных момента, которые, как мне кажется, должны учитываться в политике Дании:

Во-первых мы должны понимать, что экономика России находится в свободном падении. Премьер-министр Дмитрий Медведев, глава Сбербанка Герман Греф и многие другие говорят сейчас открыто о том, что российская экономика находится на грани краха. Это связано с падением цен на нефть и санкциями Запада, но кризис является системным также потому, что Россия полностью зависит от экспорта нефти и газа, а ее экономика не дифференцирована.

Москвичи очень остроумно говорили об этом в январе 2016 года: «в Москве падают снег, акции и рубль.» Но благоразумно воздерживались от негативных высказываний о Путине. Ослабление российской экономики означает, что мы находимся в чрезвычайно рискованном положении. Потому что нет ничего опаснее экономически слабой, но сильной в военном отношении России.

Но экономическая слабость Путина — это, кроме того, еще и политическая возможность. Хотя санкции и падающие цены на нефть бьют сильнее всего по наименее социально защищенным гражданам России, и хотя пропаганда старательно использует их в своих целях, здесь нельзя ошибаться. Эти граждане оказывают большое давление на Путина, а этот потенциал может подорвать его власть.

Во-вторых понятно, что когда мы говорим о российской военной агрессии, то ответом не должно быть усиление вооружения. НАТО использует почти в десять раз больше средств на оборону, чем Россия, только в Европе этих средств в четыре раза больше. Проблема состоит не в том, что у нас нет достаточно военного железа, чтобы защитить нас или нейтрализовать Путина, если, упаси Боже, настанет Судный день. Именно чтобы избежать этот Судный день, мы должны очень постараться сделать нашу силу видимой, и не в последнюю очередь — в прибалтийских странах. Это — граница, и это — граница НАТО.
Но все страны должны также признать, что проблема за пределами территории НАТО — не в соотношении сил между НАТО и Россией, а в желании Путина реально применить свою армию для агрессии. Более сильная армия НАТО едва ли сможет что-либо изменить, если все страны НАТО «благоразумно» не захотят расширять военный конфликт с Россией за пределы своей территории в ситуации, когда испытывающий давление Путин станет абсолютно невменяемым.

© AP Photo, Steven Governo
Морпехи Британских Королевский военных сил совместно с португальскими морпехами высаживаются из лодки типа амфибия во время учений НАТО в Лиссабоне


На фоне этих двух первых пунктов совершенно ясно, в-третьих, что самый большой стратегический инструмент, самый большой кнут и самый большой пряник, которые есть у ЕС и Дании в отношениях с Россией, это наша политика в области энергетики. Мы — самый крупный импортер российской энергии, а энергетика, несомненно, является самым крупным источником доходов России. Россия будет очень плохо себя чувствовать, если мы решимся сделать себя менее зависимыми, в первую очередь, от российского газа.

Для Путина это серьезная проблема, потому что это угрожает также и олигархам, которые зарабатывают деньги на газе и сейчас поддерживают Путина. И наоборот, расширенное сотрудничество в области энергетики с Россией абсолютно по той же причине является самым большим пряником, который мы можем предложить Путину, если Россия решит снова стать партнером Европы. К тому же энергетика в самой большой степени является для России вопросом политики безопасности.

Если у кого-либо есть сомнения, достаточно посмотреть на новую стратегию безопасности России от 31 декабря 2015 года, где НАТО и особенно США рассматриваются как противники России, а энергетика — как одно из средств, которые Россия может использовать как средство силы. Дело в том, что Россия давно использует цены на газ, чтобы настраивать страны друг против друга как внутри ЕС, так и за его пределами.

В общем и целом я также хочу сказать, что политика в области энергетики, то есть признание ее значения в политике безопасности и более целенаправленное ее применение во внешней политике под эгидой Совета по энергетике, является, может быть, самым важным элементом стратегии Дании и ЕС в отношении России.

Это относится, конечно, и к нынешним санкциям, которые также влияют на инвестиции в области энергетики, и которые становятся с каждым днем все более эффективными. Здесь Дания должна активно поддерживать санкции ЕС, пока Россия не выполнит Минские договоренности, и одновременно показывать экономический потенциал, который Россия может использовать, если договоренности будут выполнены.

Все это относится и к противоречивому проекту Северный поток-2, который является чисто геополитической инвестицией России. Несмотря на то, что в современных поставках газа используется только половина нынешних мощностей, Россия хочет стать гарантированно независимой от транзита газа через Украину и Центральную Европу. Это позволит России угрожать остановкой поставок газа в эти страны без негативных последствий для своей экономики, а также лишить Украину больших доходов от транзита газа в Европу.

21 января этого года Европейский парламент призвал страны-участницы остановить строительство Северного потока-2, и с тех пор в Энергетической комиссии и между европейскими странами и Италией с одной стороны и Германией с другой идет напряженный диалог. Дания в настоящий момент держится в стороне и надеется, что Комиссия ЕС признает проект противоречащим третьему пакету ЕС, что позволит избежать непосредственного диалога или конфронтации с некоторыми странами.

Но это неумная политика. Дания больше, чем какая-либо другая страна ЕС, нуждается в том, чтобы весь ЕС занял политическую позицию по отношению к проекту и отложил бы его на неопределенное время. В противном случае мы как маленькая страна можем попасть в трудное положение, когда поступит заявка на строительство Северного потока-2 на датской территории. Если мы скажем «нет», мы рискуем получить юридические проблемы с Конвенцией по морскому праву и политические проблемы с Германией. Если мы скажем «да», мы потеряем значительный политический капитал в прибалтийских странах и у других восточно-европейских друзей.

Страусиная политика может быть умной и необходимой в международных делах, особенно если это небольшая страна как Дания. Но в отношениях с Россией Дания не заинтересована в том, чтобы помалкивать. Мы рискуем очень скоро остаться в полном одиночестве в центре большого геополитического конфликта. Поэтому правительство должно принять решение и четко изложить свою стратегию по отношению к России. Сейчас.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.