Параллель с Джорджем Бушем-младшим ускользнула от очень немногих аналитиков, когда Владимир Путин с гордостью заявил о том, что он выводит значительное количество российских войск по причине того, что «миссия выполнена». Об этом решении было объявлено всего спустя четыре дня после публикации в журнале Atlantic статьи под названием «Доктрины Обамы», в которой президент США Барак Обама сообщил журналисту Джеффри Голдбергу (Jeffrey Goldberg) о том, что Россия «истекает кровью», «перенапрягла свои силы», а также о том, что Путин совершил ужасную ошибку. Как в Сирии, так и на Украине, по мнению Обамы, российский правитель преследует политику, ослабляющую его страну.

«Представление о том, что Россия в каком-то смысле имеет более сильные позиции — в Сирии или на Украине, — чем это было перед вторжением на Украину и перед тем, как он решил разместить свои войска в Сирии, свидетельствует о фундаментальном непонимании природы власти в международных делах и в мире в целом. Реальная власть означает, что вы можете взять то, что вы хотите, не прибегая к насилию», — подчеркнул американский президент.

Однако Путин объявил как раз об обратном. По его мнению, Россия имеет возможность сократить масштабы своей операции в Сирии, потому что поставленные цели были достигнуты. Для Белого дома, а также для американского разведывательного сообщества объявление о выводе российских войск, судя по всему, оказалось полной неожиданностью. В очередной раз Владимир Путин проигнорировал американские ожидания и оказался победителем.

Объявление Путина было наполнено ложью и искажениями, однако одна зияющая правда подчеркивает его слова — в отличие от ставшего сегодня печально известным заявления Буша, сделанного им на палубе авианосца «Авраам Линкольн», российский президент, вероятно, завершил свою миссию. За последние два месяца коалиция международных боевиков — включая ополченцев из «Хезболлы», элитных подразделений из числа Стражей исламской революции и направленных из Ирака шиитских ополченцев — смогли укрепить истощенную армию Асада. При поддержке масштабной российской операции с воздуха объединенные силы, похоже, сломали хребет антиасадовским повстанцам и выдавили их из ключевых областей страны, где они представляли угрозу для сирийского режима.

Повстанческие группировки, которые быстро продвигались вперед всего за несколько недель до начала российских бомбардировок, вынуждены были перейти к тотальному отступлению. Больше всего успехов было достигнуто в северной части страны вокруг города Алеппо, который до войны был финансовой столицей Сирии, однако Асад также смог восстановить свой контроль на юге в провинции Дараа, граничащей с Иорданией. Вопреки предсказаниям Обамы, Россия не умерла от потери крови в Сирии. Путин добился там именно того, что он и планировал сделать — а затем ушел. Но ушел ли он?

С момента неожиданного объявления о выводе российских сил из Сирии стало ясно, что Москва в очередной раз повела себя не так, как от нее ожидали. Первая задача Путина — разгром поддерживаемых Западом умеренных сирийских повстанческих группировок — была, в основном, выполнена, однако Москва еще не закончила свои дела в Сирии. Она просто перешла к следующей задаче.

Первая часть российской операции в Сирии, военная составляющая которой началась в сентябре прошлого года, а дипломатическая в 2011 году, состояла в разгроме народного восстания, в дискредитации демократического движения, а также в поддержке шиитского марионеточного государства. Следующая стадия, вероятно, будет в большей степени сфокусирована не только на выживании Асада, но и на восстановлении власти сирийского государства. А есть ли лучший путь для усиления правительства, чем обеспечение ему возможности продавать большое количество ископаемого топлива на открытом рынке?


Российское вмешательство в Сирии тесно связано с мифологией и искаженным восприятием. Самый последний миф, который имеет смысл развеять, состоит в том, что, несмотря на часто повторяемое Путиным утверждение о выводе большей части своих войск из Сирии, Москва почти не сократила там свое военное присутствие. По оценке американских военных, Путин вывел примерно 20% своих самолетов с неизменяемой геометрией крыла — речь идет о скоростных самолетах с реактивными двигателями, которые быстро могут вернуться в Сирию. Есть даже свидетельства присутствия новых российских вооружений в Латакии, где Москва имеет крупную и недавно переоборудованную базу оперативного передового базирования. Российское

Министерство обороны обнародовало видео, на котором видно, как самолеты покидают авиационную базу Хмеймим, расположенную примерно в 10 милях от Латакии, а внимательные аналитики обратили внимание на два типа ударных вертолетов, которые ранее не были замечены на этой российское авиабазе. Ми-28 «Ночной охотник» является мощным ударным вертолетом, он может оснащаться огромным количеством управляемых и неуправляемых ракет, а также имеет на своем борту 30-миллиметровую автоматическую пушку Шипунова 2А42, способную пробивать бронированную технику. Он во многом похож на ударный вертолет AH-64 Apache, представляющий собой надежное средство для поддержки наземных сил, а также для защиты укрепленных позиций. Второй новый аппарат — это Ка-52 «Аллигатор», который является модернизированным партнером Ми-28.

Если Ми-28 был разработан во время холодной войны, то Ка-52 совершил своей первый полет в 1997 году. Он может оснащаться контейнерами с ракетами, а также целым набором мощных противотанковых ракет и, кроме того, он имеет такую же 30-миллиметровую пушку, что и Ми-28. Его мощное бронирование, способность летать на одном двигателе в случае повреждения другого, а также значительная огневая мощь позволяют ему опережать своих более ранних конкурентов и предоставлять ценные разведывательные данные для остального флота с целью проведения скоординированных атак. Ми-28 обладает достаточной дальностью полета и может эффективно использоваться в борьбе против повстанцев в Идлибе и Алеппо. Кроме того, на него могут быть установлены дополнительные топливные баки для увеличения радиуса действия. Что касается Ка-52, то он вполне способен поразить цели, находящиеся на турецкой границе к северу от Алеппо и до самой Пальмиры, расположенной в центре страны, и до Дараа на юге при полной загрузке ракетами и противотанковыми снарядами.

Эти вертолеты могут быть использованы для защиты российской базы в Латакии от вражеских угроз — и это важно, поскольку войска и самолеты продолжают проводить операции с этих баз, но делают они это при поддержке меньшего по количеству гарнизона. Кроме того, они могут быть использованы в наступательных операциях, как мы уже несколько раз это видели за последние шесть месяцев. Пока российская операция опиралась на грубую силу — ковровые бомбардировки, кассетные боеприпасы и т. д., — однако добавление Ми-28 и Ка-28 позволяет Москве проводить более избирательные операции против повстанцев и оказывать непосредственную поддержку с воздуха.
Прошло уже две недели с того момента, когда Путин объявил о выводе войск, однако появляется все больше свидетельств того, что российское присутствие в Сирии не было существенным образом сокращено. Проведенный агентством Reuters анализ показывает, что Путин стал направлять больше поставок в Сирию с того момента, когда он объявил об окончании миссии. Скорее всего, большая часть этих грузов представляют собой оборудование, необходимое для того, чтобы поддерживать российские базы в рабочем состоянии, вместе с тем все это свидетельствует о том, что объявленный «вывод» представляет собой просто очередной залп кремлевской дезинформационной машины.

Второй миф, который следует развеять, состоит в том, что Путин и Асад якобы согласились на прекращение огня для того, чтобы получить возможность реализовывать повестку, связанную с миром и с политическим компромиссом. На самом деле, Москва и Дамаск действуют так, как они всегда действовали с момента начала конфликта — они используют дипломатические события для достижения своих целей. С конца февраля, то есть за две недели до объявления Путиным об отводе российских войск, в Сирии действует соглашение о прекращении огня. Несмотря на то, что каждый день оно нарушается российскими авианалетами и наступательными действиями сирийского режима, общее количество насильственных действий на большей части территории страны значительно сократилось.

Вместе с тем, более внимательный взгляд на то, что российские и сирийские войска предприняли с того времени, проливает свет на их истинную мотивацию — задача для них состоит в том, чтобы Асад в ближайшее время не был отстранен от власти.

Однако для развенчания этого мифа нам нужно перейти к третьему мифу, к тому мифу, о котором с гордостью говорили некоторые люди, участвующие в настоящее время в предвыборной гонке в Соединенных Штатах. Согласно этому мифу, цель российской операции якобы состоит в борьбе против терроризма, а также в уничтожении Исламского государства. Сегодня этот миф уже полностью развенчан. Примерно от 80% до 90% боевых вылетов российской авиации были предприняты для нанесения ударов по местам, где вообще не было боевиков Исламского государства. Если Москва намерена разрушить Исламское государство, то почему она, в таком случае, не наносит бомбовые удары по районам, расположенным к северу от Алеппо, рядом границей с Турцией, где боевики Исламского государства без труда могут там пересекать границу и направляться в Европу — или даже в саму Россию?

Вертолет Ми-28


Почему не наносятся удары по Исламскому государству на юге, в провинции Дараа вблизи иорданской границы, то есть в том месте, где Исламское государство расширяет свой контроль, пользуясь слабостью повстанцев? В какой-то момент российское правительство хвасталось тем, что оно наносит удары по нефтеперерабатывающим заводам, находящимся под контролем Исламского государства, однако анализ опубликованных российским Министерством обороны видеоматериалов показывает, что целями бомбовых ударов были зернохранилища, а также водоочистные установки, которые нетренированный глаз может принять за установки по переработке нефти. И правда состоит в том, что Россия не подвергала бомбардировке Исламское государство. Россия просто пыталась сделать вид, что она это делает.

Вместо этого поддерживаемые западом повстанцы и мирное население приняли на себя основную тяжесть удара русского медведя. Тем временем силы Исламского государства воспользовались сложившейся ситуацией в полной мере и атаковали именно эти повстанческие группировки. И пока террористическая группировка Исламское государство продолжает ослаблять врагов Асада, Дамаск подобная ситуация полностью устраивает. До того момента, разумеется, пока достигнутые Исламским государством успехи не начнут угрожать сирийскому режиму.

К юго-востоку от Алеппо находится важная правительственная база — аэродром Кверес, который является весьма важным для попыток Асада, направленных на восстановление контроля над своей бывшей финансовой столицей. В то время как Асад до прекращения огня наносил удары в Алеппо по повстанческим группировкам, не входящим в Исламское государство, сама эта группировка воспользовалась сложившейся ситуацией и начала свое собственное наступление против находящихся в сложном положении повстанцев. Эта боксерская двоечка оказалась сокрушительной для поддерживаемых Западом группировок, тогда как Исламское государство смогло значительно продвинуться в провинции Алеппо. Но когда боевики Исламского государства оказалось рядом с военно-воздушной базой Кверес, российские самолеты нанесли по ним мощный бомбовый удар, и осада была ликвидирована. Силы Исламского государства смогли продвинуться в направлении северного района города, однако в тот момент он не являлся жизненно важным для сирийского режима.

Когда поддерживаемые Западом повстанческие группировки были разбиты, были заключено соглашение о прекращении огня. Однако прекращение огня не распространяется на Исламское государство, и как только соглашение о перемирии было оглашено, российская авиация перевела фокус своего внимания на нанесение бомбовых ударов по позициям Исламского государства к югу от Алеппо, которые представляют опасность для маршрутов снабжения между расположениями сил Асада в провинции Алеппо и остальной страной.

Воспользовавшись в полной мере номинальным соглашением о прекращении огня, проасадовская коалиция, состоящая из солдат самого режима, иностранных боевиков и российских сил, начала масштабную операцию с целью восстановления контроля над городом Пальмира и освобождением его от боевиков Исламского государства. 27 марта подразделения Асада, наконец, установили контроль над этим городом.

Однако в заголовках прессы мало было обращено внимания на то, что российские наземные силы сыграли существенную роль в этом наступлении. Спустя всего три дня после объявления о прекращении огня Путин во время специальной церемонии упомянул о четырех погибших в Сирии солдатах еще до «вывода войск». Почти в тот момент, когда Путин присутствовал на этом мероприятии, Исламское государство распространило видео, на котором были показаны два недавно убитых человека, которые якобы являлись бойцами российского спецназа. Анализ экипировки, который можно рассмотреть на представленном Исламским государством видео, позволяет говорить о том, что это, действительно, были российские военные, хотя существует и другая теория — якобы эти солдаты воевали по контракту и были наемниками на службе у Кремля или у Асада.

На самом деле, в 2013 году стало известно, что группа российских наемников под названием «Славянский корпус» воюет против Исламского государства в этом районе. Два дня назад информационное агентство «Фонтанка» из Санкт-Петербурга, которое первым рассказало о российских наемниках в 2013 году, опубликовало большой репортаж о новой российской «частной военной компании», сформированной из остатков «Славянского корпуса». В этом материале подробно рассказывается о том, как частная военная компания под названием «Вагнер ЧВК» (в честь любимого композитора Гитлера) участвует в важнейших боях как на Украине, так и в Сирии — в том числе в районе Пальмиры.

По имеющимся данным, более 900 наемников из этой группировки получают 240 тысяч рублей в месяц (около 3500 долларов), однако с момента ее образования 50% этих добровольцев были убиты или получили ранение. Отвечая на вопрос, почему они идут на такой риск за небольшие деньги, один из боевиков в беседе с корреспондентом агентства «Фонтанка» сказал: «А вы в последнее время выезжали за пределы вашего Петербурга? Кроме Москвы и Петербурга работы нигде нет».

По словам этих солдат, наемники из их компании сыграли ведущую роль в боях в Пальмире — они наводили на цели артиллерию и авиацию, принимали на себя основной удар в каждом бою, после чего сирийские солдаты из специальных подразделений «весело» вступали в бой, когда он уже был окончен, а «корреспонденты российского государственного телевидения уже были готовы взять у них интервью». Использование наемников значительно снизило человеческие и финансовые затраты, связанные с российской интервенцией. Тем не менее, использование наемников и ударных вертолетов нельзя назвать бесплатным. Не подлежит сомнению тот факт, что российские военно-воздушные силы сыграли основную роль в достижении победы над Исламским государством в Пальмире, что свидетельствует о том, что этот район стал приоритетным для режима Асада, а также для его союзников в Москве.

Но почему именно Пальмира? Этот город известен своими древними руинами, который находились под угрозой или были уничтожены оккупантами из Исламского государства. Однако Пальмира по многим причинам имеет важное стратегическое значение. Это оазис в пустыне, а сам город расположен в центре длинной дороги, идущей от сирийской столицы к границе с Ираком. Это малонаселенный регион, что позволило боевикам Исламского государства почти незаметно перемещаться между районами центральной Сирии, своими укрепленными районами в Ракке и в Дайр-эз- Зауре и иракской провинцией Анбар. Эта дорога представляет собой значительную угрозу для безопасности Асада, потому что она позволяет Исламскому государству наносить удары по Хомсу и Дамаску. Однако это проблема, в основном, игнорировалась режимом Асада в течение почти всего конфликта, поскольку и Исламское государство, и сирийский режим проводили более важные операции в других местах.

Кроме того, Пальмира расположена недалеко от крупнейшего в Сирии месторождения природного газа. В 2013 году бойцы «Славянского корпуса» были размещены в этом районе для защиты месторождения, однако понесли большие потери. В течение всего 2014 года Исламское государство предприняло несколько атак с целью захватить газовое месторождение Аш-Шаер, крупнейшее в Сирии, и временами ему удавалось контролировать некоторые части Аш-Шаер, а также другие менее значимые месторождения. Обе стороны после этого с переменным успехом вели там боевые действия. Однако события в других регионах заставили правительственные войска предпринять тактическое отступление.

Летом 2015 года поддерживаемые Западом повстанцы перешли в наступление в провинции Идлиб, что представляло собой угрозу для провинции Латакия. В тот момент некоторые аналитики вновь стали говорить о скором падении сирийского режима. Пальмира, расположенная в центре пустыни в 190 километрах от провинции Латакия, просто не являлась приоритетом для режима Асада. Когда сирийские военные разместили свои силы в северо-западных регионах страны, Исламское государство воспользовалось ситуацией и захватило Пальмиру. Теперь, когда повстанцы разбиты, а часть конфликтов заморожены, сирийский режим и его союзники могут сфокусировать свое внимание на «достижимых целях» и обеспечить защиту Асада как в военном, так и в экономическом отношении.

Трудно себе представить, чтобы режим Асада обладал достаточными силами для того, чтобы восстановить свой контроль над всей территорией страны, и, конечно же, он не может это сделать без значительной помощи извне. Все это привело к появлению спекуляций о том, что Путин вывел свои войска и тем самым предал Асада. Однако приоритетом России никогда не было установление Асадом контроля над всей Сирией. Вместо этого целью России всегда была защита Асада от падения и противодействие приходу к власти продемократического (и потенциально антироссийского) правительства. Что касается достижения поставленной цели, то Москва, судя по всему, довольна своей игрой, в которой главные враги Асада — включая поддерживаемую Западом умеренную оппозицию, Исламское государство и Подразделения защиты курдского народа — слишком заняты конфликтами друг с другом для того, чтобы иметь возможность переключить свое внимание на сирийский режим. Российские бомбардировки ускорили этот процесс и подчеркнули доверие Америки к своим союзникам.

В настоящий момент Россия довольна тем, что она может поставить в неудобное положение Запад и обеспечить нахождение у власти дружественных правительств в Дамаске и Тегеране. Что касается обозримого будущего, то именно этих целей Путин и достиг.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.