Валерия Новодворская — известная российская правозащитница, основательница партий «Демократический союз» и «Западный выбор», политзаключенная советских тюрем. Она — легенда своего народа, который до сих пор не достиг того уровня, чтобы должным образом оценить ее деятельность.

Я мечтала о знакомстве с Валерией Новодворской, ведь для меня она — символ бескомпромиссной борьбы за свободу. Ей пришлось одной стоять против целой советской тоталитарной системы. Она могла сделать блестящую карьеру, ведь Бог одарил ее многими талантами, среди которых острый аналитический ум, способность быстро изучать иностранные языки. Но в 19 лет Валерия организовала подпольную студенческую группу, где серьезно обсуждали необходимость свержения коммунистического режима путем вооруженного восстания. Бросить вызов тоталитарной системе осмелилась она одна. Арестовали двадцатилетнюю Валерию — за разбрасывание антисоветских листовок с балкона Московского театра оперетты.

Тюрьма, нечеловеческие пытки в спецпсихушке — и в 21 год она стала седой. Но несокрушимой. И сумела продолжить политическую борьбу. Многочисленные аресты, суды, тюрьмы, изнурительные голодовки не стали препятствием для митингов и распространения новых листовок с призывами бороться против коммунистического режима. Ее жизнь сотни раз была на волоске от смерти. Валерия Новодворская отстаивала право на свободу не только России, но и Грузии, Украины, стран Балтии, Чечении (так у автора — прим. ред). Из последнего заключения в Лефортове Новодворскую освободили в 1991 году.

Репрессии советской тоталитарной системы подорвали ее здоровье, но силу духа не сломали. Она была талантливым политиком, оратором и публицистом. Всю свою жизнь свободно разговаривала по-французски и по-английски, читала на латыни, немецком, итальянском и древнегреческом языках. Как апостол, она непрерывно несла в российское общество идею свободолюбия, однако, к сожалению, до сих пор ее так и не услышали. «Каждый россиянин— воин, каждый россиянин свободен, каждый россиянин — личность, которая не воспринимает коллективный инстинкт, каждый россиянин — герой, который презирает смерть. А все остальные — русскоязычные», — таким был либерализм Новодворской, заложенный в манифест ее партии «Демократический союз».

В 2004 году, собираясь в Москву на конференцию международного общества «Мемориал» к 50-летию Кенгирского восстания, я решила, что это прекрасный случай записать интервью с Валерией Новодворской. Вместе с Евгением Сверстюком мы узнали у российского правозащитника Сергея Ковалева домашний телефон Валерии Ильиничны. На встречу Новодворская согласилась охотно, она заинтересовалась тем, что это будет интервью для газеты «Шлях Перемоги», которую в 1954 году учредил Степан Бандера.

19 октября, по приезде, быстро поселившись в гостиницу, отправилась в редакцию журнала «Новое время», которая находилась в арендованном помещении главной почты Москвы, — недалеко от Кремля. Именно здесь Валерия Новодворская каждый вторник писала авторскую колонку под рубрикой «Свободный полет».

В большой редакционной комнате было несколько столов с офисной техникой. За одним из них у окна с видом на Кремль сидела Валерия Ильинична. Хоть около нее и стоял компьютер, свои публикации писала от руки. Знакомство я начала с подарка — привезла только что выпущенный на Украине диск «Живой голос Василя Стуса», где поэт читает свои произведения. Валерия Новодворская очень любила его стихотворения, немало из них знала наизусть, поэтому спросила, есть ли уже перевод на русский язык. Ей хотелось бы, чтобы его поэзии читали и единомышленники в Москве. Зная интерес Новодворской к исторической литературе, я также передала книжки о Степане Бандере, ОУН и УПА.

— Вновь в лесу Бандеры голос слышен, пулемет свил гнездышко на крыше… — вдруг с улыбкой пропела Новодворская.

Моим ответом было: «Ой що ж то за шум учинився, що комарик у повстанці зголосився. Зголосився наш комарик у повстанці, щоби бити москалів-голодранців…» Так, по-приятельски смеясь, мы перешли к разговору о серьезном — об отношениях Украины и России, о ситуации в Белоруссии, войне в Чечении, о фигуре Джохара Дудаева, которого она хорошо знала, о национализме, счастье и свободе.

Общаться было легко и очень интересно. Чувствовалось, что Валерия Ильинична также стремилась донести свои мысли до украинцев, ведь у нас в разгаре шла президентская избирательная кампания между Януковичем и Ющенко. Наша встреча состоялась за месяц до начала Оранжевой революции.

— С Януковичем вы точно будете сидеть в соседней палате или на зоне, — заметила Валерия Новодворская. — Я удивляюсь, как у вас мог появиться такой кандидат. Невозможно, чтобы кто-то в другой стране заявил, что сделает иностранный язык государственным. А Янукович это сделал. Мало того, он абсолютно откровенно заявил, что сделает свою страну подстилкой для иностранного государства. В России можно баллотироваться с такой программой, это в порядке вещей, но не понятно, как он осмеливается с этим идти в Президенты Украины. Каждая строка его программы подтверждает, что он предатель, и еще кичится этим. Почему на Украине не действует статья Уголовного кодекса о государственной измене? Он же публично всех призывает к национальной измене!

После записи интервью мы фотографировались. Я еще на видеокамеру записала ее видеокомментарий о Кенгирском восстании политзаключенных ГУЛАГа, потому что хотелось узнать ее мнение об этом событии. Потом этот фрагмент был включен в историко-документальную передачу «Подвійний доказ» на телеканале «1+1».

В разговоре я спросила Валерию Ильиничну, где можно приобрести книжку ее воспоминаний, которую уже видела в интернете. Новодворская ответила, что с радостью мне ее презентует, если заеду к ней домой. Так и договорились. На листке бумаги она детально нарисовала схему района, как добраться до ее дома от Рижского вокзала в Москве. А через два дня, воспользовавшись приглашениям, я побывала у Валерии Новодворской. Она подарила мне автобиографичную книжку «Над пропастью во лжи» с подписью: «Милой Лесе, украинскому повстанцу, от российских повстанцев. За вашу и нашу свободу!».

То, о чем утверждала в интервью Валерия Новодворская, до сих пор актуально, ведь в нем объяснение политической сути путинской России. Она заметила, что в российском обществе вызрел заказ на реставрацию тоталитаризма, на лживое позолоченное величие, желание навеивать страх, то есть на советские стандарты.

— Есть русская пословица: была бы шея, а хомут найдется. Путин — это тот же хомут на шее большого количества добровольных профессиональных холопов, — считала Валерия Ильинична. — В России их всегда было полно, упасть кому-то в ноги и ловить кайф от удара сапогом в лицо — давняя привычка. Так пришел Путин, который воплощает в себе все фатальные надежды советского народа. Ведь русский народ еще почти не возник. У нас парадоксальная ситуация, когда россиян формально 80 процентов, но в действительности, дай Бог, чтобы восемь процентов набралось. Все остальные — совки. А у советского гражданина нет родины, его родина — танк. Россия просила что-то такое, что наступает на лицо человечества, и получила. Поэтому те зверства, которые демонстрирует сегодня Путин своей политикой, — это мизерная часть зверства, запрос на которое сформулировали российские совки. Остановить его — в интересах всего цивилизованного мирового содружества, потому что ядерное оружие, диктатура и президент с мышлением Сталина и Берии — это угроза для человечества.

Новодворская отметила, что когда Россия поймет чужое стремление к свободе, то и сама захочет стать свободной. Но добавила, что это будет нескоро, потому что не может быть свободным народ, который угнетает другие народы. «По России плачет Нюрнбергский процесс. Но чтобы его провести, необходимо, чтобы все западные государства срочно отказались от наших полезных ископаемых, устроили блокаду, да еще и оккупировали бы российскую территорию. Но никто не берется, ведь это очень расходное дело, потому что придется кормить 150 миллионов совков, которые сами себя прокормить не могут», — считала Валерия Ильинична.

— Родина — не питательный бульон для бактерий, это жертвенный алтарь. К родине нельзя относиться потребительски. Людям должно быть небезразлично, что происходит в их стране. У Украины больше шансов, чем у нас, ведь именно Украина — наследница Киевской Руси.

— Вы, очевидно, единственная, кто это открыто утверждает в Москве.

— Киевская Русь очень отличалась от Владимиро-Суздальского княжества большим великодушием, благородством. И вообще, лучшие времена в истории Руси связаны именно с Киевом, а все самые страшные болезни Русь приобрела на севере. Когда Андрей Боголюбский захватил и сжег Киев, желая уничтожить традиции Киевской Руси, начался тоталитаризм времен Владимиро-Суздальской Руси.

Украина никогда даже не делала попыток подавлять какой-либо народ. На руках Украины нет крови. Украина не делала попыток залезть в чужую жизнь. На ее совести нет преступлений. И это очень важно. В то время, когда Россия кого-то ломала через колено, Украина жила мирно. Наоборот, терпела вмешательство российских правителей и страдала. История отношений Украины и России — это черная книга. Со стороны России одни измены и злодеяния, Украина никогда никому ничего плохого не делала. Даже не пыталась оккупировать Россию и запретить использовать русский язык, а инициатором всех военных вмешательств была Россия. Украина чудом выжила. Но хорошо, что ваша страна все это учла.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.