Завершение процесса Надежды Савченко, практически совпавшее с началом вывода войск из Сирии, — это очередной шаг в «странной войне», которую ведет Россия: в ней неясен противник и неясны цели, однако очевидно, что ее продолжение позволяет Владимиру Путину оставаться на властном престоле, так что конфликт будет продолжаться.

У Польши и НАТО достаточно сил, чтобы сузить поле этой агрессивной игры и отодвинуть ее от нас. «Странной войной» называли действия Лондона и Парижа против Германии после ее нападения на Польшу в 1939 году и до вторжения во Францию. Война была объявлена, но военные операции союзников были вялыми, хотя разворачивались от Норвегии до побережья Уругвая. Сейчас войну не объявляли, но Россия тоже ведет ее в скромном, что касается средств, масштабе, хотя с теми же амбициями в плане географического размаха. Крым, восточная Украина, Сирия, военное присутствие в спорных водах (льдах) Арктики, рейды бомбардировщиков к Аляске, российский флот на Средиземном море и атомные подлодки у берегов Франции.


В 1939 и 1940 годах Великобритания и Франция не были готовы к ведению полномасштабной войны, им требовалось время, чтобы к ней подготовиться. России оно нужно тоже, но не для того, чтобы аккумулировать военную мощь, которая разгромит НАТО, а для того, чтобы купить внутреннее спокойствие и дальнейшую легитимацию власти Путина.

У Кремля нет сейчас другой концепции для сохранения общественной поддержки, кроме милитаризма. Раз все сложнее обеспечить людей хлебом, пусть у них будут хотя бы зрелища.

А Путину они нужны. Ведь основа его власти, стабилизация и непрерывный рост уровня жизни россиян, остались в прошлом. В период с января 2015 года до сегодняшнего дня средняя зарплата в Российской Федерации упала с 850 до 490 долларов. Это нечто большее, чем эффект обесценивания рубля. Если взглянуть, сколько потребительских товаров импортируется за различные валюты, можно понять, что происходит с доходами и сбережениями россиян. Они тают. Уже 19,2 миллионов граждан живут за чертой бедности. Россияне теряют то, что они получили при путинской стабилизации. Однако благодаря агрессивной политике они приобретают чувство национальной гордости, что, судя по рейтингам поддержки президента, им вполне походит.

Очередные цели ударов — Грузию, Украину, Сирию — объединяет слабость противника, стремление России избежать окончательной победы и сохранение конфликта в замороженном состоянии, чтобы в случае необходимости его можно было разморозить. Россия создает или усиливает проблемы, чтобы для их решения требовалось ее помощь. Мудрая политика: потери минимальны, а выигрыш максимален.

Из этого следует урок для Польши. Эффективная защита от «странной войны» состоит в том, чтобы изменить баланс: сделать российские потери максимальными, а выигрыш минимальным. Примером шага в верном направлении служит, например, недавнее решение американцев о поставках в Эстонию ракетных комплексов Javellin. Теперь любая провокация с использованием танковых сил будет сразу же означать для агрессора потери в людях и технике. А россияне не хотят видеть потери и разрушения, поэтому Кремль старается их избежать.

При помощи таких действий наша часть света, в том числе Польша, может отодвинуть от себя «странную войну», купить время и укрепить свой военный потенциал так, чтобы в геополитическом балансе для того, кто решит на нас напасть, потери всегда превосходили любого рода выгоду.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.