Банк Nordea давал миллиардные суммы в долг олигарху из ближайшего окружения президента Казахстана, проводя их через офшоры, передает Uppdrag granskning на SVT. «Ситуация — хуже некуда», — комментирует Альбин Рэннар (Albin Rännar) из Ассоциации шведских акционеров.

Когда в прошлое воскресенье появилась информация о Панамских документах, программа Uppdrag granskning сообщила, что банк Nordea усердно помогал своим клиентам с созданием номинальных компаний в офшорных зонах. Это распространенный способ скрываться от уплаты налогов. Деятельность велась через юридическую фирму Mossack Fonseca в Панаме и раскрылась, когда произошла утечка информации об огромном списке клиентов компании.

Nordea утверждает, что эта деятельность осталась в прошлом — она якобы имела место до 2009 года. Но в среду Uppdrag granskning сообщила и о банковских операциях, проведенных позднее. В последние годы этот крупный банк выдал кредиты на три миллиарда крон для строительного проекта в Москве.

По информации Uppdrag granskning, деньги прошли через сеть номинальных компаний и попали к казахскому олигарху Сержану Жумашову, близкому знакомому президента Казахстана Нурсултана Назарбаева. Назарбаев правит страной с 1989 года, на президентских выборах в прошлом году он получил 98 % голосов. Страна считается исключительно коррумпированной.

«Повсюду тревожные звоночки — и по поводу денег, и в связи с заемщиком», — говорит в программе Якоб Кёниг (Jakob König), банковский эксперт в организации Шведские потребители.

Кредит был выдан деньгами, которые банк взял со счетов прочих клиентов, продолжает он.

«Не думаю, что многие клиенты хотели бы, чтобы их деньги использовались подобным образом».

Альбин Рэннар из Ассоциации шведских акционеров тоже резко отреагировал на разоблачение.

«Они водят нас за нос. Хуже и быть не может, — говорит он. — Люди должны иметь возможность с полным доверием вкладывать деньги и знать, что с ними обращаются наилучшим образом, используют их в здравых целях».

Рэннар обращает внимание, что Nordea только сейчас разрывает сотрудничество с юридической фирмой Mossack Fonseca. «Им следовало бы сделать это еще в 2009 году. Разве они не обещали? Теперь оказывается, что взаимодействие продолжалось, и это ужасно», — говорит он.

После последнего разоблачения возникают новые вопросы, замечает Рэннар.

«Как они связались с этим диктаторским другом? Банк сам предложил сотрудничество? Может, и банк таким образом уклоняется от уплаты налогов?»

© AFP 2016, Rodrigo Arangua
Штаб-квартира юридической фирмы Mossack Fonseca в Панаме


Акционеры Nordea имеют теперь полное право встревожиться, считает Рэннар.

«В чем это я участвовал?» — спрашивают они себя.

Пенсионное предприятие Alecta — один из крупных акционеров Nordea. Менеджер по акциям Рамси Бруфер (Ramsay Brufer) предполагает, что аудиторы и организации в сфере банковского надзора как раз исследуют кредит, выданный номинальным компаниям.

«Я в курсе, что в каждом банке имеется множество сложных кредитов. Не могу судить, законно ли это в данном случае. Прежде всего, я исхожу из того, что ситуацию анализируют аудиторы и предприятия банковского надзора. Они смогут проверить все детали и сказать, были ли нарушения».

Министр по финансовым рынкам Пэр Булунд (Per Bolund) из Партии зеленых (Miljöpartiet) уверен, что манера работы Nordea с номинальными компаниями «дает повод для беспокойства». Теперь все данные попадут под проверку, которую финансовая инспекция проводит в отношении связи Nordea с Панамскими документами.

«Это не первый случай, когда возникают вопросы к Nordea. Прежде банк уже подвергался санкциям за то, что пренебрегал мерами против отмывания денег. По-моему, это ясный сигнал банку о необходимости пересмотреть свою деловую культуру и методы работы», — заявил Булунд в беседе с TT.

Nordea отказывается давать комментарии, ссылаясь на банковскую тайну. Но в понедельник банк сообщил, что прекращает дела с Mossack Fonseca.

В Панамском деле фигурируют 400-500 граждан Швеции, от предпринимателей до преступников. После того, как произошла утечка информации, финансовая инспекция намерена еще раз более тщательно проверить дела Nordea. В мае 2015 года финансовая инспекция ввела санкции против банка, который не выполнял предписаний в сфере борьбы с отмыванием денег. Налоговое управление также расследует ситуацию и проверит, не уклонялись ли шведские фигуранты дела от налогов.

Налог на рентабельность


Вот уже несколько лет в Швеции отменены налоги на имущество и на наследство. Но и предприятия, и частные лица по-прежнему имеют причины скрывать имущество за границей. Налогом облагается рентабельность капитала.

Так называемые номинальные компании компании используются, чтобы скрыть информацию о владельцах предприятий или капиталов. Они усложняют отслеживание денежных потоков и, как следствие, налоговый контроль.

Наличие денежных средств за границей само по себе не противоречит закону, но если эти средства приносят прибыль, то ее следует декларировать.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.