Совершенно очевидно, что России принадлежит решающее слово в сирийском конфликте. Она смогла вернуть себе влияние и достаточно твердую позицию в мире, воспользовавшись вакуумом, в котором она оказалась вследствие внешней политики президента Владимира Путина.

Режим Асада — не что иное, как разменная монета в руках президента Путина. Российский президент понял, как можно использовать в своих целях желание Барака Обамы уйти с Ближнего Востока — от его проблем и кризисов.

Гарри Каспаров, чемпион мира по шахматам и действующий оппозиционер, в своей книги «Зима близко» дал подробное описание личности российского президента, который после ухода Бориса Ельцина в 2000 году разработал и воплотил в жизнь мощную государственную систему, которую он тщательно контролирует.

Книга дает представление о способности Путина легко маневрировать. Однако большая часть этой книги посвящена критики в адрес российского президента, бывшего офицера советской разведки. Но она примечательна тем, что дает достаточно точное представление о ситуации в России, поэтому станет полезной для каждого, кто интересуется российской политикой.

Каспаров обвиняет Путина в том, что он вернул Россию во времена холодной войны. По мнению выдающегося шахматиста, Путин не смог бы вернуть Россию в эпоху Советского союза, если бы не расслабленность Запада, которая уже начала появляться во времена правления Джорджа Буша-младшего и зацвела буйным цветом в период правления Барака Обамы. В этом и состоит политическая сноровка Путина. Он мастерски использует слабость противника.

Когда Путин понял, что США не собираются реагировать на украинские события, в том числе на присоединение Крыма к России, он, ни минуты не раздумывая, вмешался в сирийский конфликт. Путин беспрепятственно развернул военную кампанию за пределами своего государства. Этому способствовало также бездействие Европы, которая в этот момент была сосредоточена на внутренних трудностях. Более того, у нее до сих пор нет консолидированной позиции в отношении действий Кремля.

Путин очутился в Сирии очень вовремя: в сентябре 2015 года режим Асада уже был в состоянии «клинической смерти». Российский президент направляет в Сирию всю мощь России: самолеты, войска, экспертов. Сирийские алавиты крайне радушно приняли российские войска на своей территории, так как опасались влияния Ирана, собиравшегося превратить Сирию в подобие Ливана. Алавиты, которым удалось захватить власть в 1970 году — хотя уже с 1966 года они скрыто управляли страной — сегодня вновь заговорили о национальном суверенитете и его защите. Это религиозное меньшинство делает все возможное, чтобы избежать уничтожения.

Поворотный момент в отношениях между Россией и Сирией произошел после народной революции, вспыхнувшей против алавитского режима. Он принял наследственную форму, когда Башар Асад унаследовал власть от своего отца. Этот поворотный момент пришелся на 2013 год, когда режим Асада применил химическое оружие против сирийцев, несмотря на предостережения со стороны президента США. Барак Обама тогда заявил, что такого рода преступные действия со стороны Асада будут восприняты как нарушение «красной линии», за которым последуют ответные действия. На деле выяснилось, что красный — это единственный цвет, который не видит Обама.

Путин четко понял, что крайне важно использовать момент нерешительности американского президента, ведь Обама явно отступил от своей объявленной позиции. Вообще, если проанализировать период правления Барака Обамы, то станет очевидным тот факт, что США на протяжении всего этого времени выглядели как государство, которое не держит свое слово.

Путин досконально изучил характер Обамы. Более того, именно Путин помог ему исправить провал, связанный с тем, что сирийский режим применил химическое оружие, несмотря на запрет США. Было принято решение вывести химический арсенал из Сирии для его последующей утилизации. В это самое время российский президент публикует статью в New York Times, в которой он позиционирует себя в качестве «человека мира», борющегося с терроризмом и любыми его проявлениями, а также ищущего решения мировым кризисам, в том числе сирийскому.


Обама спокойно наблюдает за тем, как истребляют сирийский народ с помощью баррельных бомб. Сирийцы в одиночку вынуждены сопротивляться наводнившим страну шиитским отрядам из Ливана, Ирака, Афганистана, подконтрольных Ирану. Стоит ли удивляться тому, как легко Путину удалось войти в Сирию?

России понадобилось шесть месяцев, чтобы понять, что конфликт не решить военным путем. Революционное настроение народа невозможно сломить оружием, так же как невозможно просто истребить весь народ, который отказывается и дальше быть рабом, прислуживающим правящей семье.

Несмотря на понимание, что военная операция исчерпала себя, России удалось восстановить позиции сирийского режима — с учетом интересов Ирана, разумеется. Путин, который обладает особым искусством взаимодействия с американской администрацией — он знает, на что она способна и способен предугадывать ее дальнейшие действия, — убедил американцев в необходимости политического решения в Сирии.

Возможно, принять решение об окончании военной операции Путина заставило отсутствие ощутимых политических результатов. И это абсолютно верно: пока Асад находится у власти, не может быть не только ощутимых политических результатов, но даже намека на прогресс. Во-первых, ни один сириец не примет тот факт, что Асад может остаться у власти. Во-вторых, есть еще ряд причин, которые заставили Россию отказаться от войны. Москва сейчас не способна нести бремя войны в силу экономических трудностей. Как сообщает уважаемое российское издание «Экономист», уровень заработной платы в России упал в период с 2014 по 2015 годы с 850 долларов до 450 долларов.

Несмотря на все успехи Путина, ставшие возможными благодаря нежеланию Обамы участвовать в урегулировании кризисов на Ближнем Востоке и на Украине, российскому президенту рано или поздно придется столкнуться с российской действительностью. Ему придется вернуть свою армию обратно в страну и приняться за решение насущных экономических и социальных проблем, если цены на нефть и газ не начнут повышаться.

Проблема России в том, что она не смогла найти альтернативы доходам от продажи нефти и газа. Единственный выход — это найти точки соприкосновения по этому вопросу с другими странами-экспортерами нефти, что может обеспечить реальное повышение цен.

К большому сожалению, пока Башар Асад находится у власти, Путин не сможет найти взаимопонимания с арабскими государствами в вопросах цен на нефть, поэтому все его усилия в этом направлении напрасны. Нужно признать, что нынешний сирийский режим не может дальше управлять страной, Асаду необходимо найти замену, не спровоцировав при этом Иран. Вопрос: возможно ли это?

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.