Немецкие газеты опубликовали данные социологических опросов, свидетельствующие о катастрофическом падении популярности Социал-демократической партии Германии (СДПГ). По последним оценкам, ее рейтинг среди немецких избирателей находится на исторически низком уровне и составляет 19,5%. Социал-демократов отделяет лишь 7% от быстро набирающей силу антииммигрантской AfD — «Альтернативы для Германии», за которую теперь проголосовало бы 12,5% избирателей. Консервативный альянс ХДС/ ХСС получил бы 31,5% — тоже значительно меньше, чем ранее. Несколько усилили свои позиции «зеленые» — 13,5% поддержки.

Показателен пример СДПГ. Это старейшая социал-демократическая партия Европы, на гранты которой еще в 1900 −1901 годах гостил в Мюнхене Владимир Ильич Ленин, позднее обвинивший немецких социал-демократов в «ревизионизме». Партия, которая гордится именами Августа Бебеля и Вильгельма Либкнехта, Карла Либкнехта и Розы Люксембург, а в недавнее время — Вилли Брандта и Герхарда Шредера, стоит на грани утраты «общенародного» статуса.

В самой СДПГ назревает бунт против провальной политики партийного руководства во главе с вице-канцлером Зигмаром Габриэлем (у него самый низкий рейтинг среди политиков — 39%). Председатель молодежного крыла СДПГ (Juso) Йоханна Укерман потребовала от Габриэля немедленно принять меры по восстановлению авторитета партии среди немцев. По ее словам, нынешний рейтинг ниже 20% — это критический порог для СДПГ, он свидетельствует об утрате доверия к социал-демократам. Им необходимо вернуться к первоначальным принципам социальной справедливости, встать на защиту «маленьких людей». Только это может помочь борьбе с правым популизмом в обществе.

Лишь немногим лучше обстоят дела у консервативного блока ХДС/ ХСС. Рейтинг менее 32% — это самый слабый показатель за последние годы. В качестве основной причины называется беженский кризис, за обострение которого канцлер Ангела Меркель несет прямую ответственность.


Что касается популярности немецких политиков, то среди социал-демократов наивысший рейтинг имеет министр иностранных дел Франк-Вальтер Штайнмайер (74%), среди христианских демократов — министр финансов Вольфганг Шойбле (66%). Рейтинг канцлера Ангелы Меркель заметно снизился и составляет 56%. Но даже этот уровень поддержки обеспечен, как ни парадоксально, сторонниками «зеленых» и социал-демократов. Меркель настолько сползла «влево» в своем политическом курсе, что баварский Христианско-социальный союз (ХСС) прямо задается вопросом — интересы какого электората она представляет?

Эрозия старых партий — почему?

Падение доверия к старым партиям связано с тем, что они оторвались от своих избирателей, стали безличными бюрократическими машинами, а на практике полностью предали свои базовые принципы. Так, СДПГ уже не может считаться социал-демократической партией, поскольку отражает интересы крупного капитала, что подтверждается принятой еще при канцлере Шредере программой либеральных реформ. Что касается христианских демократов, то они в ходе беженского кризиса заняли левацкую, «интернационалистскую» позицию, проигнорировав мнение консервативных немецких налогоплательщиков. В результате, все большую популярность завоевывают крайне правые (AfD) и левые («зеленые», Die Linke) партии.

Если бы выборы проходили сегодня, то большинства не набрала бы ни одна из партий, а у власти в Германии могла бы сохраниться только коалиция в нынешнем составе — СДПГ (около 20% голосов) и ХДС/ ХСС (около 32%). Это означает, что право- и левоцентристы фактически превратились в один сжимающийся центристский тандем, идеологические границы внутри которого размыты. То есть социал-демократы заметно «поправели», а христианские демократы — «полевели». К тому же, они настолько утратили поддержку избирателей, что набирают большинство в Бундестаге только совместными усилиями. Ангела Меркель отдает себе отчет, что может оставаться у власти не как лидер ХДС, а как «канцлер всех немцев», в том числе социал-демократов и «зеленых». Это отчасти и объясняет ее «интернационалистскую» линию в беженском вопросе. Именно поэтому консерваторы обвиняют Ангелу Меркель в том, что она предала их ценности. Если нынешняя тенденция сохранится, СДПГ и ХДС/ ХСС могут потерпеть сокрушительное поражение на выборах в Бундестаг 2017 года.

В обеих партиях проявляется кризис лидерства: налицо негативная кадровая селекция, отсутствие ярких личностей. Многие говорят о необходимости заменить Ангелу Меркель во главе ХДС, но ей некого противопоставить, вокруг нее — «выжженая» кадровая площадка. То же самое относится и к СДПГ, где некем заменить Габриэля. Еще более очевиден кризис идей: СДПГ и ХДС стали неотличимы друг от друга, они проводят совершенно одинаковую внутреннюю и внешнюю политику — в интересах большого бизнеса, европейской политической бюрократии и «большого брата» — США.

Мартовские выборы в трех немецких землях стали серьезнейшим поражением как ХДС, так и СДПГ. Христианские демократы проиграли даже в своей исторической «крепости» — земле Баден-Вюртемберг. Одновременно прорыв на политическую авансцену совершила праворадикальная AfD — «Альтернатива для Германии». В земле Саксония-Анхальт она получила 24,3% голлосов и с большим отрывом обошла СДПГ (10,6%).

Общеевропейская тенденция

Начиная с 1990 года ХДС и СДПГ потеряли почти половину своих членов. Эрозия ведущих партий — не только германский, но и общеевропейский феномен. Кто теперь вспомнит об итальянских христианских демократах — главной партии послевоенной Италии? Процесс эрозии старых партий активно протекает также во Франции, Великобритании и странах Скандинавии. Идеологические платформы этих партий не отвечают больше национальным интересам, для них важен только краткосрочный успех на выборах, а для этого нужны умелые популисты и правильно организованная кампания в СМИ. По сути — происходит имитация политической борьбы.

Опросы показывают, что большинство избирателей Европы не доверяет политическим партиям, уровень доверия составляет около 30% в странах Северной Европы, 25% в Германии и Австрии, и лишь 10%, а зачастую и ниже во Франции, Италии и странах Восточной Европы. И это — общеевропейская тенденция. В Испании многомесячный правительственный кризис связан с тем, что правоцентристская «Народная партия» и левоцентристская Социалистическаяя партия потеряли за последние годы такое количество голосов, что не способны создать коалицию. Зато решающий голос приобрели крайне левая альтернативная партия Podemos и левоцентристская Ciudadanos — «Гражданская партия». Вызов сложившейся политической системе бросают «Партия независимости Соединенного королевства» (Ukip) в Великобритании, «Национальный фронт» во Франции, «Пять звезд» в Италии. О крайнем недовольстве избирателей сложившейся партийной системой свидетельствует и нынешняя президентская кампания в США, ход которой определяет протестное голосование.

Практически речь идет о кризисе партийной системы, сложишейся в Западной Европе и США после Второй мировой войны. Не стоит забывать о том, что нынешние двухпартийные системы на Западе стали своего рода историческим компромиссом перед лицом внешней «советской» и внутренней «коммунистической» угрозы. Американские и европейские политические элиты сплотились в целях выживания и недопущения гражданской войны. Однако за прошедшие десятилетия и особенно после распада Советского Союза политические элиты Запада стали «кастой неприкасаемых», произошло их обюрокрачивание, они оторвались от гражданского общества и утратили представление о национальных интересах. Склеротические явления в западных политических системах стали поразительно напоминать брежневский застой в Советском Союзе.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.