Референдум в Нидерландах по договору Европейского союза с Украиной продемонстрировал, что рычаги влияния России в Европе намного серьезнее, чем только явная пропаганда. Это должно стать предупреждением, в том числе и для Латвии, где интересы Кремля гораздо более далеко идущие, а влияние еще шире.

Правительство Нидерландов настаивает, что сказанное на референдуме «нет» договору об ассоциации ЕС и Украины не следует увязывать с Россией, потому что такой итог голосования обусловлен внутриполитическими процессами. Однако в политике всегда самое важное результат.

Отказ прежнего президента Украины Виктора Януковича подписать упомянутый договор в конце 2013 года привел к революции Майдана, за которой последовали российское вторжение на Украину, аннексия Крыма и война на востоке Украины. Цель заключалась в том, чтобы не допустить ухода Украины из сферы влияния России. Теперь результат референдума в одном государстве-члене ЕС — против Украины в Европе. Достаточно демократично, по сути, сделано то, что Россия пытается сделать при помощи танков.

Основы комплекта используемых и поддерживаемых Россией предрассудков и фобий в Нидерландах те же, что и в Латвии и других европейских странах. Перечень прямо или косвенно поддерживаемых политических агентов и просто полезных идиотов тоже похожий, хотя в каждом конкретном государстве он с другой внутриполитической повесткой дня, и, к примеру, в Латвии эти люди не столь заметны на фоне некоторых «штатных» явно прокремлевских буянов.

Против чего проголосовали голландцы?

Многие из тех, кто проголосовал против договора ЕС и Украины, вряд ли прочитали его текст — более 1000 страниц технической информации на бюрократическом жаргоне. Сомнительно, что его прочитали и сами инициаторы референдума — популистские, скандальные блогеры, которым для привлечения внимания к себе годится любой предлог. На этот раз им стал договор с Украиной, который имеется и у других государств ЕС, его ратифицировали 27 из 28 стран-участниц блока, и абсолютно буднично собирался ратифицировать также парламент Нидерландов.

Группа интернет-блогеров начала сбор подписей и вместе с философами кризиса мужественности, защитниками прав животных, борцами против атомной энергии, леворадикальными евроскептиками и правонационалистическими противниками иммиграции удалось собрать намного больше необходимых для инициирования референдума 300 тысяч подписей.

В референдуме 6 апреля приняло участие только 32% имеющих право голоса (для того чтобы референдум считался состоявшимся, необходимо 30%), и 61% его участников проголосовало «против». Это всего лишь 20% всех обладателей права голоса в Нидерландах, поэтому неизвестно, что думает большинство, которое предпочло не голосовать, дав тем самым возможность победить громкоголосому меньшинству.

«Простое «нет», сложные ответы», — так охарактеризовала газета NRC мотивы голосовавших и очень неясную картину последствий референдума, который нельзя назвать отказом ЕС и Украине как государству партнеру блока. Правящие политики, которые во время кампании перед референдумом в основном надеялись, что количество участников будет меньше необходимого, и держались в стороне, чтобы не навлечь на себя презрение агрессивных популистов, теперь подчеркивают: во-первых, это было голосование касательно очень разных вопросов, и Украина вовсе не главный из них. Во-вторых, референдум был консультативный, а не юридически обязывающий. Однако, в-третьих, правительство не может не принимать во внимание его результаты.

Для правительства ситуация особо неприятная, потому что Нидерланды в настоящее время являются президентствующей в Совете ЕС страной. Можно прогнозировать, что правительство ратифицирует соглашение ЕС и Украины, но предварительно договорится с Брюсселем о символических оговорках. Еще легче прогнозировать, что хор популистских радикалов назовет это доказательством того, что «элита» не считается с «волей народа». Сложнее прогнозировать, насколько существенно нидерландский референдум повлияет на избирателей Великобритании, которые 23 июня будут голосовать за продолжение участия своей страны в ЕС. Организаторы кампании по Brexit не замедлили использовать итог голосования в Нидерландах как аргумент против членства Великобритании в ЕС.

У крайне правых и крайне левых на референдуме в Нидерландах были разные политические цели. Левым евроскептикам, которые вышли на улицу с флагами Палестины, портретами Путина, плакатами о «праве народа Крыма на самоопределение», годится все, что вредит ЕС. В свою очередь, возглавляемые Гертом Вилдером правые радикалы (которых «истинные латыши» традиционно по-дружески называют «национальной силой») воспользовались очередной возможностью для разжигания фобий «против марокканцев» и против «мусульман» вообще — хотя непонятно, какое это имеет отношение к Украине. Но и первые, и вторые в ходе кампании использовали опубликованные на российских пропагандистских порталах материалы.

Осведомленность по поводу договора ЕС с Украиной характеризуют данные опроса, во время которого 34% проголосовавших «против» утверждали, что договор означает членство Украины в ЕС, а 19% выразили убежденность, что самолет рейса MH17 над Украиной в 2014 году сбили «украинские сепаратисты».

Националисты Кремля

И сами противники договора Украины и ЕС перед референдумом не отрицали, что он будет об отношениях ЕС с Россией. Инициаторы референдума на своем сайте писали: «Да, Путин хочет видеть Европу развалившейся. Однако, если вновь и вновь мнение избирателей будет игнорироваться, (…) то вы, а не Путин, будете ответственны за ее развал». Или, как подпевают евроскептики: «Не Путин и не украинский народ определяют то, что мы сами думаем».

Политики западных стран все более открыто говорят о поддержке со стороны России радикальным политическим организациям и проводимым ими кампаниям в Европе. Канцлер Ангела Меркель поручила руководителям служб безопасности проверить влияние России в германских интернет-СМИ. И ЦРУ США начало расследование о влиянии России на политические движения Европы в последние 10 лет.

Крайне правые партии в Западной Европе становятся все более видимым слоем промосковского лагеря. Многие из них получают финансирование от России (самый громкий случай — миллионные «займы» Национального фронта Франции под руководством Марин Ле Пен от контролируемого правительством России банка). Лидеры таких партий гостят в Москве и поддерживают тесные контакты с российскими сверхрадикальными националистами.

В государствах Балтии история оккупации вроде бы автоматически гарантирует местным «националистам» имидж противников российского режима, даже если их политика против «либерализма прогнившей» Европы, кампании по защите «консервативных семейных ценностей» и «нравственности» и истеричная антииммиграционная риторика точь-в-точь совпадает с тем, что проповедуют не обремененные историей друзья Путина в других странах. Помогает поддерживать такую фикцию монополия местных явно промосковских политических сил в нише «левых». Однако, по меньшей мере, службы безопасности государств Балтии этот миф о прокремлевскости как только о «левизне» уже не вводит в заблуждение.

В опубликованном на прошлой неделе докладе Полиции безопасности Эстонии указано на «парадоксальный» факт — российская пропаганда служит «национальным популистам», выступающим против «европейского либерального и толерантного мировоззрения» и использующим кризис с беженцами для умножения страха в обществе. В докладе также отражена связь вызванных сирийской войной потоков беженцев в Европу и оказываемой Россией «финансовой, идеологической и медийной» поддержкой националистам и левым популистам, которые содействуют ксенофобским и антииммиграционным настроениям с целью «ослабления общественной безопасности и международной стабильности, раскола в ЕС».

Такую характеристику модели влияния России можно отнести как к Латвии, так и к Нидерландам, где она увенчалась заслуживающей внимания политической победой Кремля. К еще более серьезным последствиям приведет решение британцев выйти из ЕС. А для Латвии ставка — независимость государства. И пусть нас не вводят в заблуждение лозунги о мнимо благих намерениях. Самое важное в политике — результат.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.