Подождите, Путин скоро займется подготовкой к 100-летнему юбилею Октябрьской революции

С тех пор как одно племя пещерных людей начало следить за другим племенем, уже стало нормой, что различные племена и народы собирают информацию друг о друге. Мы живем в эпоху спутников-разведчиков и перехвата телефонных разговоров, электронной почты и переписки в социальных сетях. Однако все это держится в тайне (по крайней мере, пока Хиллари Клинтон не получила доступ к этим данным) как от наших врагов, так и от нашей общественности.

Возможности узнать о наших противниках нечто новое предоставляются очень редко. В течение многих лет Институт по исследованию средств массовой информации Ближнего Востока (MEMRI) предоставлял нам возможность знакомиться с ранее недоступными и непереводимыми сообщениями СМИ арабского мира и Ирана. Его переводы газетных статей, речей национальных лидеров — в случае с исламскими странами даже их террористов — стали весьма ценным подарком для журналистов, которые сталкиваются с трудностями в процессе самостоятельных поисков информации.

Благодаря MEMRI, мы смогли читать и изучать материалы, которые, к примеру, поведали нам, что, хотя в ООН Ясир Арафат проповедовал идею мира, у себя на родине он кричал на арабском языке, что миллионы арабов двинутся на Иерусалим и станут «мучениками». Мы узнали, что лозунг «Смерь Америке», который иранские духовные лидеры навязывали толпам людей, это вовсе не то же самое, что любимая американцами песня «Возьми меня на игру» («Take me out to the ballgame»), что на самом деле это религиозное заявление, а точнее требование к своему народу. Значительная доля материалов, вошедших в мою книгу под названием «По словам наших врагов» (In the Words of Our Enemies), была позаимствована у MEMRI.


Теперь наши друзья в MEMRI открыли еще одно окно, на этот раз в Россию Владимира Путина, посредством Проекта по исследованию средств массовой информации России. Подобно проекту по изучению СМИ Ближнего Востока, этот проект предоставляет нам гораздо больше информации по сравнению с той пропагандой, которая публикуется в России для российской публики. Он позволяет нам понять, что обсуждают российские лидеры между собой и с представителями российской олигархии.

На прошлой неделе Александр Грушко, посол России в НАТО, обвинил нас в попытке запугать Россию. (Напомню, что две недели назад российские самолеты два дня подряд пролетали над американским эсминцем «Дональд Кук», а еще один самолет на той же неделе совершил маневр в непосредственной близости от американского самолета-разведчика RC-135. Все эти маневры представляли собой угрозу американским вооруженным силам, находящимся в международных водах и над ними.)

Грушко сказал: «То есть, это не военная деятельность, а попытка оказать давление на Россию. Думаю, все серьезные люди понимают, что Россия примет все необходимые меры предосторожности в ответ на эту попытку использования военной силы».


Комментарии Грушко прозвучали как раз в тот момент, когда российские самолеты совершали полеты у нашего западного побережья. Британские истребители часто вынуждены перехватывать российские боевые самолеты, приближающиеся к воздушному пространству Соединенного Королевства. Российские войска все еще остаются в Сирии, поддерживая режим Асада, а также на Украине, продолжая свои попытки постепенно захватить эту страну. Как я писал на прошлой неделе, российские военные развернули там средства радиоэлектронного подавления, чтобы блокировать коммуникацию между представителями украинских сил.

В связи с этим стоит обратить внимание на доклад MEMRI-Россия под названием «Понимание российской политической идеологии и замыслов». Этот доклад основан на объемной статье, написанной министром иностранных дел Сергеем Лавровым и опубликованной в журнале «Россия в глобальной политике».

Как и полагается, Лавров выражает точку зрения Путина, которая была сформулирована российским президентом в 2005 году, когда он назвал распад Советского Союза «величайшей геополитической катастрофой» 20 века.

Лавров довольно подробно описывает точку зрения, которая очень напоминает позицию кайзера Вильгельма в те несколько лет, которые предшествовали началу Первой мировой войны. Тогда кайзер считал, что Германия находится «в окружении» Великобритании и ее союзников, которые лишают ее права занять подобающее место в мировой политике. Вильгельм считал — как Путин и Лавров сегодня — что его страна играет крайне важную роль в Европе.

Точка зрения Лаврова во многом перекликается с позицией Вильгельма. Он пишет, что со времен наполеоновских войн европейские державы, в особенности Франция, стремились «вытолкнуть Россию на европейскую обочину». Он отметил, что теперь это стремление трансформировалось в альянс НАТО, и осудил расширение НАТО в такие страны, как Эстония, которые граничат непосредственно с Россией.

Лавров пишет о Евразии, которая простирается от Лиссабона до Владивостока и в которой Россия в буквальном и геополитическом смысле занимает центральное место. Упоминая о приближающемся 100-летнем юбилее Октябрьской революции, Лавров пишет:

«Думается, в контексте столетия русской революции нам очень важно глубоко осознать непрерывность российской истории, из которой невозможно вымарать какие-то отдельные периоды, и важность синтеза всего массива наработанных нашим народом позитивных традиций и исторического опыта в качестве основы для энергичного продвижения вперед и утверждения по праву принадлежащей нашей стране роли одного из ведущих центров современного мира, поставщика ценностей развития, безопасности и стабильности».


То же самое вполне мог написать кайзер Вильгельм в 1913 году. Если кто-то еще сомневается, что мы уже вступили во вторую холодную войну, это абзац должен рассеять все оставшиеся сомнения. Если бы Россия стала центром современного мира, диктуя те ценности, о которых пишет Лавров, мы снова получили бы государства-сателлиты России, повторяющие судьбу Восточной Европы при советском режиме.


Вторая холодная война уже ведется на многих фронтах, и президент Обама тоже к этому причастен. Лавров высоко оценил успехи Обамы в заключении ядерной сделки с Ираном, в «ликвидации сирийского химического оружия» и в «выработке основных параметров глобального соглашения по климату», которые станут огромным и ненужным бременем для нашей экономики и которые Россия, разумеется, проигнорирует.


Все те «достижения», за которые Лавров похвалил Обаму, либо обернутся угрозой для нашей безопасности, либо станут ненужным бременем для нашей экономики. И все они, тем не менее, получили высокую оценку Обамы и Лаврова.


Симпатия, возникшая между Дональдом Трампом и Владимиром Путиным, может с легкостью перерасти в очередную «перезагрузку» отношений с Россией, подобную той, о которой Хиллари Клинтон объявила в 2009 году. Как в прошлом году сказал Лавров, перезагрузка была изобретением Клинтон и администрации Обамы, имея в виду, что она была полностью лишена смысла. Провал версии Трампа может оказаться еще более впечатляющим, однако ему потребуется несколько лет, чтобы это признать.


В своих мемуарах под названием «Трудный выбор» (Hard Choices) Клинтон признала, что ей очень хотелось, чтобы политика перезагрузки оказалась успешной, и она, несомненно, предприняла бы еще одну попытку провести перезагрузку. Однако стоит напомнить, что, как она пишет в своих мемуарах, во время их встречи с Владимиром Путиным он обратил на нее внимание только тогда, когда она высоко оценила его попытки спасти сибирских тигров от вымирания.


И Клинтон, и Трамп будут пытаться — безуспешно — налаживать отношения с Россией Путина по многим причинам, и не в последнюю очередь потому, что им не хватает идеологической приверженности нашей системе ценностей и правления. У Путина и Лаврова тоже нет подобной идеологической основы. Но нам повезло, что Берни Сандерс (Bernie Sanders), который провел свой медовый месяц в Советском Союзе, никогда не станет президентом США.


Тед Круз (Ted Cruz), несмотря на все его слабые места, и Джон Касич (John Kasich), у которого тоже множество недостатков, могли бы внушить больше доверия, потому что они, возможно, были бы более восприимчивы к советам консерваторов о том, как нужно вести новую холодную войну.


В следующем году мы увидим, как Россия будет отмечать 100-летний юбилей Октябрьской революции, в результате которой и возник Советский Союз. Единственным ограничением для нее, вероятнее всего, станет ее слабая и зависимая от цен на сырье экономика. Если мировые цены на нефть начнут расти, это ограничение будет снято. Следующий год будет таким же интересным и важным для России, каким для нас станет 2016 год.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.