Когда сторонники выхода из ЕС рисуют будущее Британии вне Евросоюза, они часто указывают на англосферу в составе англоязычных наций, ставшую наследием британского имперского прошлого. Поэтому высказывания Барака Обамы по поводу британского референдума на прошлой неделе могут стать мощнейшим ударом по сторонникам Брексита. Ведь получается, что президент США, являющийся самым влиятельным человеком в англосфере, настоятельно убеждает Британию остаться в ЕС.

Некоторые сторонники Брексита в отчаянии стали заявлять, что Обама испытывает к Британии какую-то особую неприязнь. Мэр Лондона Борис Джонсон выдвинул теорию о том, что «отчасти кенийское происхождение президента» объясняет его взгляды.

В действительности ни в каких пояснениях заявление Обамы не нуждается. Соединенные Штаты в рамках своей политики уже давно выступают за членство Британии в ЕС.

Но сторонники Брексита нацелились на нечто более масштабное. Несмотря на превратившиеся в ритуал заявления об особом характере отношений между США и Соединенным Королевством, что-то изменилось в годы президентства Обамы. А именно, и Вашингтон, и Лондон стали обращать больше внимания на усиление Азии, которое заставило обе страны пересмотреть отношение к миру и друг к другу.

Происхождение Обамы все-таки играет в этом определенную роль. Но в данном случае важно не то, что он первый афроамериканский президент, а то, что он первый тихоокеанский президент. Обама вырос на Гавайях посреди Тихого океана, а в детстве провел несколько лет в Индонезии. Он как ни один президент до него понимает важность и растущую значимость Азиатско-Тихоокеанского региона.

© AFP 2016, Jim Watson
Президент США Барак Обама во время выступления в Ганновере, Германия

Показательной внешнеполитической инициативой Обамы является «поворот Америки в сторону Азии». Несмотря на неразбериху и хаос на Ближнем Востоке и на Украине, американский президент упорно, твердо и решительно стремится направлять дипломатические, военные и экономические ресурсы в Азию.

Во время визита Обамы в Лондон было много разговоров о том, захотят ли США заключать отдельное торговое соглашение с Британией в случае ее выхода из ЕС, или больше внимания будут уделять Трансатлантическому торгово-инвестиционному партнерству США и Евросоюза. Обама сделал громкое заявление о том, что Великобритания окажется в конце очереди желающих подписать отдельную торговую сделку с США. Но реальность такова, что главный торговый приоритет Америки это не Британия и не ЕС, а Азия. Переговоры по ТТИП будут идти еще несколько лет, а соглашение о Транстихоокеанском партнерстве между США и 11 странами Азиатско-Тихоокеанского региона уже заключено и ожидает ратификации.

Некоторые британцы и европейцы надеются, что с уходом Обамы США будут уделять меньше внимания Азии и снова повернутся в сторону Атлантики. Но это вряд ли. Любой американский президент, заботящийся о стратегических приоритетах США, наверняка сделает такие же выводы, как Обама. Его наиболее вероятная преемница Хиллари Клинтон твердо верит в «привязку к Азии», о чем она недвусмысленно написала в 2011 году в статье под названием «Тихоокеанский век Америки».

У британцев нет особых оснований жаловаться на занятость Америки Азиатско-Тихоокеанским регионом, поскольку правительство Кэмерона осуществляет свою собственную привязку к Азии, делая это даже в ущерб связям с США. Дэвид Кэмерон во главе высокопоставленных торговых делегаций уже неоднократно побывал в Азии, где в его присутствии Британия стала членом-учредителем Азиатского банка инфраструктурных инвестиций со штаб-квартирой в Пекине, сделав это вопреки пожеланиям американского правительства. Один из представителей администрации Обамы пожаловался (корреспонденту Financial Times) на «постоянные уступки» Британии Китаю.

Безусловно, Британию и Америку связывают глубокие исторические и культурные узы. Сомневающиеся в этом могут посмотреть, сколько высокопоставленных представителей внешнеполитического истэблишмента США учились в Оксфорде. Советник Обамы по национальной безопасности Сьюзан Райс (Susan Rice), Билл Бернс (Bill Burns), работавший заместителем Клинтон в Госдепартаменте, а также один из ее ближайших советников Джейк Салливан (Jake Sullivan) — все они выпускники Оксфордского университета.


Такого рода связи помогают Британии отыскивать нужные двери в Вашингтоне. Но в будущем даже образовательные связи элиты будут ослабевать. Американский финансист Стивен Шварцман (Stephen Schwarzman), вдохновленный оксфордскими стипендиями Родса, только что учредил собственную схему стипендий, в рамках которой добивающиеся больших достижений американцы и другие студенты будут ездить на учебу в Пекин в Университет Цинхуа. Доводы у Шварцмана вполне разумные: важно, чтобы будущие американские лидеры лучше понимали Китай.

Усиление Азии также меняет характер Канады и Австралии, которые тоже являются ключевыми членами традиционной англосферы. Объем торговли Австралии с Китаем и Японией в стоимостном выражении в 10 раз больше, чем с Британией. Население крупнейшего города Канады Торонто сегодня примерно на 35% состоит из азиатов. А в Ванкувере на тихоокеанском побережье эта цифра давно перевалила за 40%.

Однако те британцы, которые ностальгируют по англосфере и недовольны решением Обамы поставить Лондон «в конец очереди», могли бы задуматься о том, какие выгоды они до сих пор получают от культурного влияния США. Возможно, традиционная англосфера находится в запущенном состоянии. Но в Брюсселе появилась англосфера иного рода, поскольку английский стал общим языком институтов Евросоюза.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.