Что произошло с Западом? Барак Обама только что посетил Европу, чтобы прославить и укрепить Запад, попросить Великобританию остаться в Евросоюзе, а Германию — поддержать проект соглашения о трансатлантическом торговом партнерстве (TTIP). Реакция англичан, немцев и американцев указывает на то, что он восхвалял то, чего нет. Или, по крайней мере то, что сейчас уже не то, чем было раньше.

В статье, опубликованной в утренней газете The Daily Telegraph, ориентированной на консервативный средний класс Англии, Обама упомянул те учреждения, которые совместно помогли развивать Великобританию и США после 1945 года. А также то обстоятельство, что Евросоюз способствовал «распространению британских ценностей — демократии, правового государства, свободных рынков — по всему континенту и его периферии». В ответ с разгромной статьей в той же самой газете выступил мэр Лондона Борис Джонсон. Лондонский градоначальник, уже указывавший на антибританскую позицию Обамы из-за его кенийского происхождения, на этот раз разнес в пух и прах «американских президентов, крупных предпринимателей и жирных котов всех мастей», которые хотят, чтобы Великобритания продолжала оставаться пленницей Европы.

Парадоксальным образом, яростный сторонник выхода Англии из Евросоюза не удосужился ответить на главный довод Обамы, касающийся западных интересов и ценностей, оказавшихся под угрозой. Через все его рассуждения красной нитью проходило «я, я, я». Великобритания будет лучше себя чувствовать с нашими собственными торговыми соглашениями, столкнется с меньшим наплывом иммигрантов и будет более счастливой, суверенной и свободной страной. Не спрашивай, что может сделать Великобритания для мира, лучше спроси, что мир может сделать для Великобритании.

Как отличается от споров начала 70-х, когда Англия решила вступить в Европейское сообщество. Разумеется, главные причины подобного шага находились в экономической области. И все же, когда я прочитал отчеты о парламентских прениях тех лет, мне особенно бросилось в глаза то, что тогдашние консерваторы выступали за этот шаг, рассматривая его как укрепление западной безопасности перед лицом СССР.

В те времена, консерваторы подходили к вопросам более масштабно, в то время как лейбористы тяготели к евроскептицизму и изоляционизму. Сейчас все наоборот. Партия Черчилля, или, по крайней мере, ее евроскептическая половина, отвернулась от того самого Запада, строительству которого Черчилль способствовал как никто. Отобедав с членами британской королевской семьи, Обама отправился на промышленную ярмарку в Ганновер (Германия), чтобы вместе с Ангелой Меркель примерить очки виртуальной реальности и выступить в защиту TTIP.

И все-таки, его попытка укрепить Запад опять столкнулась с общим неприятием и скепсисом. Во внеочередной колонке для журнала Der Spiegel Якоб Аугштайн (Jakob Augstein) назвал Обаму «последним президентом Запада». «Слово Запад раньше что-то значило», пишет он. «Оно определяло ценности и цели лучшего мира». А сейчас уже нет. Теперь мы, европейцы, «все больше думаем о США, точно так же как о России, Китае и Индии». Это твои слова, Якоб. Однако, несомненно, что они выражают довольно распространенные в Германии настроения, все более отдаляющейся от США в политическом, культурном и мировоззренческом плане.

Между тем, в самих США все возможные преемники Обамы выступают против соглашения о трансатлантическом партнерстве. Даже Хиллари Клинтон, единственная, кто этого не делает, и, к счастью, имеющая наибольшие шансы быть избранной президентом, сделала определенные оговорки. При этом она явно руководствовалась тактическими соображениями и принимала в расчет протекционистские тенденции в среде крупных слоев избирателей и рядовых членов Демократической партии.

TTIP — не единственное, что подвергает критике Дональд Трамп. Он также утверждает, что НАТО «устарело». То обстоятельство, что Путин силой присоединил Крым, могло бы навести на мысль о том, что альянс продолжает играть важную роль, но не тут-то было. Путин и Трамп будут прекрасно ладить друг с другом. «Я всегда был хорошего мнения о Путине. Думаю, что это сильный, влиятельный лидер, представляющий свою страну». В ходе доклада по вопросам внешней политики, произнесенного неделю назад, Трамп попытался выглядеть государственным деятелем. Но при этом продолжал говорить о достижении некого «соглашения» с Путиным. Что касается НАТО, то «страны, которых мы защищаем, должны оплатить стоимость этой защиты, а если они этого не делают, то США должны предоставить им возможность обороняться самим». Нет никакой разницы между гарантией, данной Польше и прибалтийским странам согласно Статье 5 Договора. Он заверил, что хочет «вдохнуть новую жизнь в западные ценности», однако тут же отделили их от общечеловеческих. Про просвещение — ни слова. Иметь таких друзей как Трамп — врагов не надо.

Ослаблению Запада есть вполне определенное историческое объяснение. В виде культурного сообщества Запад существует уже несколько веков, но в качестве реального геополитического игрока он сформировался в ходе борьбы против общего врага — фашистской Германии. Дальнейшая консолидация Запада произошла в ходе противостояния с СССР. Однако, холодная война закончилась, а Советский Союз прекратил свое существование. Когда позиции Европы и США значительно ослабли из-за войны в Ираке, один бывший британский министр иностранных дел сказал мне: «Как было бы хорошо, если бы вернулся Брежнев». Я писал об ослаблении Запада в 2004 году, в книге под названием «Свободный мир». Проанализировав причины распада Запада, я пришел к выводу о том, что крупные вызовы современной эпохи —от подъема Китая до изменения климата и проблем Ближнего Востока — не могут быть решены без тесного взаимодействия между США и ЕС, двух крупнейших в мире сообществ богатых и свободных людей. Я также писал о том, что это объединение должно стать ядром другого, еще более крупного, в которое войдут все, кто разделяет определенные ценности и интересы: Индия, Бразилия, ЮАР. Я назвал его пост-Запад.

Думаю, что мой анализ имеет силу и поныне. Даже с учетом недавно принятых в Париже планов, весьма вероятно, что глобальное потепление климата превысит установленный предел в 2 градуса. Китай, руководимый неомаоистом Си Цзиньпинем, не годится на роль приемлемого мирового лидера. Нам противостоит реакционная и реваншистская Россия, преследующая те же цели, что Найджел Фараж (Nigel Farage) и Марин Ле Пен (Marine le Pen): уничтожить ЕС. Более удобного момента для того, чтобы отречься от Запада и не придумаешь.

Запад, и прежде всего Европа и Северная Америка, имеет множество прегрешений, в которых ему следовало бы раскаяться. Это малопривлекательный путь для европейских левых. Но тот подход к Западу, с которым выступает Обама, по своему содержанию является интернациональным и либеральным. И он в гораздо большей степени, чем раньше, учитывает потребности небогатых стран. Альтернативой является не прогрессивная идея, а чудовищный конгломерат Путина, Трампа и Ле Пен: Путрампен. Чему вы отдадите предпочтение: интернационалисту Обаме или националисту Путрампену? Лично у меня сомнений на сей счет нет.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.