Atlantico: На «патриотическом и народном» банкете 1 мая Марин Ле Пен выступила за объединение правых для «формирования большинства, в котором нуждается страна». Тем не менее в понедельник трех евродепутатов Нацфронта отправили в дисциплинарный совет партии за участие в первомайской демонстрации Жана-Мари Ле Пена. Тот в свою очередь заявил, что его дочь вполне может проиграть в 2017 году… Как можно говорить о союзе правых, если в самом Нацфронте нет единства?

Венсан Турнье:
Как раз таки отсутствие единства в НФ и делает возможным расширение в сторону других движений. Стратегия Марин Ле Пен предельно прозрачна: она хочет избавиться от неудобной, по ее мнению, старой гвардии, чтобы разрушить сформировавшийся вокруг партии с 1990-х годов санитарный кордон, который перечеркивает любые перспективы альянсов. В этом-то и заключается главная проблема Нацфронта: он может сколько угодно быть первой партией Франции на избирательных участках, но отсутствие связей с другими партиями лишает его шансов на победу на любых выборах. Это наглядно продемонстрировали нам последнее голосование в регионах и департаментах. НФ не может рассчитывать ни на какой источник поддержки для преодоления рокового рубежа в 50%. Ситуация парадоксальная, потому что в плане ценностей часть правого электората довольно близка к идеям Нацфронта. Таким образом, он мог бы положиться на существенный потенциальный резерв, но пока что тот заморожен из-за образа НФ, который все еще остается крайне непривлекательным для трех четвертей электората.

— В Безье Робер Менар (Robert Ménard) созвал ряд видных деятелей (либералов, голлистов и даже консерваторов) на собрание правых «Вне стен». Может ли Марин Ле Пен положиться на них, чтобы попасть во второй тур?


— Наберется немало политиков, которые находятся где-то на орбите правого национализма, не уходя при этом в сторону ультраправых. К их числу относятся Филипп де Вилье (Philippe de Villiers), Николя Дюпон-Эньян (Nicolas Dupont-Aignan), Патрик Бюиссон (Patrick Buisson), Анри Гено (Henri Guaino) и Кристиан Ваннест (Christian Vanneste). Они могли бы установить связь между традиционными правыми и Нацфронтом Марин Ле Пен.

Таким образом, инициатива Робера Менара призвана сделать это течение заметнее, придать ему суть и легитимность. Цель — продемонстрировать существование некой «серой зоны» между «плохишами» из НФ и «хорошими парнями» из классических правых. Это должно сформировать представление о голосовании за НФ как о чем-то обычном или, по меньшей мере, облегчить движение правых избирателей в сторону Нацфронта. Для успеха нужно, чтобы существенная часть руководства «Республиканцев» перешла в НФ или хотя бы движение Марин Ле Пен, которое как раз призвано стать промежуточным звеном между классическими правыми и Нацфронтом.

— Так ли просто проводить объединение с руководством «Республиканцев» при том, что риторика НФ долгое время была направлена против правых? Есть ли тут какие-то политические риски? Стоит ли ждать союза двух партий? И разве Нацфронт не заинтересован в продолжении критики традиционных движений?

— В политике всем партиям приходится иметь дело с противоречиями между лежащей в их основе легендой и реальностью. То же самое касается и Нацфронта. Его успех объясняется тем, что ему удалось привлечь избирателей антисистемной позицией и критикой фактического альянса между Соцпартией и «Республиканцами». Антисистемная риторика позволила ему привлечь множество голосов, потому что часть электората разочарована направлением развития общества и политических партий. Но сегодня Нацфронт оказался прижат к стене. Ему уже практически не приходится рассчитывать на дальнейший прирост голосов. Это его «стеклянный потолок», который практически полностью исключает перспективу победы в 2017 году, что бы там ни говорил Манюэль Вальс. Главная трудность для НФ — преодолеть это препятствие.

— Николя Саркози заявил о намерении вести борьбу с НФ, а Ален Жюппе назвал его своим главным политическим противником. Возможен ли в таких условиях альянс Нацфронта с частью руководства «Республиканцев»? Марин Ле Пен стремится развалить «Республиканцев», переманив к себе традиционалистов из их руководства?


— Пока что альянс с традиционными правыми полностью исключается. По-настоящему в этом никто не заинтересован.

Нацфронт рискует лишиться ядра, а у «Республиканцев» все равно остается достаточно резервных голосов, чтобы рассчитывать на победу без кардинальной смены стратегии. Кроме того, правые понимают, что альянс с НФ обошелся бы им очень дорого в символическом плане, навлек бы на них громы и молнии СМИ и интеллигенции.

У НФ же на ближайшее время остается только одна стратегия: постараться привлечь разных политических деятелей, что уже начало происходить на местном уровне. Эта стратегия реальна, потому что Нацфронт уже достиг довольно высокого электорального уровня, что дает ему возможность раздавать места и должности.

К тому же, следует принять во внимание и другую стратегию. Параллельно с переманиваем политиков Нацфронт реализует масштабную пиар-операцию в отношении двух сообществ: гомосексуалистов и евреев. Как пишет Jerusalem Post, НФ собирается сформировать неформальный еврейский коллектив, целью которого будет привлечение еврейского электората.

Пока что эта стратегия только зарождается, но если она заработает, результаты могут быть весьма существенными. У гомосексуалистов и евреев сейчас нет единого мнения насчет НФ, хотя раньше именно они были главными критиками его подозрительной идеологии. Подъем гомофобии и антисемитизма в иммигрантской среде сделал их более восприимчивыми к риторике НФ. Причем обе группы обладают немалым влиянием в СМИ и среди интеллектуалов. Таким образом, их поддержка могла бы существенно изменить имидж Нацфронта.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.