Россия реализовала свои цели в Сирии, по крайней мере в краткосрочной перспективе. Что будет дальше, пока неясно. Точно можно сказать одно: подавляющее большинство сирийских граждан не смогут забыть российского участия в войне, которая была направлена против всего сирийского народа.

Что касается Москвы, то будущее Сирии пока слабо представляется без участия России, особенно если принять во внимание, что сирийский конфликт имеет три уровня: иранский, американский и израильский.

Иран окончательно смирился с тем, что судьба Башара Асада полностью зависит от решения Кремля. Россия была призвана спасти то, что осталось от алавитского сирийского режима, сохранение которого представляет для Ирана особую важность.

Если бы не военное вмешательство России, то сирийский президент не находился бы до сих пор в Дамаске и не способен был бы проводить выборы, которые по сути предназначены лишь для того, чтобы сказать, что он еще жив и полон сил.

Что касается США, то администрация Барака Обамы решила, что рациональнее всего будет ограничиться простым наблюдением со стороны за процессом раздробления Сирии. Поэтому она возложила ответственность за происходящее на Россию, позволив ей действовать так, как она сочтет нужным. Американская администрация отказалась от прежней позиции, которая заключалась в том, что добиться успеха в войне против ИГИЛ и терроризма в целом не представляется возможным до тех пор, пока Башар Асад находится у власти. Дело в том, что нынешний сирийский режим на протяжении полувека с тех пор, как власть в стране взял в свои руки Хафез Асад (сначала он занимал пост министра обороны страны), в Сирии использовались методы терроризма на государственном уровне и шантажа —на международном уровне. Рано или поздно такие методы обращаются против тех, кто их использует, как и случилось сегодня в Сирии.

На израильском уровне очевидно, что все, что касается сирийского досье, ежедневно координируется между Владимиром Путиным и Биньямином Нетаньяху. Об этом говорит тот факт, что, когда Израиль заявляет, что Голанские высоты навсегда останутся его территорией, со стороны Москвы не следует каких-либо возражений.   

Это сегодняшняя реальность, и от нее никуда не деться. Но главное, что сегодня с точностью можно сказать: той Сирии, которую мы все знали, больше не существует. Вопрос в том, на что готова пойти Москва ради обеспечения своих интересов в долгосрочной перспективе, ведь успеха в краткосрочной она уже добилась. Ответ очевиден: долгосрочные интересы Москвы тесно связаны с интересами Израиля в отношении Голанских высот.

Надо сказать, что Голаны со времен их захвата Израилем в 1967 году были неким страховым полюсом для сирийского режима. Бывший президент Хафез Асад предпринимал попытки вернуть эти территории Сирии, но безрезультатно. Однако алавитский режим никогда всерьез не планировал возврат этих территорий под свой контроль. Намного выгоднее для него было, чтобы Голанские высоты оставались предметом торговли с Израилем. С одной стороны, это было важно для сохранения режима в принципе, с другой — чтобы передать власть в стране нынешнему президенту Башару Асаду. О том, что сирийские правители не планировали бороться за высоты, прекрасно знал Израиль, но продолжал играть в игру противостояния и споров.


Один бывший высокопоставленный американский чиновник, наблюдавший в свое время за переговорами (не прямыми) между Хафезом Асадом и Ицхаком Рабином при посредничестве госсекретаря США Уоррена Кристофера, рассказал, что тогда стороны договорились, что оккупированные территории будут возвращены Сирии. Сделка включала в себя все необходимые процедуры, в том числе обмен послами, однако процедура так и не состоялась. Вышеупомянутый американский чиновник сообщил, что в конечном итоге сам Хафез Асад спровоцировал провал мероприятия, так как ему не было выгодно возвращать Голанские высоты — тем самым он лишил бы себя возможности бесконечно торговаться с Израилем по разным вопросам. Хафез Асад побуждал суннитов вести переговоры с израильтянами напрямую. Известные примеры связаны с министром иностранных дел Фаруком Аш-Шараа и начальником генштаба Хикметом Аш-Шахаби. Он специально выдвигал суннитов на первый план, когда дело касалось Израиля. Таким образом Хафез Асад демонстрировал, что алавиты отвергают любые возможности договариваться с израильтянами, тогда как «предатели» сунниты идут на сделку с оккупантами.

Сегодня Россия поняла, что срок израильского страхового полиса, выданного сирийскому режиму Израилем, истекает. Поэтому в настоящий момент мы наблюдаем процесс передела сфер влияния между Россией и Израилем. Разумеется, тут нельзя не учитывать позицию Ирана, который ставит в приоритет оставление Асада у власти в Дамаске, пусть даже визуально, так как это важно для Тегерана прежде всего с идеологической точки зрения.

Однако непонятно, как будет развиваться ситуация дальше. Каким образом Россия сможет одновременно предоставить необходимые гарантии Израилю, тогда как Иран настаивает на продолжении передачи «Хезболле» ракет определенного типа?

Надо отметить, что до настоящего момента «тройке» России — Израиля — Ирана удавалось находить приемлемую форму сосуществования. Однако сохранится ли подобная форма в долгосрочной перспективе? Ведь Израиль отказался продлевать страховку сирийскому режиму, и режиму придется с этим смириться, а также принять независимый курдский регион на севере страны.

Есть два фактора, которые будут препятствовать тому, чтобы эти три государства продолжали сосуществовать относительно мирно. Во-первых, Турция не захочет мириться с новым курдским государственным образованием на севере Сирии и посчитает его прямой угрозой в свой адрес.

Что касается второго фактора, то он заключается в том, что сирийский народ протестовал и сражался с преступным режимом не для России, Израиля, Ирана и Турции. Несмотря на очевидную дряблость оппозиции, народ не собирается отступать. Народ сказал свое окончательное слово, заявив, что режиму не быть, и что нет иного варианта для решения или урегулирования конфликта, кроме ухода Башара Асада с поста президента страны.

Россия победила в краткосрочной перспективе. Она имеет в Сирии двух сильнейших союзников — Израиль и Иран. Но что она будет делать дальше, когда народ не захочет отказываться от своих требований в отношении Асада? Ограничится ли она прибрежной территорией, где война сейчас в полном разгаре?

А Израиль спокойно наблюдает со своих «высот» под названием Голаны на происходящие кровавые события в стране, куда с головой погрузился Иран…

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.