Президент Барак Обама пригласил пять скандинавских стран на саммит в Белом доме в пятницу 13 мая. Это доказывает, что по ту сторону Атлантики интересуются Скандинавией. Нынешний саммит — продолжение встречи Обамы с северными лидерами в Стокгольме три года назад. К сожалению, с тех пор обстановка в мире еще более накалилась, возник ряд новых кризисов и угроз.

Возникает вопрос: для чего американскому президенту встреча сразу со всеми скандинавскими лидерами? На самом деле, есть множество доказательств того, что Обама — большой поклонник северных стран. Их общие черты и их прагматичные решения сложных проблем привлекли внимание США во времена, когда внутриамериканская политическая обстановка чрезвычайно турбулентна, так что Америка сама ищет новые идеи для решении задач как внутренней, так и внешней политики.



С другой стороны, демократические институты, которые являются фундаментом государства всеобщего благосостояния и скандинавского образа жизни, оказались под угрозой. Важно знать, что Вашингтон прекрасно осведомлен о миграционном кризисе и падении толерантности среди как правых, так и левых популистов в Европе. США с беспокойством следят и за угрозами европейской безопасности и навязчивыми попытками России поколебать демократические общества в Восточной Европе. Нет сомнения, что эти вызовы будут на повестке дня предстоящей встречи с Обамой.

Однако Вашингтон интересуют не только вопросы безопасности.

Обама хотел бы, чтобы его запомнили как президента, который боролся за ценности, которые американцы ассоциируют со Скандинавией: благосостояние, защита окружающей среды, климат, социальная справедливость, равноправие, образование и инновации. Как и многие другие либеральные демократы в США, Барак Обама завидует высокому уровню жизни в Скандинавии.

Он не просто испытывает восхищение. До конца президентского срока у него еще много дел, и каждая встреча подает сигнал о важности данных отношений. В последние годы мало кто получал приглашение в Белый дом. В основном, Америка проводила встречи с Китаем, Японией и другими мировыми лидерами, и с ними она обсуждала глобальные кризисы. Американо-скандинавский саммит, напротив, отличается позитивным подтекстом.

В широко обсуждаемом интервью журналу The Atlantic Magazine в марте Обама, говоря о трудностях решения кризиса на Ближнем Востоке, выразил симпатию к прагматичному и малоэмоциональному стилю правления в северных странах. «Если бы все были как скандинавы, это было бы легко», — сказал он. Эти слова не взяты из воздуха, они стали результатом многолетних близких отношений и глубокого доверия между США и членами НАТО Данией, Норвегией и Исландией, а также партнерами Швецией и Финляндией.

Скандинавские страны, в том числе Швеция, внесли значительный вклад в борьбу с международными вызовами в Европе и за ее пределами. Скандинавские войска побывали на Балканах, в Афганистане и Ираке. В Северной Африке, например, в Мали, Скандинавия делает большие пожертвования. Скандинавия лидирует в оказании гуманитарной помощи странам-жертвам катастроф. Ее прагматичная позиция в отношении России, которая строится на сочетании давления на Москву и стремления к диалогу, внушает уважение и находит поддержку в других странах. Скандинавия — ворота в арктический регион, который приобретает все больший вес в мире. Северные страны — ключ к безопасности на Балтике. Кроме того, они стабилизируют расколотую Европу. Как говорят в Америке, нет такой страны, которая была бы достаточно велика, чтобы самостоятельно решать мировые проблемы, или слишком мала, чтобы ничем не отличаться от других. Добавьте к этому «мягкую силу» Скандинавии в окружающем мире. Существует значительный спрос на скандинавское искусство, дизайн, архитектуру, литературу, кино, телевидение, музыку и моду. Вот причины симпатии США и других стран к Скандинавии.

К сожалению, существует и ряд заблуждений о скандинавской модели. Многие американские политики и эксперты левых убеждений считают Скандинавию формой «социалистической утопии». Важно напомнить им, что все скандинавские страны — либеральные демократии и сильные рыночные экономики, которым удалось «приручить» капитализм и использовать его в своих интересах. Их экономические модели отличаются друг от друга, и они породили некоторые из самых конкурентоспособных областей промышленности, а также выработали современные методы добычи природных ресурсов. Эти модели позволяют развивать инновации и творческий подход, что, в свою очередь, ускоряет экономический рост. В дни, когда Америке нужно вдохновение, чтобы взяться за собственные внутренние проблемы, Скандинавия может стать источником новых идей.

Помимо прочего, интерес администрации Обамы к северным странам во многом строится на тревоге о будущем Европы в связи с атаками на демократию и открытость в некоторых ее частях. Здесь Скандинавия тоже может сыграть положительную роль. Так что значение саммита распространяется далеко за границы скандинавских государств.

Когда скандинавские лидеры, включая Стефана Лёвена, прибудут в Вашингтон, у них появится уникальная возможность укрепить свои позиции в качестве важнейших союзников и партнеров США. Надо суметь воспользоваться этим. Сам по себе саммит — не конечная точка. Работа над укреплением американо-скандинавских связей должна продолжиться и в будущем, кто бы ни стал президентом по результатам выборов в ноябре.

Об авторах:

Андраш Симоньи (András Simonyi) — исполнительный директор аналитического Центра трансатлантических отношений (Center for Transatlantic Relations) в Вашингтоне, бывший посол Венгрии в США и НАТО.

Эрик Браттберг (Erik Brattberg) — старший научный сотрудник аналитических Института Маккейна (McCain Instititute) и Центра новой американской безопасности (Center for a New American Security (CNAS)) в Вашингтоне.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.