Верховный представитель ЕС по иностранным делам Федерика Могерини хочет бороться с контрабандой людьми в Средиземном море. Для этого необходимо сотрудничество с трудными партнерами и поддержка НАТО.

Die Welt: Фрау Могерини, турецкий президент Эрдоган обвинил ЕС из-за спора об отмене виз в «лицемерии» и в поддержке таких террористических организаций, как PKK (Курдская рабочая партия — прим. перев.). Что Вы скажете на это?

Федерика Могерини: Мое послание в адрес Турции таково: у нас много общего и обширная совместная политическая повестка дня — речь идет далеко не только о беженцах. И отчасти у нас и общие проблемы: мы все хотим завершения гражданской войны в Сирии, мы все хотим решения кипрского конфликта, и мы все подвергаемся террористическим угрозам. Мы может быть партнерами во многих областях, и со стороны Европы есть политическая воля для конструктивного сотрудничества с Турцией.


Die Welt: Но тяжелые обвинения Эрдогана в этом не помогают.


Могерини: Вы хотите, чтобы я это сказала (смеется).


Die Welt: Я спрашиваю Ваше мнение.

Могерини: Я вам сказала то, что мне важно.

Die Welt: Что произойдет, если Эрдоган больше не будет придерживаться договоренности с ЕС по беженцам?


Могерини: Мы заключили наш договор с турецким правительством, а не с одним лицом. Но если турецкое правительство решится на смену политики, то нам надо будет это обсудить. Но я ожидаю, что новое правительство подтвердит прошлые договоренности.

Die Welt: Ожидаете ли Вы в 2016 году открытия обеих правовых глав о правовом государстве в переговорах о вступлении Турции?

Могерини: Я очень надеюсь, что ЕС на переговорах с Турцией о вступлении еще в этом году откроет главы 23 и 24 откроет и затем приступит к переговорам об основных правах, юрисдикции и демократических свободах. Эти главы имеют решающее значение для достижения прогресса по важным вопросам. Но прежде чем мы откроем эти главы, надо, чтобы были выполнены необходимые критерии.

Die Welt: Сколько беженцев и мигрантов находится в Ливии?


Могерини: По данным Международной организации по миграции, в Ливии — свыше 500 тысяч мигрантов и беженцев. Многие из них уже давно являются беженцами и пережили некую форму современного рабства. Нередко они живут в Ливии в нечеловеческих условиях. Мы сотрудничаем с международными организациями, чтобы улучшить их положение.


Die Welt: Что еще делает ЕС в Африке, чтобы уменьшить потоки беженцев?


Могерини: Мы хотим теснее кооперировать с такими соседними с Ливией государствами, как Нигерия, и одновременно улучшить экономическую ситуацию на родине беженцев. В настоящее время мы работаем над инвестиционным планом для государств вне ЕС, особенно для африканских государств, который должен функционировать по образцу так называемого Juncker-Fonds для стран ЕС. Конкретно: Мы хотим связать друг с другом фонды содействия развитию, частные инвестиции и банковские гарантии. Это могло бы значительно улучшить готовность к инвестициям в странах. Кроме того, ЕС будет и дальше последовательно бороться с контрабандистами. Очень важно здесь содействие средиземноморской миссии «София».

Die Welt: Британский парламент дал этой миссии ЕС уничтожающую оценку.


Моренини: Я вижу это иначе. Пока было задержано 69 контрабандистов, и за шесть месяцев уничтожено более 100 лодок. Наличие кораблей ЕС в Средиземном море оказывает устрашающее воздействие на контрабандистов, и миссия сделала важный вклад в дело более глубокого изучения этих криминальных сетей. Они уже не могут больше безнаказанно действовать в открытом море. Добавьте к этому: более 13 тысяч человек, терпящих бедствие в море, были спасены нашими морскими силами. Это нечто, чем мы как европейцы можем гордиться.


Die Welt: ЕС хочет расширить мандат миссии. Что должно произойти?


Могерини: 13 мая мы договорились о продлении мандата миссии «София» на год. Добавилось новое задание, с которого мы начали оперативное планирование: обучение ливийской прибрежной охраны, разумеется, в зависимости от запросов ливийских властей. И это может начаться уже в ближайшие недели.


Die Welt: Как может НАТО поддержать ЕС в Средиземном море?


Могерини: Это зависит от решений ливийцев. ЕС и НАТО могут взаимно дополнять друг друга при выполнении заданий, разных по своей сути. ЕС работает вместе с ливийскими властями над возможностью создания действующего полицейского и правового аппарата и в обучении прибрежной охраны. Комментировать роль НАТО мне не пристало.

Die Welt: Кто это решает?


Морегини: Ливия. Без сомнения. Они определяют, что они хотят, и что им необходимо, а мы можем потом решать, сможем ли мы это сделать.


Die Welt: В прошлом году 153 тысячи человек прибыли из Ливии в Италию. Ожидаете ли Вы в этом году увеличения показателей?


Могерини: Серьезно это нельзя спрогнозировать. Нам надо прекратить постоянно следить за недельными и месячными данными. По миру у нас почти 70 миллионов беженцев. Европа — это привлекательное место, остров мира, безопасности и благосостояния. Мы, европейцы, должны наконец понять, что массовые передвижения людей — это феномен нашего времени. Мы не сможем остановить миграцию, в том числе и в Европу, но мы можем с ней справиться.


Die Welt: Каким образом?


Могерини: Национальные решения в одиночку ничего не дают, все-таки это европейская задача. Европейцам нужны инструменты для легальной миграции, совместная миграционная политика, соглашения по возвращению и отправке назад и содействие развитию экономики в Африке.


Die Welt: К другой теме. Фрау Могерини, является ли еще Россия стратегическим партнером?


Могерини: Мы долгое время рассматривали Россию как стратегического партнера. Сегодня это уже не так, но это пока еще стратегическая страна.


Die Welt: Что это означает конкретно?


Могерини: Совместно с 28 министрами иностранных дел мы решили сотрудничать с Россией в тех областях, где у нас общие интересы, мы называем это «избирательное сотрудничество». Мы уже делаем это, например. в Сирии, в мирном процессе на Ближнем Востоке, в Иране или в Ливии.


Die Welt: Есть ли путь назад к стратегическому партнерству?


Могерини: Это вы должны спросить у российского правительства. Это сильно зависит от решения украинского кризиса. Для нас решающее значение имеет то, чтобы Минские соглашения были полностью выполнены, и конфликт на Востоке Украины был бы решен мирным способом. Это зависит не только от одной России, для этого и сепаратисты на Востоке Украины, а также правительство в Киеве должны внести свой вклад.


Die Welt: Важные санкции против России заканчиваются в июле. Будут ли они продлены?


Могерини: Я этого ожидаю. Главы государств и правительств ЕС связывают прекращение санкций с полным выполнением Минских соглашений. Это пока не было достигнуто. Во второй половине этого года правительства стран ЕС должны будут все же дать принципиальную политическую оценку тому, насколько выполнены Минские соглашения, и как выглядит дальнейший путь к решению конфликта на Украине.


Die Welt: Некоторые страны, как Кипр и Венгрия, с трудом соглашаются с продлением санкций или требуют по крайней мере их ослабления.


Могерини: Всегда существовали различные подходы по различным частям нашей санкционной политики. И так, вероятно, это и останется. Но несмотря на различия, всегда было единство. Важно, чтобы мы придерживались этого единства, а решения принимали бы совместно.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.