Это произошло в 2009 году, и все было официально. Администрация Обамы отложила на полку проект создания противоракетного щита в Польше и Чешской Республике и оставила его там мариноваться на неопределенное время. Сделано это было с невиданной изощренностью — как раз в тот день, когда Польша отмечала 70-летие вторжения СССР на свою территорию в начале Второй мировой войны. После продолжавшихся несколько месяцев балетных пируэтов, сопровождавших официальные заявления в адрес восточноевропейских стран (в которых их «успокаивали и уверяли», что их беспокойство по этому поводу абсолютно беспочвенно), то, что было неизбежным (и чего следовало ожидать) случилось. Администрация Обамы, ссылаясь на причины бюджетного характера, поставила точку в соглашениях с этими двумя союзниками НАТО, отменив проект времен Буша, который вызывал раздражение России.

Взамен представители администрации дали туманные обещания обеспечить «усиленную защиту» от претендующего на звание ядерной страны — Ирана. Реакция последовала незамедлительно. Вот что сказал бывший президент Польши Лех Валенса: «Судя по тому, что я видел, могу сказать, что за политику проводит президент Обама. Мне эта политика просто не нравится — и не потому что [в Польше] этот щит был нужен, а [из-за того], как с нами поступили».

Стало ли это большой неожиданностью, учитывая «новую философию» Обамы по умиротворению России? Едва ли. Начиная с августа 2008 года, когда Россия вторглась в Грузию, Обама постоянно выступает за «перезагрузку» отношений с российским «партнером» в ущерб своим доверчивым и ни о чем не подозревающим союзникам.

И неважно, что восточноевропейские союзники содействовали борьбе с терроризмом. В феврале 2003 года президент Франции Жак Ширак осудил Восточную Европу за то, что та стала для Европы «троянским конем», выступив проводником интересов США. Тогда 13 стран этого региона (семь из которых были кандидатами на вступление в Евросоюз) подписали два открытых письма в поддержку политики США в отношении Ирака. В итоге Румынии и Болгарии пришлось ждать до января 2007 года, прежде чем они стали полноправными членами ЕС. К середине 2005 года Польша и Румыния уже были в первой пятерке стран, военнослужащие которых воевали в Ираке помимо США — каждая из них направила туда почти по тысяче человек, и более многочисленными были лишь контингенты из Великобритании, Южной Кореи и Австралии.

При этом президент активно строил свою собственную политику, предпринимая следующие знаковые шаги (не обязательно в указанном порядке): отмена эмбарго в отношении коммунистической Кубы, похлопывание по плечу тогдашнего венесуэльского диктатора-социалиста Уго Чавеса во время международных встреч, кивание в знак приветствия королю Саудовской Аравии, согласие (из соображений гуманитарного характера) позировать перед прессой, стоя между бывшим президентом Биллом Клинтоном и северокорейским диктатором-коммунистом Ким Чен Иром.

К тому же он отправил госсекретаря Хиллари Клинтон в длительные и утомительные поездки по некоторым местам, ему самому хорошо знакомым — вроде Африки и Юго-Восточной Азии. А в это время вице-президент Джо Байден в ходе своего знаменитого тура по Украине был в центре событий, вызывая сенсации под заголовками вроде «Субботним вечером в прямом эфире», а также строго отчитывал тогдашнее конституционное правительство Гондураса за изгнание «брата Чавеса» — бывшего президента Хосе Мануэля Селайю. Да, чтобы не забыть — он вел себя сдержанно и оставался в тени, когда в Иране после выборов шли массовые демонстрации против того самого режима, претендующего на ядерную державу, для защиты от потенциальных ядерных ударов которого и был задуман противоракетный шит в Восточной Европе.

Как ни странно, но причины, заставившие Обаму сменить политику, возникали везде, где только можно. В январе 2009 года итальянский журнал LIMES, посвященный вопросам геополитики, опубликовал статью под названием «ЕвРоссия» (EuRussia), в которой была приведена карта Европы под заголовком «Кошмар Обамы» (Obama’s Nightmare). На карте были изображены четыре блока стран, обозначенные разными цветами: Россия со своими «партнерами» (странами СНГ и некоторыми западными государствами — в желто-оранжевом цвете), государства ее «оси» (большинство западноевропейских стран — в красном цвете), «нейтральные государства» (Турция и некоторые балканские страны — в зеленом цвете) и ее «враги» синего цвета (Великобритания, Швеция, страны Балтии, Польша, Румыния и Грузия).

Помимо этого, в июне-июле того же года Германский Фонд Маршалла (German Marshall Fund) провел выборочный анализ отношения к политике Обамы на примере 12 стран Европы (семи из Западной Европы и пяти из Восточной, включая Турцию) и пришел к некоторым парадоксальным выводам: в Восточной Европе количество жителей, придерживающихся проамериканских настроений, составляет почти 80%, а «обамаманией» там страдает приблизительно 65% населения, при этом в странах Западной Европы уровень «обамамании» составляет более 90%.

В июле в адрес Обамы было направлено письмо, которое подписали 22 известных восточноевропейских лидера. Они выразили свою обеспокоенность в связи с тем, что Восточная Европа больше не является приоритетным пунктом внешнеполитической программы США. Авторы письма предупредили об «ошибочности мнения», согласно которому регион в основном стабилен и благополучно движется по пути к полной трансатлантической интеграции. В действительности же этот традиционно проамериканский регион все более критически относится к тому, что США отступают перед российскими «ревизионистскими властями, которые реализуют планы XIX века, используя тактику XXI века».

Если бы администрация захотела продемонстрировать свое пренебрежение по отношению к своим верным восточноевропейским союзникам, то лучшего способа, чем поставить крест на противоракетном щите, придумать было бы нельзя. В то время, да и потом, было вполне очевидно, что США больше не считали для себя Центральную и Восточную Европу объектом первостепенного внимания. Россия извлекла из этого выгоду и уже почти почувствовала себя увереннее. Но американцам не надо, чтобы их хлопали по плечу и благодарили за «хорошую работу». Может, это была «услуга за услугу»? Скорее всего, нет. Тогдашний представитель российского Министерства иностранных дел Андрей Нестеренко незамедлительно опроверг существование «тайного сговора». Как бы там ни было, но если бы Россия вывела свои войска из Грузии, тогда были бы все основания подозревать, что имела место взаимовыгодная сделка.

В сущности, это был подарок Обамы русским на безвозмездной основе, преподнесенной на блюдечке с голубой каемочкой накануне его встречи с Медведевым с глазу на глаз в сентябре 2012 года во время саммита по ядерной безопасности в Сеуле, а также в момент его неподдельной искренности перед «открытым микрофоном».

Хотя после того, как Обама пришел к власти, международная политика США явно изменилась на 180 градусов, политика России по-прежнему казалась настораживающе неизменной.

Америке следовало бы больше доверять Восточной Европе, учитывая, что та знакома с коммунизмом по собственному опыту. Как-никак глубокое понимание восточными европейцами многочисленных аспектов (теоретического, клинического и практического) тоталитарной идеологии и тоталитарного общества гораздо важнее тех познаний, которые Обама приобрел во время случайных и экзотических приступов интереса к марксистски окрашенной литературе в свои студенческие годы. Это относится к внешней и внутренней политике Обамы. Из-за своего упрямства в продвижении коллективистской идеи «равной доли» ему удалось создать сумятицу в Америке и изрядно повеселить Восточную Европу. В этой ситуации слова Джимми Картера о том, что он «лишен излишнего страха перед коммунизмом», произнесенные в 1977 году, кажутся шуткой — в равной степени мрачной и трогательной.

Президент Обама приступил к своим обязанностям, считая, что он «изменит» американское общество, в «надежде», что похож на Уилла Смита (Will Smith) в фильме «День независимости» (Independence Day) или Моргана Фримана (Morgan Freeman) в роли вымышленного президента в «Столкновении с бездной» (Deep Impact). Но так не получилось. Когда он оттолкнул от себя союзников, связавшись с врагами, он стал больше похож на Терри Крюза (Terry Crews) в роли глупого президента Камачо в фильме «Идиократия» (Idiocracy). В конечном счете, даже Камачо приходит в себя. Будем надеяться, что мы, как нация, не докатимся до того, что будем жить в эти ужасные «идиократические» времена.

Тибериу Диану — ученый, изучает проблемы Восточной Европы, автор нескольких книг и статей по вопросам юриспруденции и судебной реформе в посткоммунистический период. В настоящее время живет в Вашингтоне и сотрудничает с различными правительственными и частными организациями.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.