Financial Times сообщила сегодня, что российский министр иностранных дел Лавров во время завтрака с послами стран ЕС в Москве на прошлой неделе не удержался от того, чтобы поддразнить их в связи с результатами референдума о членстве в ЕС: «Ну что ж, теперь у ЕС только один голос в Совете Безопасности ООН…»

Это больно, потому что именно в этом суть: после Брексита международное влияние не только Великобритании, но и всей Европы резко сократится. И это прекрасно вписывается в планы Москвы. Путин&Co с трудом сдерживают улыбки, хотя и стараются себя контролировать.

В русской оптике — основывающейся на представлении о мире как о нулевой сумме, где преимущества одного всегда уравновешиваются недостатками другого — рост ЕС всегда был равен падению влияния России. Было больно, когда народ Украины указал на дверь своему прежнему президенту, потому что народ больше хотел договор с ЕС, нежели членство в путинском евразийском таможенном союзе. К тому же ЕС занял ту же позицию, что и США, когда надо было реагировать на российскую аннексию Крыма и войну на востоке Украины.

Путин надеется на то, что британский пример окажется заразительным. И среди группировок в Европе, настроенных против ЕС, у него есть верные сторонники — наиболее заметные в Национальном фронте во Франции, получающем экономическую поддержку из Москвы. Но также и такие лидеры (или бывшие лидеры), как Найджел Фаррадж и Герт Вилдерс — в числе клакеров, когда надо покритиковать ЕС за отношение к России.


Может показаться странным, что в националистических партиях по всей Европе — а также в странах, которые несколько десятков лет назад силой вынудили войти в «Восточный блок» — есть этот восторг по поводу сильного человека в Москве. Такой восторг мы видим и в Дании, где Сёрен Краруп (Søren Krarup), который в свое время вместе со своим двоюродным братом обеспечил позарез нужное интеллектуальное вооружение для Датской народной партии, защищал Путина. Он однажды объяснил в одной из своих статей, что на самом деле не слишком разбирается в этих вещах, но, когда Уффе Эллеманн-Йенсен (Uffe Ellemann-Jensen) и прочие супер-европейцы критикуют Путина, просто необходимо вставать на противоположную точку зрения… Представьте себе, он это написал.

Путин, как известно, заявил, что распад Советского Союза был «самой большой геополитической катастрофой 20-го века». Он рассматривал рост ЕС как свидетельство укрепления соперничающей силы, которая выхолостила влияние России. Поэтому он надеется, что Брексит и все, что за им последует, будет означать начало того же процесса распада в нашей части Европы. И он готов вмешаться, если ЕС потеряет свое влияние.

В будущем нам суждено пережить много российских инициатив, которые будут выдвигаться с целью использовать сложную ситуацию, в которой после британского референдума оказался ЕС. И поддерживать его будут многие. ЕС только что принял решение продлить санкции против России. Потому как в Минском процессе не случилось никакого обнадеживающего прогресса. Но можно ли рассчитывать на упорство и в следующий раз, когда британцы — вместе со скандинавскими и балтийскими государствами-членами активнее всех выступавшие за жесткий курс по отношению к России — утратят свое влияние?

Мы уже увидели некоторое шевеление германских социал-демократов, которые в этой области были достаточно прохладны с тех пор, как Гельмут Шмидт ушел в отставку как лидер партии: министр иностранных дел Штайнмейер весьма двусмысленно высказался о том, что НАТО делает на Балтике, а вице-канцлер Зигмар Габриель (Sigmar Gabriel) посещает Москву, говоря, что наши отношения скоро должны нормализоваться… И с этим можно согласиться, при условии, что Путин поставит обещанный товар и прекратит войну на Украине. Но он пока воздерживается, интересуясь, а не рухнет ли в ближайшее время фронт стран ЕС. Зачем ему идти на уступки по отношению к Украине, когда стоит только подождать, пока противник вымотается? Так было с Грузией, где России даже не пришлось нарушать достигнутые с ЕС соглашения…

Financial Times цитирует одного из самых выдающихся «толкователей Путина» в Германии — Александра Рара, который сказал, что с британским Брекситом «коалиция озабоченных стран, которые наиболее активно требовали санкций, потеряла своего главу. И теперь Меркель, возможно, будет легче заставить вести более мягкую линию…»

Да ладно. Госпожа Меркель до сих пор была солидным утесом, который может противостоять рокоту популистских волн.

На предстоящем саммите НАТО в Варшаве будет важно продемонстрировать Путину решение обезопасить наших балтийских и польских союзников от того давления, который исходит от Москвы. Это единственный язык, который он понимает. И пока он надеется, что мы уступим, он не сдастся — а если мы начнем ему уступать, он предпримет новые меры, которые могут воссоздать «былое величие».

Только бы это поняли там, где мечтают о мире и покое любой ценой…

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.