Чуть более пяти лет назад я была среди демонстрантов на Болотной площади в Москве и едва могла поверить своим глазам. Выборы в Думу, российский парламент, прошли в декабре 2011 года и должны были стать оглушительной победой путинской партии «Единая Россия». Этому способствовали тщательный контроль СМИ, а также беззастенчивая фальсификация результатов.

Официально правящая партия победила. Но она не думала, что выборы запустят целую серию антипутинских акций протеста. Никто не учел, что тысячи избирателей воспользуются социальными медиа как платформой для документирования и распространения данных о фальсификациях. Никто не подозревал, что десятки тысяч москвичей выйдут на Болотную площадь под дождь со снегом и поставят Кремль перед свершившимся фактом: с россиянами больше нельзя обращаться как попало.

Прошло пять лет, и ответный удар Кремля кажется тотальным. Россия оккупировала Крым и ведет войну на востоке Украины. Отношения с Западом давно не были настолько плохи, постоянно принимаются новые законы для ограничения свободы слова. Железная хватка режима стала крепче, чем когда-либо, и по стране распространяется ощущение безальтернативности.

Однако нельзя сказать, что власть абсолютно стабильна. Путин не без причин передвинул выборы в Думу на сентябрь вместо традиционного декабря: у оппозиции не должно быть времени на мобилизацию.


В преддверии выборов российская оппозиция, как всегда, не сумела собраться и составить общий список кандидатов. Напротив, двое известных оппозиционных политиков — Дмитрий Гудков и Владимир Рыжков — договорились с самой старой и традиционной оппозиционной партией страны «Яблоко», решив включить свои кандидатуры в ее избирательные списки. Оба надеются пройти в Думу по одномандатным округам. Есть и отдельные оппозиционеры, такие, как Мария Баронова, которые собрали более 14 тысяч подписей и получили право выступать в качестве независимых кандидатов.

Вместе с тем Путин осуществил некоторые перестановки в высших правящих кругах. Влиятельному главе президентской администрации Сергею Иванову пришлось покинуть свой пост. На его место Путин поставил безликого демократа по имени Антон Вайно, чья главная заслуга состоит в том, что его прадед Карл Вайно (так в оригинале статьи — прим.ред.) в 1970-х годах, то есть в период сильной русификации, возглавлял советскую республику Эстонию. Сам Антон Вайно выглядит человеком без определенной идеологии, технократом, делающим только то, чего от него ожидают. Он не будет таким независимым, как Сергей Иванов. Подобные личности пользуются доверием Путина.

Выборы в Госдуму кажутся многим бессмысленной шарадой, ведь Кремль в любом случае проследит, чтобы парламент оказался сборищем послушных резиновых штампов. У оппозиции действительно нет шансов бороться на равных условиях. Ее очерняют на государственном телевидении, голоса в ее пользу исчезают в результате систематической фальсификации результатов.

Но все это не бессмысленно. Россия — авторитарная страна, но не тоталитарная диктатура. У мошенничества есть границы, за пределами которых оно становится очевидным для всех, и власть оказывается в щекотливом положении.

Оппозиционер Дмитрий Гудков называет предстоящие выборы «стресс-тестом» системы, ведь в России выборы — это единственная возможность обсудить политику. Как и другие оппозиционные кандидаты, он ведет свою предвыборную кампанию на улицах и площадях, в интернете и социальных сетях. Всем известно, что шансы минимальны, но борьба продолжается — вероятно, потому, что все знают: наступит день, когда в системе произойдут перемены. И тогда России понадобится политическая элита.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.