Мы не справимся, потому что точно не знаем, с чем хотим справиться. Хотим ли мы лишь позаботиться о людях или же сразу интегрировать их? Потому что мы не знаем, когда можно сказать, что мы справились. Через 25 с лишним лет после объединения Германии все еще слишком много немцев говорят, что мы на самом деле не едины. Потому что мы понимаем задачу с беженцами не в культурном, а лишь в техническом смысле — то есть мы должны научиться допускать различия. Вместо этого мы думаем, что беженцы решат нашу демографическую проблему.

Мы превращаем беженцев в иммигрантов

Мы не справимся, потому что не понимаем, что прибывшие иммигранты — консервативнее и религиознее, чем в среднем все современное немецкое общество. Потому что мы не имеем понятия, какие требуются усилия, чтобы помочь освоиться здесь людям, принадлежащим к совершенно другой культуре.


Потому что у нас есть такое прекрасное слово, как Родина, но мы редко даем понять иммигрантам, что это может быть и их Родина тоже — с точки зрения языка, культуры и политики. Потому что Германия — не страна иммигрантов. То есть мы полагаем, что должны не рационально, а зачастую эмоционально решать проблему мигрантов.

Мы не отбираем иммигрантов, а только принимаем

Потому что у нас надломленное отношение к собственной нации — поэтому мы не имеем и не создаем достоверный положительный образ самих себя. Иными словами, у нас нет доминирующей культуры, поскольку у нас раздробленное Отечество.

Потому что мы, несмотря на все разговоры, не настроены становиться пестрой и разнородной республикой, как это иногда прямо-таки восторженно описывает наш президент.

Потому что интеграция — это задача на сотню лет и три поколения вперед, а мы закрываем глаза на это испытание. Потому что многие иммигранты из Сирии или Афганистана просто не справятся, поскольку они — с их запросами и темпом — не доросли до Германии, индустриально развитой и высокоэффективной страны.

Потому что многие иммигранты, по нашим меркам, не достаточно много могут и знают. Потому что «Мы справимся» — это в лучшем случае фраза, которая просто выражает наш оптимизм. Однако характерная черта немцев не оптимизм, а скорее страх. И еще потому, что однажды мы скажем, что мы справились — хотя в действительности мы не справились.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.