Как происходят выборы в стране, режим в которой считает демократию угрозой мира и стабильности?

18 сентября 2016 года российские избиратели направятся на избирательные участки, чтобы избрать 450 депутатов российского парламента, Думы.

Будущий президент России, работавший ранее в российской службе безопасности КГБ, признавался своему предшественнику, что не переносит непредсказуемые политические выборы, рассказывает Бьёрн Нистад (Bjørn Nistad) в своей биографии Путина, написанной в 2015 году. С тех пор, как Путин стал президентом, административный ресурс был по всем правилам искусства задействован для того, чтобы «причесать» российский парламент, помешать ему быть конгломератом из различных партий, как это было еще на выборах в 2007 году; сделать так, чтобы в него входили представители только четырех партий, причем собственная партия Путина «Единая Россия» имела бы больше 50%. Три остальные партии, представленные в парламенте — Коммунистическая партия, Либерально-демократическая партия Жириновского и «Справедливая Россия» Сергея Миронова — известны как «системная оппозиция», которая в действительности поддерживает власть путинского режима.

Во время выборов в парламент в декабре 2011 года кошмар зацикленного на контроле кгбешного президента на тему выборов стал явью. Российская либеральная оппозиция смогла мобилизовать несколько десятков тысяч, выведя их на демонстрации в Москве и других крупных российских городах. Демонстрации эти — под лозунгом «Россия без Путина» — продолжались несколько месяцев — и до того, как Путин вновь был избран президентом 4 марта 2012 года, и после. Эти демонстрации стали самыми масштабными в России с момента роспуска Советского Союза, они напоминали «оранжевую» революцию на Украине и восстание на Майдане, которое произошло в 2013 году. Демонстрации представляли собой самое большое приближение России к так называемой «цветной» революции, о них говорили как о «снежной революции».

«Важно Выбрать Правильно»


Комментаторы указывают на то, что эти протесты имели место в ситуации, экономически благоприятной для России, когда цены на нефть были высоки, а экономика росла. Парламентские выборы этого года будут проходить на пугающем режим фоне — восстания на Майдане на Украине в 2013 году и экономического кризиса, вызванного низкими ценами на нефть и международными экономическими санкциями. Вместе с тем выборы в парламент — генеральная репетиция решающих президентских выборов в 2018 году, когда Путин сделает ставку на то, что его изберут на четвертый срок.


Лозунг путинской партии «Единая Россия» на парламентских выборах этого года — «Важно Выбрать Правильно». Пустота и отчаяние лозунга показывает, что путинский режим взирает на ситуацию вокруг парламентских выборов этого года с большим беспокойством и озабоченностью, чем это можно подумать, если полагаться на пропаганду. Помимо того, что надо обеспечить новое большинство и контроль в парламенте, у путинского режима есть основания опасаться повторения и эскалации потери контроля в 2011 и 2012 годах. Болезненный опыт, который режим Путина пережил в 2011-2012 годах, во многом объясняет жесткую политику режима по отношению к независимой оппозиции внутри страны и по отношению к Украине после Майдана, с реальной аннексией Крыма и полу-аннексией Донбасса.

Летняя избирательная кампания и скандалы

О том, что демонстрации на Болотной произвели большое впечатление, говорит и то, что путинский режим пошел на кажущуюся либерализацию российской избирательной системы. Требование отправить в отставку председателя Российской избирательной комиссии Владимира Чурова было удовлетворено, в 2014 году его заменили — на бывшего уважаемого российского уполномоченного по правам человека Эллу Панфилову (так в тексте — прим. ред.). Возврат к прямым выборам на половину мест в парламенте сделал проще для независимых кандидатов выставлять свои кандидатуры. Российская избирательная система стала более либеральной, что, в частности, выразилось в том, что регистрировать политические партии стало проще. В результате количество зарегистрированных политических партий выросло с 7 до более чем 70.

Впрочем, многие из этих новых политических партий считаются «как бы партиями», созданными режимом для того, чтобы запутать избирателей и отвлечь их от реальной оппозиции. То, что парламентские выборы проводятся раньше, чем должны были, в сентябре — официально, чтобы скоординировать выборы в парламент с местными российскими выборами — также подвергалось критике. Это означает, что избирательная кампания проводится во время летних отпусков в августе, когда многие россияне на своих садовых участках, и еще до окончания студенческих каникул. Это сделано для того, чтобы не допустить волнений, подобных волнениям в 2011 году. С помощью драконовских новых законов о противодействии так называемому экстремизму и финансовой поддержки из-за рубежа путинский режим сделал активность оппозиции делом еще более сложным и рискованным.

Убийство лидера оппозиции Бориса Немцова стало предостережением, а вокруг лидера оппозиции Михаила Касьянова пытались создать скандал, опубликовав материалы скрытой слежки за супружеской изменой. Служба безопасности России, таким образом, по горло занята попытками дискредитировать и посеять рознь между оппозиционными политиками — например, когда по телевидению передают подслушанные частные высказывания Михаила Касьянова о еще одном из центральных лидеров оппозиции, Алексее Навальном. В то время как скандалы широко освещаются, в государственные общенациональные СМИ оппозиционных политиков не допускают. И это значит, что добраться до большой части российского населения, доверяющего, в основном, этим каналам, особенно телевидению, они не могут.

Говорить с незащищенными

Оппозиционный российский политик Максим Кац, который в 2012 смог сделать невероятное и выиграть место в Московской городской думе, во время форума Oslo Freedom Forum в этом году рассказал о тех проблемах и препятствиях, с которыми независимые кандидаты сталкиваются, если хотят участвовать в выборах в России: «Российский закон о выборах требует, чтобы кандидат предоставил 15 тысяч подписей в свою поддержку. Избирательный комитет очень тщательно изучает списки, выкидывает из них всех тех, у кого есть судимость или кто под следствием, как недействительные. Кандидаты, находящиеся под следствием или в процессе суда, также не могут избираться.

Когда удалось признать кандидатом на выборах мэра Москвы оппозиционера Алексея Навального, это было связано с тем, что режим думал, что сможет использовать Навального, чтобы расколоть оппозицию своему кандидату», — объяснял Кац. Поэтому у тех, кто собирается участвовать в российских выборах, путь длинный и непростой, тут могут сыграть свою роль и потребности власти, и случайности. Но, если получится, то это значит, что ты обретешь трибуну, с которой можно выступать, подчеркивал Кац.

Мария Баранова, ставшая известной после демонстраций на Болотной — одна из зарегистрированных кандидатов от движения Ходорковского «Открытая Россия». Она тоже участвовала в Oslo Freedom Forum. Вместе с руководителем своей избирательной кампании Полиной Немировской она могла рассказать, как они использовали регистрацию для встреч с российскими избирателями и попыток на них повлиять.

По их мнению, существуют три России: урбанистическая Россия в больших городах, где проживает образованная и критически настроенная элита, к которой они принадлежат и сами; полу-урбанистическая Россия в городах средней величины и сельская Россия, в которой проживает большинство из тех 86%, которые, якобы, слепо поддерживают Путина. «Это незащищенные люди, — подчеркивала Немировская, — которые знают, что, если у них украли их новый мобильный телефон, в полицию идти незачем — полиция только посмеется над ними, а может, и побьет, потому что она заодно с преступниками».

В ходе избирательной кампании у нас появляется возможность говорить с этими людьми, дать им понять, что возможна и другая Россия, говорили Немировская и Баранова.

«Необходимо насильственное свержение путинского режима»

Олег Кашин — известный оппозиционный российский журналист, родом из Калининграда. В 2010 году на него была совершена попытка покушения в Москве — из-за его критической журналистики. Кашин считает, что не стоит надеяться на то, что руководимая сверху российская избирательная система может предоставить кому-то трибуну.

«Управляемый сверху коррумпированный режим никогда не пропустит кандидатов, которые, по его мнению, могут представлять угрозу их монополии на власть», — заявил он в беседе с Ny Tid после дискуссии. Кашин, скрывающийся от путинского режима, не видит никакой иной возможности, кроме насильственного свержения путинского режима.

Руководитель движения «Открытая Россия» Ходорковского Владимир Кара-Мурза, бывший одним из основных выступающих во время форума Oslo Freedom Forum в этом году, понимает, почему ведутся дискуссии о том, насколько целесообразно участвовать в выборах, которыми так открыто манипулируют — таких, как выборы в российский парламент, и открыт к обсуждению этого вопроса. Он объясняет, почему организация Ходорковского, которой он руководит, считает, что важно и правильно использовать возможность, предоставляемую этими выборами, для того, чтобы прорвать информационную монополию режима и, таким образом, бороться за демократию в России.

Опора путинской власти, возможно, не такая несокрушимая, какой она любит себя изображать, и выборы в российский парламент в сентябре заслуживают большего внимания.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.