New York Times публикует досье на Джулиана Ассанжа (Julian Assange), в котором обвиняет его в работе на Россию. Однако в каблограммах 2010 года Путин предстает в крайне негативном образе. По мнению Билла Бинни (Bill Binney), бывшего сотрудника Агентства национальной безопасности, более вероятно, что секретная информация исходит от инсайдера из американского агентства, чем от ручного кремлевского хакера.

Атака началась агрессивно, но не неожиданно. Газета New York Times публикует длинный репортаж, в котором обвиняет WikiLeaks в том, что ресурс является почтовым ящиком для писем из путинской России. В частности, утверждается, что организация Ассанжа обработала документы, похищенные российскими киберпреступниками с целью подрыва американских выборов, опубликовав лишь те материалы, которые наносят вред США и их союзникам. На самом деле New York Times уже больше семи лет публикует критические редакционные статьи о WikiLeaks. Некоторые наблюдатели предположили, что с уходом со своего поста бывшего главного редактора издания Билла Келлера (Bill Keller), архиврага Джулиана Ассанжа и его детища, это противостояние потеряет свою остроту. Очевидно, все пошло совершенно иначе.

Эта война восходит к публикации 76 тысяч секретных файлов о конфликте в Афганистане, так называемых Афганских журналов боевых действий (Afghan War Logs) в июле 2010 года, когда сотрудничество WikiLeaks и New York Times пошатнулось, а потом окончательно потерпело крах после публикации каблограммы американских дипломатов в ноябре 2010 года. Что же пошло не так? Об этом рассказывает сам Келлер в своей книге «Раскрытые тайны» («Open Secrets»).

Келлер, занимавший в то время пост директора самого влиятельного ежедневного издания в мире, рассказывает, что за девять дней до публикации материала, который американская пресса определила как одну из величайших сенсаций последних 30 лет, главный редактор вашингтонской редакции New York Times Дин Бакет (Dean Baquet) предупредил о ней Белый дом. Сразу же после этого Бакет и два других репортера были приглашены в «комнату без окон в Госдепартаменте, где они встретились с группой очень серьезных людей, которым было не до шуток: за одним столом оказались представители Белого дома, Госдепартамента США, сотрудники службы американской разведки, ЦРУ, Разведывательного управления Министерства обороны США, ФБР, Пентагона. Остальные присутствующие не представились и на протяжении встречи стояли, прислонившись к стене».

Встреча репортеров New York Times и высокопоставленных государственных правительственных чиновников проходила не для протокола, поэтому Келлер не раскрывает, что на ней было сказано. Однако он рассказывает, что в последующие дни встречи проходили уже в более спокойной атмосфере, а вашингтонская редакция New York Times «перед каждым обсуждением высылала ту серию каблограмм, которую они собирались использовать в ближайшей публикации».

Иными словами, самая известная и влиятельная газета в мире публиковала каблограммы дипломатов США под надзором правительства США. Есть причина, по которой Келлер откровенно рассказывает об этом в своей книге: главред прекрасно понимал, что новость об этих встречах немедленно получит распространение, едва кто-то, руководствуясь Законом о свободе информации (Freedom of Information Act), запросит документы правительства США, стоящие за публикацией каблограмм. В США невозможно скрыть эти файлы от публичного доступа: рано или поздно конкурирующие издания, борцы за прозрачность информации, исследователи прибегли бы к Закону о свободе информации, чтобы пролить свет на то, что произошло в связи с публикацией этих весьма важных документов. Конечно, на это могли бы уйти годы, в соответствии со всеми требованиями Закона о свободе информации, но главный редактор New York Times прекрасно понимал, что если бы он скрыл то, что стояло за публикацией этих материалов, это бы нанесло серьезный урон его репутации и репутации его издания. Таким образом, Билл Келлер выбрал изящный способ уменьшения возможного вреда.

Разгоревшийся в 2010 году конфликт так и не был разрешен, в нем были свои спады и обострения (как то, которое мы сейчас наблюдаем), однако нанесенные раны, похоже, очень непросто залечить. Этот конфликт не пошел на пользу и отношениям с конкурирующими изданиями, такими как Washington Post. В 2012 г., на следующий день после того, как Ассанж попросил политического убежища в посольстве Эквадора, газета Washington Post опубликовала редакционную статью, служившую не чем иным, как предупреждением: в это время Эквадор подписывал коммерческие соглашения с США, которые давали 400 000 рабочих мест стране с 14-миллионным населением: «Если г-н Корреа [президент Эквадора] пытается стать врагом США в Латинской Америке [после Чавеса, уже смертельно больного раком]», — предупреждало издание: «несложно представить себе, чем это для него обернется».

Редакционные статьи с угрозами и отсутствие изменений в обстановке привели к весьма напряженным отношениям между командой Ассанжа и американскими СМИ. Парадоксальным образом, эти отношения также лежат в основе успеха WikiLeaks: чем больше американские издания ассоциируются в общественном мнении как выступающие в защиту интересов американского правительства, тем больше источники обращаются к WikiLeaks с документами, которые, как им известно, никогда не появятся в крупных ежедневных изданиях США. И так было с самого начала: знаменитое видео, благодаря которому слава о WikiLеaks разлетелась по всей планете, фильм «Сопутствующее убийство» (Collateral Murder) уже попал в руки журналиста Washington Post Дэвида Финкеля (David Finkel), как рассказывает знаменитый репортер, автор расследований Майкл Хейстингс (Michael Hastings), однако тот его не опубликовал. Зато видео появилось на WikiLeaks.

В редакционной статье от 1 сентября газета New York Times утверждает, что из анализа публикаций следует: «по убеждениям ли, из соображений удобства или по совпадению, документы, опубликованные на WikiLeaks, как и многие заявления г-на Ассанжа, часто оказывались выгодны России, нанося вред Западу». Правда ли это? Кто бы ни читал 251287 телеграмм американских дипломатов, прекрасно знает, что Россия представлена в них как ужасное мафиозное государство, в котором «стратегия правительства состоит в использовании мафии для достижения того, чего оно не может добиться приемлемым путем на государственном уровне».
Сразу же после публикации этих документов российское правительство дошло до высылки из России московского корреспондента газеты Guardian Люка Хардинга (Luke Harding), демонстрируя, что руководству страны не понравились публикации о России. WikiLeaks опубликовали материалы целиком, не подвергая цензуре ни одного имени, ни одного слова. Весь материал до сих пор доступен на их сайте, и телеграммы, не понравившиеся в путинской России, не исключение. Внутренняя электронная корреспонденция сирийского правительства Башара Асада (Сирийские файлы, Syria Files), разумеется, не пошли на пользу России и одному из ее союзников: в электронных письмах раскрывалось, что репрессивные механизмы Асада могли основываться на технологиях итальянского гиганта Finmeccanica.

Из новых секретных материалов WikiLeaks следует, что итальянский гигант обеспечил сирийское правительство системой коммуникаций, используемой для репрессий. Италия осуществляла свою помощь даже при военных столкновениях.

Разумеется, организация Джулиана Ассанжа получает много документов, которые касаются именно преступлений и нарушений в США и на Западе, но разве WikiLeaks может нести ответственность за то, что их источники отправляют документы наподобие каблограмм американских дипломатов, а не те, которые свидетельствовали бы против режима Путина? Возьмем, к примеру, другую журналистскую организацию, раскрывающую тайны в общественных интересах в соответствии с совершенно иной моделью публикации, Международный консорциум журналистских расследований (ICIJ). Консорциум вскрыл Панамские документы, спровоцировав величайший мировой скандал о пресловутых странах фискального рая. Журнал Espresso является итальянским партнером консорциума по Панамским документам.

Более 300 журналистов со всего мира разбирались с огромным банком финансовых данных. Тем самым, в связи с которым сейчас налоговыми властями США и Германии проводятся расследования по делам трастовых компаний и банковских счетов.

Итак, отвечает ли Международный консорциум журналистских расследований за то, что их источники направили им файл о юридической компании Mossak Fonseca, создающей офшорные компании в странах фискального рая, а не других конкурирующих компаниях, раскрыв таким образом лишь некоторые источники отмывания денег, а не другие? Очевидно, что это не так: консорциум публикует документы, которые оказались в его распоряжении и которые ему удалось проверить.

Ресурс WikiLeaks всегда подчеркивал, что единственным критерием для него является подлинность публикуемых документов. Организация не публикует неофициальных сведений, извещений, выводов, которыми легко манипулировать, к которым можно было бы придраться в том или ином отношении; она публикует подлинные документы. Если источник отправляет документ, и WikiLeaks и ее медиапартнерам удается установить его подлинность, то он будет опубликован вне зависимости от юридических рисков, как это видно на примере команды Ассанжа.

Наконец, последний важный момент, связанный со статьей в New York Times. Говоря об электронных письмах Национального демократического комитета, которые ресурс WikiLeaks начал публиковать в связи со съездом демократической партии и из-за которых может пострадать кандидат в президенты Хиллари Клинтон, газета пишет: «чиновники из американского правительства с большой уверенностью заявляют, что материалы демократической партии были похищены российским правительством, и подозревают, что даже программное обеспечение [кибероружие, якобы похищенное у Агентства национальной безопасности, как сообщалось несколько недель назад] было украдено русскими».
В последние 15 лет газета New York Times часто цитировала источники из американского правительства, которые сообщали недостоверные новости, содержащие информацию, которую сложно проверить, например, историю об оружии массового поражения Саддама Хуссейна.

Цена, которую заплатила газета как на уровне доверия к журналистам, так и на уровне ответственности, была крайне высока, достаточно вспомнить скандалы, например, с Джудит Миллер (Judith Miller) или одно только прощальное письмо редактора Билла Келлера, допускавшего ошибочность поддержки войны в Ираке на основании ложной информации и выдумок американской разведки. Публикация от 1 сентября вновь повторяет «официальную» версию американской разведки: электронную почту демократов взломали русские, а кибероружие Агентства национальной безопасности было украдено киберпреступниками из Кремля. Однако эта версия убедительна не для всех.

Американец Билл Бинни (Bill Binney) 36 лет проработал в Агентстве национальной безопасности, был там техническим директором, управляя 6 тысячами подчиненных. Бинни — это мозг, который еще до Эдварда Сноудена (Edward Snowden) попытался выступить против программ массового наблюдения, запущенных Джорджем Бушем-младшим после 11 сентября. Сами американские СМИ называют его одним из величайших шифровальщиков, когда-либо работавших в Агентстве национальной безопасности. В интервью Espresso Бинни проанализировал утечку электронных писем демократов в совершенно новом по сравнению с официальной версией ключе, отвергая уверенность «экспертов», представляющих якобы неопровержимые доказательства и следы, оставленные русскими хакерами при взломе.

Как считает Бинни, «никто не может связать русских с документами Национального демократического комитета», по его мнению, подозрение может падать либо на человека из самого комитета, вероятно, сочувствующего Берни Сандерсу (Bernie Sanders), которому помешали демократы, предпочтя ему Хиллари Клинтон, как раскрывается в письмах; либо на Агентство национальной безопасности, желающее преподать урок Хиллари Клинтон, которая своим безответственным использованием электронной почты американского правительства, скомпрометировала информацию более высокого уровня: секретные материалы уровня «Гамма». «Последний раз, когда документы уровня Гамма подверглись угрозе, — объясняет нашему изданию Бинни, — был в 1971 году, с Джеком Андерсоном (Jack Anderson). Речь идет о [программе Агентства национальной безопасности] Гамма Гуппи, при помощи которой должны были прослушиваться советские лидеры в то время, когда они находились в своих лимузинах».

Бинни объясняет нашему журналу, что агентству даже не требовалось взламывать серверы демократического комитета, чтобы получить документы, опубликованные впоследствии WikiLeaks: «Агентство национальной безопасности собирает всю электронную почту, проходящую через оптоволокно по программам вроде Fairview, которые питаются непосредственно по линиям коммуникации», — объясняет Бинни: «Им не нужно было взламывать серверы Демократического комитета».

Бинни выражает скепсис даже по поводу кибероружия, якобы похищенного у Агентства русскими хакерами по заказу Кремля: «На мой взгляд, гораздо вероятнее, что это работа инсайдера, потому что сети Агентства национальной безопасности закрыты, они не связаны с внешними сетями и к тому же зашифрованы; поэтому я склоняюсь к предположению об инсайдере вроде Сноудена».

О возможности появления «второго Сноудена» речь идет уже давно. Весьма щекотливые документы, такие как прослушивание мобильного телефона канцлера Германии Ангелы Меркель появились не из досье Сноудена. Как нам представляется, в досье Сноудена также не были найдены номера телефонов Сильвио Берлускони: так откуда же появились данные прослушки Агентством национальной безопасности нашего бывшего премьер-министра и его доверенного лица Валентино Валентини (Valentino Valentini), опубликованные в Espresso и Repubblica в феврале этого года?

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.