Отношения между Россией и США побили на этой неделе новые отрицательные рекорды — после того, как продлившееся неделю перемирие в Сирии, судя по всему, потерпело крах. Но 15 лет назад в отношениях стран был непродолжительный период, когда у Вашингтона и Москвы была реальная возможность установить более прочное партнерство в вопросах безопасности.

Такое общее мнение высказали участники 40 интервью на тему прошлого и будущего американо-российских отношений, которые я взяла в этом году у бывших американских и российских должностных лиц.

Несколько бывших представителей властей США, с которыми я разговаривала, признали важнейшую роль России, которая сразу же после терактов 11 сентября помогла Северному альянсу, а также оказывала тыловую поддержку и предоставляла разведданные коалиции во главе с Соединенными Штатами, пытавшейся отстранить талибов от власти в Афганистане. Как заметил один чиновник: «военная операция “Несокрушимая Свобода” в Афганистане в 2001 году ознаменовала максимальное сближение интересов США и России, а российская поддержка оказалась не менее важной, чем поддержка любого союзника НАТО».

Российские власти рассчитывали на партнерские отношения

Некоторые бывшие представители российских властей, у которых я брала интервью, вспоминали, как в 2001 году надеялись на то, что Россия, США и другие партнеры смогут создать антитеррористическую коалицию, подобную антигитлеровской коалиции, действовавшей в годы Второй мировой войны. Владимир Путин вновь предложил эту концепцию в сентябре прошлого года, выступая на Генеральной ассамблее ООН.


Во время своей ноябрьской поездки в США в 2001 году Путин выразил полную уверенность в перспективах отношений между Россией и США и даже с НАТО. Как сказал один бывший американский чиновник, «Путин был готов к взаимодействию».

Но администрация Буша не была готова взаимодействовать с Россией по правилам, выгодным для Путина. В ходе несколько месяцев сотрудничества с Россией в Афганистане Вашингтон объявил о выходе США из договора по противоракетной обороне. Кроме того США объявили о том, что НАТО в 2004 году примет в свой состав страны Балтии.

Один бывший американский чиновник отметил, что «Путин воспринял решения по ПРО и планы НАТО совершенно спокойно». Но, по словам одного бывшего российского чиновника, молодой российский президент понял, что «стратегическое партнерство с США означает, что если ты принимаешь планы Вашингтона, то остаешься партнером на хорошем счету. Но тебе не разрешается участвовать в совместной разработке повестки дня, и если тебя это не устаивает, то тебя выбросят за борт».

У США были свои собственные планы

Российско-американское сотрудничество в Афганистане достигло максимального уровня при разгроме движения «Талибан» осенью 2001 года. Приоритетной задачей администрации Буша стала подготовка к войне с Ираком. Повестка дня США по многим международным вопросам, в том числе в рамках войны с террором, не совпадала с планами России или (если уж на то пошло) многих важных союзников по НАТО.

Мои интервью показали, что президент Джордж Буш-младший хотел улучшить отношения с Россией, но министр обороны Дональд Рамсфельд и другие представители администрации Буша этого не хотели, и верх взяли другие первостепенные задачи — такие как противоракетная оборона, расширение НАТО и война в Ираке. Как выразился один бывший чиновник, «Рамсфелд считал Россию второсортной страной, не стоящей и выеденного яйца».

Несмотря на свое растущее разочарование, Путин сохранял (по крайней мере, в публичных заявлениях) позитивное отношение к перспективам отношений с Вашингтоном вплоть до окончания своего первого президентского срока в начале 2004 года.

Что изменилось?

Американо-российское сотрудничество в борьбе с терроризмом прекратилось после теракта в школе № 1 северокавказского города Беслан в 2004 году, что ознаменовало конец недолгого американо-российского сотрудничества после терактов 11 сентября.

В своем выступлении через несколько дней после бесланской трагедии Путин намекнул, что США и Запад поддерживают чеченских террористов. Бывшие российские чиновники, у которых я брала интервью, объяснили, что Путин использовал шок, вызванный нападением на школу, в целях завинчивания гаек во внутренней политике страны — и тех, кто не был согласен с его убеждениями, высмеивали и очерняли, называя приспешниками Запада.

Осенью того же года после «оранжевой» революции на Украине Россия снова разыграла антиамериканскую карту. По словам одного из бывших американских чиновников, именно тогда «удача отвернулась, и пришел конец» американо-российским отношениям. Путин осудил правительство США и пользующиеся поддержкой США НПО за их вмешательство в процесс выборов на Украине с целью поддержать более удобную для Запада кандидатуру Виктора Ющенко в качестве средства ослабления российского влияния и власти.

Путин дает отпор

В 2011 году интервенция НАТО в Ливии и убийство Муаммара Каддафи стали очередным переломным моментом. На проходившей осенью того же года ежегодной встрече иностранных специалистов, в которой я участвовала, Путин, не скрывая негодования, назвал действия НАТО «грубым нарушением» и недвусмысленно дал понять о том, что он никогда не позволит, чтобы Башара Асада в Сирии постигла та же участь, что и убитого ливийского лидера.

Бывшие американские чиновники также отметили, какое негодование вызвали у Путина критические замечания госсекретаря Клинтон о сфальсифицированных результатах выборов в Госдуму, и сказали, что он обвинил Госдеп и спецслужбы США в том, что те призывают оппозицию устраивать демонстрации протеста. Эта неприкрытая антиамериканская риторика легла в 2012 году в основу президентской программы Путина по защите суверенитета и интересов России. Эти бывшие чиновники сошлись во мнении о том, что на фоне аннексии Крыма Россией и начала войны на Донбассе в 2014 году путинская антиамериканская позиция поднялась на новый уровень.

Тупиковая ситуация в сирийском вопросе

Из-за этого неблагоприятного сочетания проблем региональной безопасности, терроризма и внутриполитических проблем США и Россия испытывают сегодня серьезные разногласия в отношении ситуации на Украине и в Сирии — двух внешнеполитических вопросов, которые доминируют в двусторонних отношениях на протяжении последних нескольких лет.

Очевидный и полный провал договоренности о прекращении огня в Сирии после обстрела в прошлую субботу гуманитарного конвоя ООН и предшествовавших ему ошибочных авиаударов США по позициям сирийской армии свидетельствует не только о политических разногласиях, по-видимому, неразрешимых. Он также демонстрирует опасность того, что американские, российские и другие военные формирования действуют в непосредственной близости друг к другу в сложной и запутанной обстановке этой гражданской войны. Отвечая на мои вопросы, бывшие американские и российские чиновники сошлись во мнении о том, что это не «новая холодная война» — но при этом многие из них выразили опасение, что на поверку эта конфронтация может оказаться более опасной. Как заявил один бывший американский чиновник, «это не так плохо, как кажется — это еще хуже».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.