Врач Андрей, который попросил Parlamentní listy по соображениям безопасности сохранить его фамилию в тайне, уже несколько лет занимается исследованиями в области вирусологии и микробиологии. Благодаря высокой квалификации в 90-е годы прошлого века его пригласили в Соединенные Штаты, где он вошел в группу высококлассных экспертов, исследовавших возможности лечения пациентов с ВИЧ.

Всего несколько недель назад, по прошествии долгих 24 лет, он вернулся обратно в свою родную Москву. Parlamentní listy воспользовались этим уникальным случаем. После выборов мы сели в Москве за один стол с успешным российским ученым, который уже стал и американским гражданином, чтобы побеседовать на многие темы, касающиеся как российской внутренней политики, так и разницы между жизнью в США и в Российской Федерации.

Parlamentní listy: Когда именно вы уехали в Америку?

Врач Андрей: В Соединенные Штаты я уехал сразу после развала Советского Союза, если быть точным — в 1992 году. В то время я сотрудничал с несколькими американскими коллегами на одном проекте и получил предложение работать с ними непосредственно в Соединенных Штатах.

Сегодня я уже гражданин и Соединенных Штатов, и Российской Федерации. На грядущих в Америке президентских выборах идти на голосование я точно не собираюсь. У меня есть избирательное право, но я не вижу в этом никакого смысла. Даже здесь, в России, в голосовании больше смысла, чем в Соединенных Штатах. По крайней мере, с моей точки зрения. Меня вообще больше интересует внешняя политика, а она в Соединенных Штатах остается неизменной вне зависимости от президента.

— Почему вы вернулись обратно в Россию?

— Я ученый, и главное для меня — это моя работа. В начале 90-х годов лучшие условия для моей работы были в Соединенных Штатах. В России же, напротив, ситуация была очень сложной, и это осложняло работу. Я просто воспользовался профессиональным шансом.

Причина была не в том, что в России у меня были какие-то проблемы. Действительно, правда в том, что в России выживают только сильнейшие: тут действует своего рода закон джунглей. И развал Советского Союза только усугубил ситуацию. Но в 90-е годы я отнюдь не чувствовал себя слабым. Наоборот, мне было 30 лет, я считал себя сильным и здоровым мужчиной и никого не боялся. Я даже был лично знаком с несколькими авторитетами, так что мне на самом деле нечего было бояться.

— Вы говорите о законе джунглей, который действует в России. Можно ли это как-то сравнить с ситуацией в Соединенных Штатах?

— В Америке все совершенно иначе. Там законы важнее всего остального, и большинство людей действительно ими руководствуется. А в России закон хоть и есть, но многие просто не обращают на него внимания. Здесь важнее, скорее, контакты: люди здесь делают ставку на них.

Россия в принципе коллективная страна. Ваша семья, друзья и вообще люди, которые вам близки, формируют некое небольшое приватное пространство, в котором живет каждый отдельный человек. В Соединенных Штатах люди намного большие индивидуалисты. Даже с собственной семьей американцы видятся всего несколько раз в год. Однажды я был свидетелем того, как в ресторане в Атланте собралась огромная семья, чтобы вместе поужинать. После еды каждый получил свой счет, расплатился за свою еду, сел в свой автомобиль и отправился своим путем. Честно говоря, такой образ жизни мне не нравится.

Я очень открытый человек, и как в России, так и в Соединенных Штатах у меня появилось много друзей. Конечно, в Соединенных Штатах проживает много русских, которые не хотят изучать язык и все свое время проводят только в русской диаспоре. Я не такой: я всегда старался подружиться с людьми из других стран и культур, в том числе в Соединенных Штатах.

Я никогда не собирался оставаться в Соединенных Штатах. Даже если бы ситуация в России была по-настоящему ужасной. Это то же, что, имея дома беспорядок, не убираться, а переезжать в новый дом. Так нельзя. В Соединенных Штатах намного лучше технологии, прежде всего в фармацевтической промышленности, в которой я работаю, и Россия многому может у США научиться. С самого начала я на это и рассчитывал: набраться опыта в Соединенных Штатах, а после помочь развиваться биотехнологии в моей родной стране.

— Я знаю, что ваша дочь училась в Атланте в международной школе. Это было ваше решение? Вы не хотели, чтобы она училась в обычной американской школе?

— Да, мы с женой так решили. Понимаете, в Атланте, где мы жили, местные школы выпускают, как бы сказать, полуобразованных пошехонцев. В международной школе преподают историю, литературу, историю искусств совершенно иначе. Там вынуждены учитывать, что дети происходят из разных культур, и это обогащает обучение. У выпускников этих школ кругозор намного больше, чем у средних американцев.

— Вернемся к России. В воскресенье прошли выборы в Государственную Думу. Вы ходили голосовать?


— Да, ходил. Я даже могу вам сказать, за кого голосовал, хотя обычно не люблю говорить об этом. Сначала я планировал голосовать за коммунистов, но в итоге пересмотрел свое решение. Мне не понравилось их заявление о том, что они обратятся к президенту, чтобы получить у него деньги не строительство больниц. Я думаю, что если бы они чего-нибудь стояли, то смогли бы получить деньги на строительство больниц из собственных источников.


В итоге я проголосовал за правящую партию «Единая Россия». Свой голос я отдал прежде всего мэру Москвы Сергею Собянику, работой которого я доволен. Я считаю, что для Москвы он сделал действительно много и заслуживает моего голоса.

— А вы не рассматривали оппозиционные партии? Как вы вообще относитесь к таким людям, как Алексей Навальный?

— Я начну отвечать издалека. В Америке есть некоммерческая радиостанция под названием National Public Radio (NPR), и около 99% ее программ, касающихся России, направлено против нынешнего режима. Путина там называют фашистом и так далее.

В Америке постоянно звучат аргументы о свободе слова, но сами они ее не уважают. В России, конечно, много вещей, которые отнюдь не идеальны, но здесь можно найти и массу плюсов. Однако в Америке говорят только о плохом, при этом зачастую даже не опираясь на факты. Совсем недавно я видел видеоролик, в котором человек спрашивает прохожих в Сан-Диего, одобрили бы они сброс атомной бомбы на Россию. Подавляющее большинство это одобряет. Почему? На них влияет невероятно сильная антироссийская пропаганда.

Алексей Навальный — это человек, который активно поддерживает агрессивную политику Соединенных Штатов. Разумеется, я не против борьбы с коррупцией вообще, но Навальный делает это плохо. Я не думаю, что есть какой-то смысл указывать на конкретных людей и винить их в проступках. Нужно менять всю систему. Я не политик, но я не согласен с действиями Навального.

Я не говорю, что мы не должны учиться у Америки. Наоборот, есть масса вещей, которые здесь бессмысленно усложнены. Например, получение прав. В России оно окружено массой административных проволочек: нужно ходить в специальные школы, платить за это деньги, и весь процесс излишне затягивается. В Америке подобное дело можно сделать в два счета. Такие вещи нам бы следовало почерпнуть у американцев, а не вывешивать повсюду надписи на английском и не кричать о свободе слова.

Навальный действует на руку американцам. Он открыто поддерживает русофобию и антироссийскую пропаганду. Посмотрите, например, на образ Сталина на Западе. Его преподносят как одного из самых жестоких диктаторов XX века. А что в то время происходило в Америке? Линчевали чернокожих, японцев держали в концентрационных лагерях, а потом на их страну сбросили атомную бомбу. Почему они это сделали? Япония уже была на коленях. Я думаю, что то, что в те времена делали американцы, было хуже политики Сталина.

Кроме того, в то время Россия была в очень сложной ситуации. 90% людей были неграмотными. Практически весь мир был против Советского Союза — везде одни враги. Также Россия всегда была и остается многонациональным государством. Сталину пришлось справляться со всем этим. Он должен был объединить страну и сделать ее боеспособной.

Я не сталинист. У меня есть родственники, которые многое перенесли в сталинские времена, а в нашей квартире даже застрелили несколько человек. Но я против того, чтобы Сталина постоянно выдергивали из исторического контекста и демонизировали. Сегодня можно пойти на выставку в галерею, где сравнивают Сталина с Гитлером. Я задаюсь вопросом: почему бы кому-нибудь не сравнить Сталина с Эйзенхауэром? Сталина и Америку тогда. Я врач и хорошо знаю, чем американские врачи занимались в 50-е годы на Гаити. Они брали заключенных, заражали их сифилисом, проводили опыты на людях. Почему, как вы думаете, после Второй мировой войны американцы сначала не хотели обнародовать все те зверства, которые совершались в нацистских концентрационных лагерях? Просто они хорошо знали, что отчасти несут за это ответственность. Гитлер был их творением: с самого начала они поддерживали его, потому что были уверены, что он сумеет победить коммунизм и Советский Союз.

— Вернемся в наши дни. Владимир Путин, как по-вашему, качественный лидер?

— Да, я думаю, что он по-настоящему хороший политик. Я не говорю, что он идеал человека, но для России он сделал очень многое. Я опять приведу вам пример: в прошлом году я приехал во Франкфурт, пошел в метро, и, должен сказать, меня очень удивило то, что я там увидел. Люди, которые в шесть утра едут на работу, просто раздавленные, совершенно изнуренные, и я не знаю какие еще. Я понял, что жизнь в Европе не простая. После я приехал в Атланту, и увидел тех чернокожих, которые утром едут в метро на работу, и все они отлично выглядят хорошо отдохнувшими. Россия — где-то между Америкой и Европой. Конечно, не все идеально, но у всех есть дачи, все ездят в отпуск к Черному морю. Сейчас здесь люди живут намного лучше, чем тогда, когда я уезжал из страны. И за это они благодарят Путина.

Россия — огромная страна, самая большая в мире. В ней перемешаны разные культуры и этносы. Мы говорим о десятках миллионов людей, и у всех свои интересы. В Америке эта проблема решается с помощью полицейской жестокости: вы косо посмотрите на полицейского — вас сразу застрелят. В России ничего подобного нет. Попробуйте управлять такой огромной страной, да еще и сделать так, чтобы эта огромная масса людей двигалась по определенной траектории.

Путин — человек, который умеет справляться с этой сложной задачей. А что Навальный, о котором постоянно говорят все российские либералы, что делает он? Он только все время кого-то в чем-то обвиняет, показывает на политиков пальцем, мобилизует общество против власти, которая обеспечивает стабильность. Для чего это все? Россия, вероятно, является самой сложной страной в мире. Путин это понимает и умеет этой страной управлять.

— Какие у Америки есть перед Россией преимущества?

— Их много. Соединенные Штаты, конечно, намного более цивилизованная страна. Мне также очень нравится американская потребность много над собой работать, постоянно что-то совершенствовать. Развитие технологий в Соединенных Штатах по-настоящему беспрецедентное. Так уедешь на неделю отдыхать, вернешься в США и сразу узнаешь о какой-нибудь новой технологии. Это действительно большой плюс.

Россия в этом отношении явно отстает, но не настолько, как многие думают. Например, в естественных науках Россия традиционно лидер. Дело в том, что у россиян нет такой, как в Соединенных Штатах, потребности постоянно модернизироваться. Россия традиционно, скорее, реагирует на события в мире, а если она слишком отстает, случается революция. Это случилось в 1917 году, а потом при крахе Советского Союза. Сегодня, когда оказываешься в центре Москвы, создается ощущение, что ты в Нью-Йорке или каком-нибудь западном городе. Различия нивелируются.

Что касается исключительно политики, разницу между Россией и Соединенными Штатами я не вижу. Американцы будут вам твердить, что у них есть возможность выбора, но это всего лишь иллюзия. Политика — это только игра, и американцы играют в нее уже довольно давно и овладели ею хорошо. Они убеждают своих граждан в том, что у них неограниченные возможности выбора, но на самом деле Соединенными Штатами управляют все одни и те же люди.

— Самый важный вопрос в конце: вы уже бывали в Чешской Республике?

— К сожалению, пока у меня не было такой возможности. Конечно, я много слышал о красоте Праги, и многие мои знакомые говорят, что это действительно один из самых красивых городов в мире. Я знаю также то, что в Праге один из старейших университетов Европы.

Мне также очень нравится ваш президент. Как его зовут? Земан? Он просто блестящий политик. Он один из немногих европейских лидеров, который понимает важность сотрудничества с Россией. Он по-настоящему великий человек. Такие люди, как Земан и Берлускони, по-настоящему понимают Путина.

Но в Европейском Союза, которым управляет антироссийски ориентированная Германия, таким людям очень трудно. Посмотрите на Грецию, которая всегда была очень близка с Россией, и вполне очевидно, что и сегодня она хотела бы с нами сотрудничать. Но Европейский Союз этого не позволяет. Я уверен, что многие европейские народы жили бы лучше, если бы сохранили больше своей независимости.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.