Теперь, когда Соединенные Штаты официально обвинили Россию в хакерском взломе сетей Национального комитета Демократической партии, кибервойна между двумя странами может стать новой нормой.

Будь это любой другой уикенд, на первый план вышли бы обвинения американского разведывательного сообщества в адрес России в хакерском взломе Национального комитета Демократической партии и во вмешательстве в процесс президентской гонки. Но не успели мы переварить последствия пятницы, как появилась другая новость, и все начали обсуждать, как отдали на заклание предвыборный штаб Дональда Трампа.

Тем не менее, новое падение российско-американских отношений станет серьезным вызовом для Хиллари Клинтон в том весьма вероятном случае, если в январе она вступит в должность.

В последние недели и без того отвратительные российско-американские отношения сделали драматический поворот и стали еще хуже. Россия в Сирии помогает вести жестокое наступление на оплот оппозиции в восточной части Алеппо, вызвав шок во всем мире и вынудив госсекретаря Джона Керри отказаться от двустороннего сотрудничества с Москвой по вопросу прекращения огня.

Россия, в свою очередь, приостановила участие в договоре о ядерных вооружениях. Ее правительство подало жалобу на чиновника из ООН, заявившего о связях Кремля со штабом Трампа, в чем его обвиняют очень часто, хотя и бездоказательно.

Все это создало соответствующий фон для прозвучавшего в пятницу беспрецедентного заявления директора Национальной разведки и Министерства внутренней безопасности о том, что американское разведывательное сообщество «уверено, что российское правительство руководило недавними действиями по взлому электронной почты американских граждан и институтов, в том числе, американских политических организаций».

Главная новость состоит в том, что об этом объявили, так как подозрения в таких действиях существуют уже несколько месяцев. Когда сайт WikiLeaks обнародовал украденные электронные сообщения Национального комитета Демократической партии накануне съезда демократов в Филадельфии, разоблачив очевидно предвзятое отношение этой партии к Берни Сандерсу, американское руководство указало пальцем на Россию, назвав ее вероятной виновницей взлома. Штаб Клинтон всячески способствовал этому, давая понять, что Трамп — кремлевский агент, и что Владимир Путин пытается провести его в Белый дом.


Но как я писал в прошлом месяце в Guardian, это вовсе необязательно путинский план. У России множество причин для вмешательства в американский политический процесс, но не для попыток проталкивания кандидата в президенты, особенно такого сумасбродного, как Трамп. По крайней мере, такая тактика согласуется с кампаниями дезинформации, которые Россия проводит в соседних странах типа Украины и Эстонии, порождая путаницу и подрывая веру людей в легитимность демократических институтов. А если президентом станет Клинтон, то Россия (если это она передала материалы WikiLeaks), как мы видим, уже продемонстрировала свою способность причинять ей головную боль, организуя утечки информации о ее неловких моментах.

Клинтон часто обвиняют в агрессивном поведении в отношении России. И конечно же, Путин воспринимает ее именно так. Когда Россия отняла у Украины Крым в 2014 году, Клинтон не колеблясь сравнила действия Путина с тем, что сделал Гитлер в 30-е годы. Это заявление не очень хорошо восприняли в стране, которая ради победы над фашизмом принесла в жертву миллионы жизней своих людей.

Но история взаимоотношений Клинтон с Россией намного сложнее. Будучи госсекретарем у Барака Обамы, она добросовестно возглавила усилия по перезагрузке отношений с Россией, когда после четырехлетнего президентства Путина к власти пришел казавшийся более либеральным Дмитрий Медведев. Как рассказал мне в прошлом году бывший американский посол в России Майкл Макфол (Michael McFaul), перезагрузка рухнула отчасти из-за интервенции США в Ливии в 2011 году, инициатором которой выступила Клинтон. Тогда Медведев отказался наложить на нее вето в Совете Безопасности ООН. Свержение Муаммара Каддафи привело в ярость Путина, который в 2012 году вернулся на президентский пост и с тех пор сражается с администрацией Обамы по вопросам внешней политики.

Внешняя политика Клинтон в основном совпадает с курсом Обамы. Заметным исключением является Сирия. В 2014 году она сказала Джеффри Голдбергу (Jeffrey Goldberg) из Atlantic, что на посту госсекретаря выступала за наращивание поддержки сирийской оппозиции. Есть основания считать, что она будет проводить более конфронтационный курс в Сирии, чем Обама. Что бы мы ни думали о самом сирийском конфликте, такой подход неизбежно вызовет ответные действия со стороны России, которая очень заинтересована в сохранении режима Башара аль-Асада. Придя к власти, Клинтон столкнется с глубоко враждебной Россией, и вполне возможно, что все будет еще хуже.

Между тем, кибервойна между Россией и США может стать новой нормой. В этих странах очень много руководителей, хранящих грязные и пагубные тайны, ждущие своего разоблачения. Если не будет даже видимости сотрудничества, хакерские атаки могут усилиться, хотя ни Клинтон, ни Путин не готовы к их последствиям.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.