Путин знает, как завоевать популярность в обществе. Если взглянуть на опросы «Левада-центра», которые тот проводит уже 17 лет, можно увидеть, что уровень его поддержки никогда не опускался ниже 60%, а в сентябре достигал 82%. Один из важных элементов, позволяющих добиться такого результата, это чувство отсутствия альтернативы: кто, если не Путин? В России выросло целое поколение, которое не знало другого главы государства (кроме как по рассказам о том, с какими трудностями пришлось столкнуться стране в эпоху Бориса Ельцина). Стоит отметить, что если уровень поддержки (или ее отсутствия) премьера Дмитрия Медведева, правительства, Государственной Думы и губернаторов возвращается сейчас к показателям периода, предшествовавшего аннексии Крыма, то время как рост поддержки президента заметен до сих пор.

Полезные американцы

Власть, особенно после массовых демонстраций рубежа 2011-2012 годов, начала готовиться к возможным выступлениям оппозиции. Отбить у граждан склонность к политической активности призваны появляющиеся в законодательстве ограничительные меры и наказания. Но готовы ли россияне встать на защиту своих руководителей?

Общественные настроения изучает в ежегодных опросах, в частности, фонд «Общественное мнение». В начале октября принять участие в каких-либо демонстрациях были готовы 21% респондентов (74% не собирались заявлять о своем мнении таким образом). Если в ближайшее время начнутся какие-то политические протесты, 57% россиян не поддержат ни противников, ни сторонников власти. Пассивно на стороне руководства страны выступили бы 17% граждан, а активно — 9% (в эту цифру входят те, кто готов выйти на улицу). Настроения оппозиционно настроенных граждан выглядят следующим образом: 5-6% вышли бы на митинг против властей, а 4-5% готовы выступить против руководства пассивно. Вопрос касался «власти» в целом, а это — и популярный Путин, и непопулярные губернаторы или мэры.

Денис Волков из «Левада-Центра» еще в декабре 2015 года отмечал, что поддержка меняется в зависимости от вопроса: если поддерживали Путина тогда 86% граждан, то доверяли ему как политику — 60%, а проголосовали бы за него на выборах «всего» 55%. Кроме того — это лишь заявления, которые можно проверить только на избирательных участках, когда голоса будут реально отданы. В 2012 году, по официальным данным избирательной комиссии, Путина поддержали 41,5% избирателей. Сергей Шпилькин, который при помощи инструментов статистики доказал, что выборы сопровождались фальсификациями, признал «подозрительными» 9 миллионов голосов. Если отнять их, то получится, что Путина поддержали 33% имеющих право голоса россиян. Волков обращает внимание также на то, что максимальный уровень поддержки Путина наблюдался в 1999, 2003, 2007-2008 и 2014-2015 годах, этот рост был обычно связан с военными действиями (Чечня, Грузия, Украина), а на фоне всегда появлялась конфронтация с США (вокруг темы Югославии, Ирака, Грузии, Крыма). Сейчас сохранить высокий рентинг позволяет напряженность на линии Москва — Вашингтон, связанная с действиями в Сирии.

Это важно, потому что человеческая память коротка. Когда в мае ФОМ задал россиянам вопрос о важнейших конкретных достижениях Путина в 2015 году (варианты ответов не предлагались), 51% респондентов ничего не смогли назвать. Те, кто о чем-то помнил, указывали операцию в Сирии (8%) и «возвращение» Крыма (7%).

За что мы его поддерживаем?

Однако восприятие успехов и поражений меняется. «Левада-центр» с 2004 года регулярно задает россиянам вопрос о достижениях президентства Путина. Сейчас главными достижениями они называют реформу вооруженных сил (14%), укрепление международных позиций страны (11%), экономическое развитие (10%) и наведение «порядка» в государстве (10%). Любопытно, что первые два пункта в опросах 2004-2012 года были практически незаметны. Их также не называли поражениями (в таком качестве их указывали максимум 5% опрошенных). На первых местах были тогда экономическое развитие (в 2008 к успехам его относил каждый пятый респондент), а также повышение уровня жизни, увеличение зарплат и пенсий (также каждый пятый — в 2009-2010 годах). Сейчас эти темы заняли, соответственно, третье и второе место в списке неудач (19 и 27% респондентов). Бесславное первое место с начала проведения опросов бессменно занимает борьба с коррупцией, которую в последнем опросе отнесли к провалам 29% россиян (в 2012 году — 38%). Уменьшение количества людей, выбирающих этот ответ, вызвано только тем фактом, что проблему взяточничества затмил экономический кризис.

Также можно отметить, что россияне вышли протестовать в тот момент, когда жилось им относительно хорошо, а не когда они едва могли свести концы с концами. По иронии судьбы, когда Путин вернулся в 2012 году на президентский пост, его важнейшие указы были нацелены на дальнейшее повышение благосостоянии граждан. Вопросами, которые волновали протестующих, он не занялся. Сейчас Кремль тоже вкладывает огромные деньги в социальную поддержку и помощь россиянам: согласно утвержденным поправкам в бюджет 2016 года, расходы на национальную оборону увеличат на 10 миллиардов долларов, а на социальную политику дополнительно направят 176 миллиардов. И все это в момент, когда расходы на экономику уменьшились почти на 415 миллиардов, а на другие сферы еще на 150. Однако неизвестно, на что тратится каждый пятый рубль российского бюджета: доля его секретных статей составляет 22% от общих расходов. Но россиян такие вопросы обычно не интересуют и не беспокоят.

***

Высокий уровень поддержки Путина красиво выглядит на графиках. Президент любит ими хвалиться и благодаря этому наверняка чувствует, что соотечественники одобряют его политику. Однако когда весной 2015 года Путин на несколько дней «исчез», россияне в лучшем случае начинали строить теории заговора. Так что показатели общественной поддержки могут успокаивать президента лишь в том смысле, что они снижают риск утраты власти в результате общественных протестов (которые будут использованы инструментально). Однако эти цифры не будут иметь значения, если он потеряет власть другим путем, например, в результате путча или «дворцового переворота». Путин это понимает. Он не станет выводить людей на улицы для политической борьбы, а россияне не продемонстрируют свою поддержку президенту настолько активно, насколько они заявляют в опросах. Возможно, стимулом, может стать соответствующий дискурс: образ врага, картины заговоров и террора. Однако будить таких демонов, мобилизуя граждан, более чем рискованно.

В современной России политика делается за кулисами. Так что Путин при наличии миллионов поддерживающих его россиян может рассчитывать только на собственные силы. Поэтому не стоит удивляться перестановкам на разных постах в администрации или армии. Президент хочет законсервировать систему, не закрепляя структуру пребывания одних и тех же политиков на одних и тех же должностях. Какими окажутся результаты «перестройки», покажет ближайшее будущее.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.