Компромиссы всегда несут в себе определенный риск, и даже незначительный шаг может повлечь за собой массу последствий, в чем Египет убедился на собственном опыте.

До недавнего времени Каиру удавалось поддерживать крепкие отношения с Саудовской Аравией и другими монархиями Персидского залива, которые предоставляли ему помощь в размере нескольких десятков миллиардов долларов, а также налаживать дружеские отношения с Россией и воздерживаться от участия в попытках Саудовской Аравии и ее союзников свергнуть сирийский режим.

Но в прошлую субботу Египту пришлось проголосовать по составленной Россией резолюции Совбеза ООН, которая была бы на руку сирийскому режиму. Будучи единственной мусульманской страной в Совбезе ООН, Египет решил поддержать российский проект резолюции, за который проголосовали всего четыре из 15 членов совета. В тот же день Россия наложила вето на другую резолюцию, составленную Францией и поддержанную 11 членами Совбеза.


Саудовцы с трудом сдержали свою ярость, а посол королевства в ООН отметил, что неарабские страны оказались ближе к «арабскому консенсусу» по Сирии, чем Египет.


Хотя пока остается неясным, каким образом могут быть связаны эти два шага, саудовская нефтяная компания Aramco проинформировала Каир о том, что в октябре она приостановит поставки топлива в Египет. Это будет мощным ударом по экономике Египта, которая сейчас пытается оправиться после падения курса национальной валюты.

«Правительство Египта терпит неудачу. Люди считают Египет черной дырой, и мы не получаем прибыли от наших инвестиций», — заявил Джамаль Хашогги (Jamal Khashoggi), известный саудовский комментатор, создавший телеканал Al-Arab News.

«Что касается Сирии, Саудовская Аравия не примет победу Ирана и его присутствие в Сирии, и она считает иранский коридор к Средиземному морю стратегической угрозой. Между тем, Египет рассматривает Сирию слишком упрощенно — как военный режим, подобный египетскому режиму, который отвергает как демократию, так и исламизм», — сказал г-н Хашогги.

Египетские чиновники настаивают на том, что Каир, который поддержал и французский проект резолюции, проголосует за любые шаги, которые позволят положить конец кровопролитию в Алеппо. Однако, поскольку споры не утихали, несколько египетских государственных газет выступили с критикой в адрес Саудовской Аравии, сыграв на глубоко укоренившейся антипатии египтян по отношению к гораздо более богатым арабам Персидского залива. Очередную волну этой неприязни спровоцировал президент Египта Абдель Фаттах ас-Сиси (Abdel Fattah Al Sisi), который в апреле подписал с Саудовской Аравией соглашение о передаче двух спорных островов в Красном море Саудовской Аравии. Позже египетский суд аннулировал это соглашение.

В четверг, 13 октября, г-н ас-Сиси отверг предположения о том, что решение компании Aramco было политически мотивированным, однако добавил: «Это попытки надавить на Египет, но он не преклонит колени ни перед кем, кроме Бога».

Стоит отметить, что голосование Египта в Совбезе ООН объясняется не только сложностями в отношениях между Каиром и Саудовской Аравией и его видением сирийского конфликта, но и признанием роста влияния России в регионе.

Критикуемый Западом за многочисленные нарушения прав человека, г-н ас-Сиси очень сблизился с президентом России Владимиром Путиным. Оставаясь одним из основных получателей американской военной помощи, Египет недавно купил российские вертолеты огневой поддержки КА-52, а в октябре там пройдут совместные военные учения с привлечением российских десантников. В октябре российские чиновники объявили о том, что Москва хочет вернуться на военно-морскую базу в Сиди-Барани, недалеко от ливийской границы, которую она занимала в период холодной войны, однако Каир отрицает эту информацию.

«Все государства региона хотят вытеснить США. Очевидно, генерал ас-Сиси не хочет складывать все яйца в одну корзину, особенно учитывая то, что Вашингтон без колебаний бросил его предшественника, президента Хосни Мубарака, который сложил все яйца в одну корзину», — объяснил Андраник Мигранян, профессор Московского института международных отношений, который в прошлом консультировал российских лидеров.


Помимо политического и военного сотрудничества Россия не так давно была одним из главных источников туристов для курортов Красного моря, что приносило устойчивый доход вплоть до того момента, когда в октябре 2015 года члены «Исламского государства» (террористическая организация, запрещенная на территории РФ — прим. ред.) устроили теракт на борту российского самолета над Синайским полуостровом. Эти две страны сейчас ведут переговоры о восстановлении туристических рейсов, и голос Египта в пользу российской резолюции в Совбезе ООН отчасти объясняется желанием Каира не сердить Россию, пока идут эти переговоры, как сказал Гамаль Абдель Гавад Султан (Gamal Abdel Gawad Soltan), профессор политологии из Американского университета в Каире.

Сейчас Россия стала для Египта особенно ценным другом, потому что, в отличие от его традиционных союзников в США и Европе, ее не волнует ситуация с защитой прав человека, как объяснил г-н Султан. «Тема демократии и прав человека всегда будет оставаться важным фактором в американской внешней политике и в политике по отношению к Египту, — добавил он. — И нынешним лидерам Египта это не нравится. Они не хотят, чтобы их отношения с внешними партнерами зависели от того, что они делают внутри страны».

Вполне возможно, в повороте Египта в сторону России присутствуют элементы стратегического шантажа, как отметила Маха Аззам (Maha Azzam), глава Революционного совета Египта — объединения ссыльных оппонентов режима ас-Сиси. «Отношения с Путиным — это очень разумный способ сказать Персидскому заливу, что Египет не в полной мере зависит от него», — объяснила она.

В любом случае египетские чиновники уже давно поняли, что заинтересованность в поддержании стабильности в Египте помешает любым его союзникам, включая Саудовскую Аравию и США, всерьез ограничить объемы помощи. В конце концов, серьезные беспорядки в Египте спровоцируют цепную реакцию по всему региону, в том числе в монархиях Персидского залива.

«Египет считается единственной стабильной страной Ближнего Востока, — сказала Нэнси Окейл (Nancy Okail), директор Института ближневосточной политики Тахрир (Tahrir Institute for Middle East Policy). — Не думаю, что эта размолвка между Египтом и Саудовской Аравией продлится долго».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.