Россия в этом месяце завершила развертывание в Сирии комплексной системы противовоздушной обороны, из-за чего шансов на бомбардировки сирийских правительственных объектов с воздуха у администрация Обамы становится еще меньше, чем раньше. Появились существенные препятствия на пути создания бесполетной зоны, за которую выступают и Хиллари Клинтон, и Дональд Трамп.

Размещение в Сирии мобильных и взаимозаменяемых ракетных комплексов С-400 и С-300, а также других систем меньшей дальности дает России возможность сбивать самолеты и крылатые ракеты в радиусе как минимум 400 километров от западной части Сирии. Зона прикрытия российскими средства ПВО охватывает сегодня практически всю Сирию, а также значительную часть Турции, Израиля, Иордании и восточного Средиземноморья.

Как заявил в воскресенье госсекретарь Джон Керри, разместив ракеты в качестве сдерживающего фактора «военных действий», Россия «повысила ставки конфронтации».

Среди военных экспертов нет единого мнения о возможностях этих российских комплексов, особенно развернутого недавно С-300. Однако, как заявил представитель Министерства обороны США, «реальность такова, что любое развертывание таких систем вызывает у нас серьезную озабоченность». Соединенные Штаты никогда не проверяли на практике хваленые возможности этих комплексов по уничтожению американских целей-невидимок и низколетящих летательных аппаратов.


«Дело в том, что мы не испытывали F-35 в деле, — сказал этот представитель, имея в виду американский истребитель нового поколения. — Мы не уверены в способности наших самолетов подавить С-300».

Более двух лет Сирия молча соглашалась с тем, что Соединенные Штаты и войска коалиции наносят авиаудары по целям «Исламского государства» (террористическая группировка, запрещена в России — прим. пер.) в тех районах, которые удалены от полей сражений гражданской войны. Соглашение, подписанное прошлой осенью между Москвой и Вашингтоном после отправки в Сирию на помощь президенту Асаду российской авиации, имеет целью предотвратить опасное сближение американских и российских самолетов.

Однако российско-сирийская осада города Алеппо, а также провал дипломатических усилий по ее прекращению вынудили администрацию пересмотреть свои варианты действий, введя в повестку вопрос о применении американской авиации, чтобы поставить на прикол ВВС Асада.

Пентагон всегда был против использования американской авиации в гражданской войне, даже в целях патрулирования в зоне безопасности для гражданского населения. Он утверждает, что для этого придется наносить упреждающие удары по неподвижным сирийским силам и средствам ПВО. Теперь, когда в Сирии развернута мощная единая система российской ПВО, многие военачальники полагают, что великие державы вступили в период силовой игры по принципу «кто первый струсит», которая чревата настоящей войной.

Некоторые официальные лица согласились на разговор при условии соблюдения анонимности, поскольку речь идет о российском потенциале и о недавних встречах на высоком уровне в Белом доме на тему Сирии, Ирака и «Исламского государства», среди которых было прошедшее в пятницу заседание Совета национальной безопасности под председательством Обамы. Члены СНБ говорили в основном о начавшемся недавно наступлении на Мосул, где обороняются силы «Исламского государства», а также о предстоящей операции против боевиков в городе Ракка, ставшем для них штаб-квартирой в Сирии.

Рассмотрение других вопросов, в том числе, о поставке оружия курдским силам в Сирии, которые находятся в союзе с США, и об увеличении количества и качества вооружений, предоставляемых боевикам оппозиции в Алеппо и других местах, было отложено на более поздний срок. Военные действия США, направленные на прекращение сирийских и российских авиаударов по гражданскому населению, оказались в самом низу списка возможных вариантов действий.

Один высокопоставленный официальный представитель пренебрежительно отозвался о последних действиях Москвы, назвав их «рекламной распродажей» и заявив, что она преследует цель показать все имеющееся у нее оружие и привлечь потенциальных покупателей. По его словам, развертывание С-300 в сентябре не внесло существенных изменений в российский военный потенциал по сравнению с прошлым годом. Продавцы российского оружия наперебой расхваливают его успехи в Сирии и утверждают, что объемы продаж за рубеж выросли.

Американцы редко наносят удары по густонаселенным районам западной Сирии, хотя там базируются силы связанного с «Аль-Каидой» фронта «Джебхат Фатх аш-Шам», ранее известного как «Джебхат ан-Нусра» (террористическая группировка, запрещена в России — прим. пер.). Это связано с тем, что они не хотят втягиваться в гражданскую войну, а в последнее время и в конфронтацию с Россией.

Москва отрицает, что российские и сирийские войска намеренно наносят удары по гражданскому населению, заявляя, что они направлены против «Джебхат Фатх аш-Шам», чьи боевики смешались с повстанцами в Алеппо и других местах. В начале сентября Керри заявил, что Соединенные Штаты присоединятся к России в борьбе против сил «Аль-Каиды», если русские и сирийцы прекратят огонь и начнут доставлять гуманитарную помощь оказавшемуся в осаде гражданскому населению.

В этот момент соглашение развалилось, а США приостановили контакты с Россией по Сирии, поскольку в ходе жестоких обстрелов Алеппо гибнут сотни мирных жителей. Именно тогда русские приняли решение о размещении С-300. Они сформировали последний компонент единой системы ПВО, включив в нее С-400 и другие зенитно-ракетные комплексы, которые были развернуты ранее на российской базе Хмеймим в западной провинции Латакия и вокруг нее.

Когда пошли разговоры о «кинетических» действиях США по прекращению бойни в Алеппо, российское Министерство обороны предупредило о «возможных последствиях», отметив, что дальность действия [систем ПВО] «может стать неожиданностью для любых неопознанных летающих объектов».

Министерство подчеркнуло, что российские солдаты и офицеры работают на местах на всей территории, контролируемой правительственными войсками, в связи с чем «любые ракетные или авиационные удары… создадут явную угрозу российским военнослужащим».

В дополнение к этому военное ведомство заявило, что после непреднамеренного американского авиаудара 17 сентября, в результате которого на востоке страны погибли десятки сирийских военнослужащих, «мы приняли все необходимые меры, чтобы избежать любых „ошибок“ такого рода против российских войск и военных объектов в Сирии».

Ни администрация, ни кандидаты в президенты не поддерживают идею использования американских войск в сирийской гражданской войне. Однако региональные союзники США и критики слабой, как они считают, политики администрации давно уже выступают за применение авиации в целях создания внутри страны зоны безопасности, где гражданское население будет защищено от нескончаемых ударов сирийских и российских самолетов.

Такую стратегию поддерживает и Клинтон, и Трамп. Клинтон выступает за нее с тех пор, как она занимала пост госсекретаря. Трамп ратует за создание зоны безопасности внутри Сирии, дабы сдержать наплыв сирийских беженцев в Европу и в США.

Такие зоны под прикрытием американской авиации создавались в прошлом в Ираке, Ливии и Боснии. Но там были довольно слабые противники, и возникали они с санкции ООН. Ни один из кандидатов в президенты не поднимает вопрос о единой системе ПВО России.

Хотя Керри как и прежде пытается реанимировать идею прекращения огня, у США очень мало рычагов воздействия на Россию. После переговоров с российским министром иностранных дел Сергеем Лавровым, а также с европейскими и региональными союзниками, которые состоялись в прошлые выходные, Керри сказал, что сейчас рассматривается вопрос о введении новых санкций против России и Сирии.

Тем временем, Россия в понедельник предложила объявить восьмичасовую паузу, прекратив обстрелы Алеппо, чтобы боевики фронта и гражданское население могли покинуть город.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.