Parlamentní listy: Каким вы видите будущее газопровода «Турецкий поток»? Сближение Турции и России продолжается. Что это, по-вашему, будет означать для Украины и Европейского Союза?

Милан Сиручек: 13 октября сирийский президент Асад в эксклюзивном интервью «Комсомольской правде» заявил, что выход из сирийского кризиса он видит в сотрудничестве с Турцией. Вероятно, так же думает Владимир Путин, поэтому он согласился забыть предыдущие недоразумения и предлагает Турции масштабное сотрудничество, как экономическое, так и политическое. Турция была и остается для Российской Федерации очень чувствительной точкой.

Только вспомним, как в 1962 году при решении Карибского кризиса советское руководство требовало, сделав это одним из условий вывода советских ракет с Кубы, вывести американские ракеты из Турции и Италии, что и произошло. Турция — это своего рода российское подбрюшье вне зависимости от того, кто правит в Москве. С другой стороны, именно поэтому, в частности, сегодня Европейский Союз перетягивает Турцию на свою стороны, пусть формально это и связано с проблемой беженцев. Просто турки — один из ключей к доминированию во всем этом регионе, и похоже, они стараются воспользоваться этим в полной мере.

— Ситуация в Сирии обостряется. Еще в прошлом интервью вы упомянули о том, что грядет холодная война. Мы приблизились к ней еще на шаг?

— Ситуация обостряется не только в Сирии. По этому поводу на недавнем экономическом форуме Rossia Calling высказался Владимир Путин. В своей вступительной речи он осветил чисто экономические вопросы и, главное, то, как России удается снижать инфляцию. В прошлом году в начале октября она составляла 15,7%, а теперь — 6,4% и к концу года должна упасть ниже шести процентов. Однако в вопросах к президенту об экономике вскоре забыли и перешли к политическим темам, прежде всего к отношениям с США.

Путин посетовал, что в настоящее время практически не ведется диалога. Американцы лишь выдвигают требования и настаивают на их выполнении, несмотря на то, что вести диалог так невозможно, в особенности когда не учитываются интересы обеих сторон. Вместо диалога ужесточается антироссийская риторика. Как сказал президент, ему хоть и нашептывают то в правое, то в левое ухо, чтобы он не обращал внимания, мол, пройдет президентская кампания, и мы снова будем друзьями, но так политику делать нельзя. В качестве другого примера ухудшения отношений он привел инцидент с французскими дипломатами, из-за которых отменил запланированный визит в Париж, где хотел официально открыть российский культурный центр.


Проблема заключалась в том, что в Москве был французский министр иностранных дел, который занимался координированием готовящейся резолюции для Совета безопасности ООН, но вскоре после этого в Нью-Йорке француз повел себя совершенно иначе и все свалил на Москву. Путин описал сложившуюся ситуацию так: Россию обвиняют во всех смертных грехах, включая, например, нападение на гуманитарный конвой в Сирии, хотя в реальности все не так. И это плохая основа для любого рода диалога.

— Мы всегда также спрашиваем вас о том, что происходит с Украиной: Европа все больше и больше забывает о ней. Продолжается ли этот процесс? Время от времени появляются новости о боях на востоке республики, но Минские договоренности похоронены…

— Сейчас все молчат об Украине, потому что с точки зрения СМИ там ничего незаурядного не происходит. Наоборот, в сфере экономики, скорее, появляются хорошие новости о росте экспорта, прежде всего сельскохозяйственной продукции, обычная жизнь продолжается, конфликт на востоке страны не обостряется, но нет и позитивных подвижек. Конфликт не решают. Зато большое внимание уделяется экономическим проблемам, например, в борьбе со смертельным заболеванием свиней, которое пока не удается остановить, а также заинтересованности украинских железных дорог в закупке новых скоростных поездов и прочему.

Несколько дней назад в приложении издания Dělo TOP 100 был напечатан новейший список самых успешных украинских предприятий с точки зрения оборота, прибыли, экспорта и так далее. Порядок не слишком меняется — только результаты 2015 года по сравнению с концом 2014 года хуже. Но все это не медийные темы.

— Вернемся к России и к укреплению позиции президента Путина. Почему он собирается реорганизовать спецслужбы и создать новые. ФСБ не достаточно для выполнения задач, или, по-вашему, подошло время для организации нового типа? Скажем, как раз в связи с международным терроризмом…

— Я не очень понимаю, какая связь может быть между нынешней реорганизацией спецслужб и укреплением власти Владимира Путина. Также я не знаю, как ее еще укреплять. Это то же, что рассматривать текущую реорганизацию в нашей полиции как укрепление власти Милоша Земана или Богуслава Соботки.

— Президентские выборы в России пройдут в 2018 году, но тем не менее Владимир Владимирович уже сейчас укрепляет власть. Он настолько уверен в своей победе, или не существует других альтернатив?

— До выборов президента России еще слишком далеко, чтобы можно было реально говорить о возможных альтернативах. Более чем вероятно, что никаких альтернатив не будет. По крайней мере на горизонте нет ни одного серьезного конкурентного кандидата, хотя я и не исключаю, что он может появиться. Но для совершенно нового человека уже довольно поздно, а кроме того, от чьего имени он бы выступал? От имени разобщенной и невыразительной оппозиции?

— Мы говорили о холодной войне. В России миллионы людей приняли участие в учениях гражданской обороны. «Проветрили» старые планы, бункеры и места для укрытия населения. Говорят о выделении мест для массовых захоронений. Жителям, в основном городским, советуют делать запасы. Кстати, и в Германии, а также у нас прошла информация как минимум о запасах продуктов, батарей и так далее. Мы семимильными шагами приближаемся к ядерному апокалипсису — в особенности теперь, когда Россия вышла из договора об ограничении ядерного оружия?

— Я не думаю, что мы можем вернуться к ней в полном смысле, но ясно, что общая ситуация ухудшается и улучшению не способствует тот факт, что усиливается давление для введения России в полную изоляцию. Это, с одной стороны, еще больше сокращает шансы возобновить диалог, без которого не бывает реальных политических решений, а с другой, как заявил Путин на уже упомянутом экономическом форуме, отвечая на один из вопросов, ни у кого нет такого автомобиля и столько бензина, чтобы объехать все российские границы. Разумеется, он выразился образно, но тем самым намекнул, что есть части российских границ, которые не изолированы. Но вы правы в том, что сегодня обороты набирают акции, которые как бы подсказывают гражданам, что нужно готовиться к худшему.

Но я остаюсь оптимистом и верю, что «худшее» — это не ядерный апокалипсис. Кто в подробностях знаком со всеми данными о современных ядерных силах, а эти цифры не государственная тайна, тот одновременно понимает, что эти силы существуют (и мобилизуются всеми сторонами) для того, чтобы не использоваться. Скорее, идет поиск запасных вариантов. В российской газете я прочитал, что Россия разработала новое радиоэлектронное оборудование, способное вывести объекты врага из строя, не уничтожая их, а только ослепив, но у экипажа это может вызвать невероятное ощущение страха. Я допускаю еще более полезные изобретения.

— Сменим тяжелые темы на более легкие. В ЧР появились рекламные щиты «Откройте Татарстан». Но он часть Российской Федерации. Есть ли у отдельных республик право самостоятельно себя рекламировать и привлекать туристов, или это, скорее, исключение?

— А почему бы Татарстану не рекламировать себя самостоятельно, как это делает Закарпатье в рамках Украины или Крконоши в рамках Чешской Республики? Рекламировать туристам всю Российскую Федерацию практически невозможно: кто бы за одну поездку смог объехать шестую часть мира?

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.