В своем новом агитационном предвыборном ролике, вышедшем на этой неделе, Хиллари Клинтон сравнивает Дональда Трампа со знаменитыми задирами и хулиганами из Голливуда, такими как Бифф из фильма «Назад в будущее». Но будь Клинтон большим реалистом, она бы сравнила своего оппонента с реальными бандитствующими личностями из бывшего Советского Союза, типа тех, о которых я пишу последние 16 лет.

Я очень хорошо знаю этот тип людей, к которым относится Трамп. Надменный мужчина, считающий себя важнее самой жизни, расхаживающий с напускным мужественным видом и считающий, что им должны восхищаться не только женщины, но и вся страна. Мы живем с таким типом как минимум с 2000 года, и зовут его Владимир Путин. А в соседних с нами странах есть множество мини-Путиных. Во время вторых дебатов в этом месяце, когда Трамп сказал Клинтон, что если бы он был президентом, она бы села в тюрьму, его слова показались пугающе правдивыми тем из нас, кто живет в этой части мира.

Там, откуда я родом, политические преследования и месть губят человеческие жизни, портят репутации и замедляют развитие целых стран. Руководители с менталитетом КГБ (а именно там сформировалось мировоззрение Путина) известны своей мстительностью. На протяжении десятилетий политические судебные процессы против оппозиции и бывших государственных руководителей в России, на Украине, в Грузии, Азербайджане, Белоруссии и странах Центральной Азии заканчивались тюремными сроками и убийствами. Здесь мы называем такие угрозы и выносимые судебные приговоры политическими репрессиями.


«Трамп говорит как будто по бумажке какого-нибудь правителя из Азербайджана, Узбекистана или другого постсоветского государства, где ослепленные мстительной яростью политики громят всех оппонентов и постепенно лишают собственные страны любой возможности бросить вызов своей власти», — говорит Александр Черкасов, возглавляющий в Москве правозащитное общество «Мемориал».

Давая мне интервью, самый знаменитый в России лидер оппозиции Михаил Ходорковский сказал, что разглагольствования Трампа вызывают у него тревогу за будущее США, поскольку практика политической вендетты может привести к ослаблению демократии. Ходорковский, бывший когда-то самым богатым человеком в России, провел 10 лет в заключении за, как говорят власти, уклонение от уплаты налогов и незаконное присвоение денег, хотя сам он и многие другие люди видят в этом политическое преследование. Теперь Ходорковский вынужден жить в эмиграции, потому что российское руководство по-прежнему хочет видеть его в тюрьме. В прошлом году российский суд в третий раз осудил его заочно, на сей раз за убийство. «Меня беспокоит не то, что я снова окажусь в тюрьме, а то, что решение об этом принимает не независимый суд, а кто-то еще», — сказал мне Ходорковский.

Еще одна важная особенность громил государственного масштаба — это подавление свободы слова в ответ на критику в адрес такого громилы-руководителя. Если судить по тому, как Трамп нападает на средства массовой информации (столь злобно, что представителей прессы с одного митинга ради их безопасности пришлось уводить под охраной полиции), возникает стойкое впечатление, что Трампу очень хотелось бы уничтожить Первую поправку из Билля о правах и делать то, что делает Путин.

Задумайтесь о деле Нади Толоконниковой из антипутинской женской группы Pussy Riot, которую после выступления посадили в тюрьму за «хулиганство». Во время нашей беседы в пятницу Толоконникова сказала мне, что угрожающие слова Трампа звучат очень знакомо. Она назвала это «опасным симптомом мужского начала», который неизбежно изменит американское общество. «Такие люди, как Трамп и Путин, которые явно чувствуют себя неуверенно и не выносят равноправного соперничества, не должны руководить странами, поскольку они иррациональны, — сказала Толоконникова. — Глядя на то, как Путин поступил с нами, я считаю, что разумный лидер не позволил бы бросить нас за решетку, поскольку наше тюремное заключение принесло больше вреда, чем пользы». Сегодня Толоконникова работает в Лос-Анджелесе над политическими песнями и фильмами.

После ареста Pussy Riot, задержаний десятков активистов в 2011-2012 годах и убийства лидера оппозиции Бориса Немцова прямо возле стен Кремля анти-путинские протесты стали в России редкостью. «Любое заявление против Путина истолковывается как политическая активность и попытка ниспровержения конституции», — сказала мне дочь Бориса Немцова Жанна.

За границей Путин также неоднократно играл роль громилы. Как-то раз он пригрозил «повесить за яйца» грузинского лидера Михаила Саакашвили, который ведет борьбу против всего того, что контролирует КГБ. Это было в августе 2008 года, когда некоторые журналисты брали интервью у российских военачальников, парковавших свои танки в предместьях грузинской столицы Тбилиси. В результате семидневной войны с Россией Грузия потеряла 20% своей территории, а тысячи людей еще долгие годы будут страдать от этого конфликта.

А Саакашвили, ныне работающий губернатором Одесской области, по-прежнему живет в изгнании. Почему? Потому что в Грузии он находится в розыске. На сей раз ему угрожает не Путин, а новый, согласный с Путиным теневой лидер по имени Бидзина Иванишвили. Этот самый богатый человек в Грузии начал проводить политическую вендетту сразу после того, как пришел к власти в 2012 году. Новый премьер-министр Ираклий Гарибашвили публично назвал партию Саакашвили «Единое национальное движение» преступной организацией.

Не кажется ли это вам знакомым, американцы, — по крайней мере, в 2016 году?

Затем последовали судебные приговоры. Саакашвили находится под следствием по делу о коррупции. Страну охватил национализм, и даже те, кто когда-то входил в состав команды Саакашвили и пытался открыть и реформировать Грузию, сегодня смыкаются с громилами. «Место Саакашвили в тюрьме; если полиция не остановит его на границе, тысячи моих сторонников схватят его в момент, когда он пересечет ее», — заявила мне на прошлой неделе в ходе интервью Нино Бурджанадзе.

Трамп должен знать, что разнузданные разговоры о репрессиях могут погубить людей, а также стать самосбывающимся пророчеством. На прошлой неделе я взяла в грузинской столице Тбилиси интервью у 26-летней Насти Бендукидзе. Ее отец, бывший министр экономики и владелец двух частных свободных университетов Каха Бендукидзе, был одним из самых блестящих реформаторов на постсоветском пространстве. Однако в 2014 году теневой руководитель Иванишвили пригрозил ему тюремным сроком. Бендукидзе пришлось покинуть страну, но он умер, не успев получить политическое убежище в Британии. «Я считаю, что моего отца убили политические преследования, — сказала мне Настя Бендукидзе. — Мой отец знал, что у него слабое здоровье, и что он не вынесет тюремного заключения. Но к сожалению, сердце у него не справилось, когда он жил в эмиграции. Ему пришлось покинуть родину и свои любимые университеты, и от этого его сердце остановилось».

Еще один знаменитый громила из этих краев — бывший украинский президент Виктор Янукович, который тоже не выносил конкуренции. В 2011 году он начал вендетту против своего главного противника, бывшего премьер-министра Юлии Тимошенко, которую приговорили к семи годам лишения свободы. Тимошенко провела за решеткой более трех лет, после чего Европейский суд по правам человека признал ее дело политически мотивированным.

Разрушение демократии происходит не сразу; даже самые крепкие громилы действуют не спеша. Путин постепенно ограничивал свободу слова, пока она не исчезла окончательно. Угрожающие, но расплывчатые заявления Трампа сегодня вызывают в памяти рассказ известного российского сатирика Виктора Шендеровича о его первой встрече с президентом Путиным в 2001 году. Шендерович вместе с группой журналистов с независимого на то время телеканала НТВ пришел в Кремль, чтобы попросить президента разобраться в деле своего друга Антона Титова из холдинга «Медиа-Мост», которого бросили за решетку по непонятным причинам. «Мы рассказали Путину, что нашего друга, отца двоих маленьких детей, взяли в заложники, что его допрашивают безостановочно по 16 часов в день. В ответ мы услышали получасовую лекцию о власти закона и независимых судах, и о том, что президент не может на них влиять», — рассказал Шендерович. Позднее сотрудники спецслужб в масках провели обыск в офисе НТВ, и это стало началом конца свободной российской прессы. «Сначала человек типа Трампа грозит бросить своего оппонента за решетку, затем он закрывает независимые СМИ, захватывает власть над судами, а спустя несколько лет начинает грозить миру атомной бомбой», — сказал Шендерович.

Однако многие критики Трампа в этой части мира думают, что даже если его выберут, и он осуществит свои угрозы в адрес оппонентов и против свободы слова, ему придется гораздо труднее, чем Путину. Жанна Немцова, которая сегодня живет в Германии и работает в телерадиокомпании Deutsche Welle («Немецкая волна»), считает, что американская юстиция и демократия сильнее угроз Трампа. «Суды в США независимы, и поэтому исполнительная власть не будет иметь никакого влияния на их решения, — сказала мне Жанна. — Ситуация там будет существенно отличаться от российской».

Может быть. Но многие россияне тоже когда-то считали, что суды у них независимые — пока власть не захватили громилы.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.