Европейские лидеры должны принять к сведению, что переговоры по Сирии сегодня проходят без них. Министерства иностранных дел поддерживают контакты с великими державами. Но они не представлены за столом переговоров. В то же время ситуация в Алеппо в гораздо большей степени касается западно-европейского сообщества, чем россиян и американцев. Немецкое правительство, депутатов Бундестага и Европейского парламента беспокоит вопрос последствий для противоборствующих сторон. Санкции в отношении России находятся под угрозой — но в большой коалиции можно услышать диаметрально противоположные мнения.

Официально это не обсуждается


Представитель канцлера Ангелы Меркель, Штеффен Зайберт, еще в августе возложил ответственность за смерти в Алеппо на правительства в Дамаске и Москве. Почти в то же время министр иностранных дел Франк-Вальтер Штайнмайер в Екатеринбурге вместе со своим российским коллегой Сергеем Лавровым наивно мечтал о совместном восстановлении руин в Сирии.

Социал-демократам приходится сделать такой же шпагат, как в украинском конфликте: они хотят доверительных, мирных отношений с Москвой, в то время как Россия беззастенчиво реализует свои интересы с применением военной силы. Стремление представить немецкую социал-демократию защитницей примирительной политики и обходиться с Москвой максимально миролюбиво кажется наивным, особенно потому, что обожаемый партнер вовсе не ищет мира.


Эту напряженность внутри правительства Германии — а также на европейском уровне — удавалось держать под контролем в украинском вопросе. Иногда сквозь стиснутые зубы, но европейские государства все же были согласны, что России необходимо показать политические границы. Теперь эта решительность — в прошлом: Германии, а также в других европейских странах, все больше поддерживают отмену торговых ограничений.

Большинство стран ЕС против расширения санкций ради прекращения военных действий и доступа гуманитарной помощи в Сирию. Это могли бы поддержать только Франция, Германия и страны Центральной Европы. На встрече министров иностранных дел в понедельник санкции в отношении России не были официальной темой, но они будут на повестке дня на саммите глав государств и правительств в четверг и пятницу.

Мечты СДПГ

Позиция Германии неоднозначна. От имени канцлера Зайберт повторил предыдущие заявления, из чего становится понятно, что Германия обдумывает расширение санкций из-за зверств и военных преступлений. В первую очередь, речь должна идти о прекращении страданий гражданского населения. Все усилия направлены на достижение этой цели. В воскресных газетах сообщили, что Меркель в Брюсселе все же поднимет вопрос санкций. В понедельник Штайнмайер заявил, что санкции не изменят гуманитарную ситуацию в краткосрочной перспективе, поэтому не стоит их рассматривать. На фоне войны в Сирии это может оказаться правильным решением; но экономические санкции всегда были политическим инструментом, с отнюдь не краткосрочным характером. Тот, кто их поддерживает, выступает против жестокой реализации российских великодержавных амбиций.

Вероятно, Штайнмайер также опасается существенной потери контроля в отношении Москвы. Эти опасения нашли свое отражение в его заявлениях об опасности противостояния великих держав без правил, которые были выработаны во время холодной войны, а также в беспокойстве уполномоченного по российским вопросам в правительстве Германии, Гернота Эрлера. Восточно-европейские историки и министр иностранных дел не могут исходить из наивного предположения о том, что, если урегулировать конфликты в Украине и Сирии, то отношения с Россией станут такими, как прежде.

Другие политики СДПГ опираются на наследие старой восточной политики Вилли Брандта и Эгона Бара, не принимая во внимание совершенно иную конфликтную ситуацию в Европе. Тем не менее, они считают, что политика умиротворения поможет им получить места в Бундестаге. Но сложно отыскать политику более безответственную, чем та, которая искажает реальность по идеологическим причинам.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.