«Меркель в Сибирь, Путина в Берлин!», — кричали праворадикальные демонстранты в Дрездене в День германского единства две недели назад. И вот исполняется вторая часть их пожелания. Российский президент в среду посетит германскую столицу, впервые после аннексии полуострова Крым в марте 2014 года.

Это будет встреча старых знакомых. С тех пор как канцлер десять с половиной лет назад нанесла свой первый после вступления в должность визит в Кремль, она ни с одним другим главой государства и правительства не встречалась так часто. Еще чаще были телефонные разговоры обоих. Во время крымского кризиса они говорили друг с другом почти еженедельно.

В начале их отношений Владимир Путин как бы проверял неопытную во внешнеполитических делах немку. Однажды он попробовал слишком быстро сблизиться, предложив вести переговоры без переводчика: Путин очень хорошо говорит по-немецки, Меркель хорошо говорит по-русски. Однако канцлер настояла на переводе, чтобы соблюсти форму, но и чтобы не исключать своих сотрудников, не владеющих русским языком.

Меркель и Путин говорят холодно и по-деловому

В другой раз Путин напугал Меркель собакой, причем перед телекамерами. Канцлер с детства боится собак. Однако этот период для Меркель и Путина давно позади. Теперь их разговоры отличаются холодной деловитостью.

Российский президент относится к германскому канцлеру серьезнее, чем ко всем другим европейцам, также и серьезнее, чем к американскому президенту Бараку Обаме, которого он постоянно унижает на Ближнем Востоке. То есть между главой Кремля и германским канцлером речь давно идет об особых отношениях.


В то время, когда Путин будет в Берлине, орудия в Сирии будут молчать. Российское министерство обороны заявило, что временно прекращает налеты на сирийский город Алеппо. По данным ООН, Москва планирует на три последующих дня прекращение огня по меньшей мере на восемь часов. Это может быть одно из условий Меркель: она не хочет пожать руку Путину в то время, когда его войска сбрасывают разрывающие бункеры бомбы на жилые кварталы и снаряды на мирных граждан.

Собственно говоря, Путин хотел поехать в Париж

Для решения Меркель вообще принять главу Кремля подвергнуть их отношения тесту на стресс, имеются как внутри-, так и внешнеполитические причины. Собственно говоря, Путин собирался поехать в Париж. Во французской столице для него планировалось большое мероприятие, включающее открытии русско-православного собора на набережной Бранли с последующими фотографиями перед помпезными кулисами Елисейского дворца.

Однако это большое мероприятие показалось французскому президенту Франсуа Олланду (François Hollande) не вполне подходящим после того, как Россия в Совбезе ООН отклонила с помощью вето предложенную Францией резолюцию о прекращении бомбардировок Алеппо.

После этого Олланд спровоцировал Путина, заявив, что бомбардировки города являются военным преступлением, ответственные за которое должны предстать перед Международным судом в Гааге. После этого Путин отменил свой визит в Париж.

Немцы не хотят конфронтации с Россией

Значит, вместо этого Берлин. Приглашение с немецкой стороны не стоит понимать как оскорбление французов, — наоборот. Меркель и Олланд вполне согласовывают свою политику по отношению к России. Французский президент тоже приедет на берега Шпрее, так же как и его украинский коллега Петро Порошенко.

Эта группировка называется «Нормандский формат» и существует с так называемого Минского процесса, то есть это наблюдение за продвижением режима прекращения огня на востоке Украины. О Сирии Путин напротив вообще не хочет говорить.

Переговоры не в Париже, а в Берлине — это звучит как противоречие, имеет, однако, как для Олланда, так и для Меркель смысл. Социалистический президент Франции у себя дома сталкивается с общественным мнением, которое традиционно сильно возмущено нарушениями прав человека и военными преступлениями и ожидает от своего правительства, что оно остановит эти преступления и за рубежом, если это хоть как-то возможно.

Население у Меркель думает совсем иначе. В Германии стремление к некоему расплывчатому миру сильнее, чем чувство справедливости или сочувствия с жертвами Алеппо. Для широких масс населения Германии конфронтация с Россией является по сути злом.

СДПГ ищет близости с Москвой

В то время как АдГ (Альтернатива для Германии — прим. перев.) и партия Левых частично открыто идентифицируют себя с антизападной повесткой Кремля, также и партнеры Меркель по коалиции пытаются отойти от ее курса, критикующего Путина. Председатель ХСС Хорст Зеехофер (Horst Seehofer) на пике кризиса с беженцами лично поехал в Кремль. Он настаивает на срочной отмене введенных после аннексии Крыма и агрессии на востоке Украины санкций.

И председатель СДПГ и вице-канцлер Зигмар Габриэль (Sigmar Gabriel) был обласкан автократом. Для него как потенциального главного кандидата своей партии близость к Путину окупается трижды. Стареющие члены ядра СДПГ ощущают некоторое напоминание о политике разрядки 70-80 годов, когда она проявилась политически.

К тому же в Восточной Германии СДПГ может подключиться к унаследованным из ГДР антиамериканскими настроениям. И наконец немецкая экономика не хочет более страдать от русских контрсанкций. Примечательно, что и министр иностранных дел Франк-Вальтер Штайнмайер (Frank-Walter Steinmeier) и другие представители внешней политики фракции СДПГ уже сейчас готовы настолько включиться в предвыборную кампании своей партии, что готовы на каждое новое российское жестокое преступление в Сирии отвечать предложениями о возобновлении переговоров.

Тема — реализация Минских соглашений

В то время как Меркель встречает Путина в Берлине, она как бы защищает себя от обвинений в том, что хочет порвать нити переговоров. Но при ближайшем рассмотрении это все равно абсурдно. Когда Вилли Брандт (Willy Brandt) когда-то принимал Леонида Брежнева, то он был первым западным государственным деятелем, которого руководитель мирового коммунизма увидел живьем. Гельмуту Колю (Helmut Kohl) удалось наладить дружбу с Михаилом Горбачевым, и он ходил с Борисом Ельциным в баню. Но наверняка он с обоими разговаривал не чаще, чем Меркель с Путиным.

Хотя зачастую это были не очень приятные разговоры. И в среду речь пойдет опять о выполнении Минских соглашений. Они давно зашли в тупик. Спор идет о том, в какой последовательности должны быть выполнены пункты соглашений осени 2014 года. Для правительства в Киеве приоритетом является стабильное прекращение огня и контроль за российско-украинской границей.

«Пока не будет выполнена часть, касающаяся безопасности, Украина не будет продвигаться дальше в политическом процессе». — заявил украинский президент Порошенко в прошлую пятницу. Его план выглядит так: полное прекращение огня, вывод иностранных солдат из его страны, допуск наблюдателей ОБСЕ на российско-украинскую границу и позже украинский контроль над границей и отвод тяжелого оружия.

«Прорыв вряд ли возможен»

Однако для России ситуация с безопасностью является эффективным средством давления, которое в конечном счете должно подвигнуть Украину на то, чтобы изменить Конституцию. «Эти процессы должны протекать по меньшей мере параллельно», — сказал Путин в воскресенье. Надо одновременно выполнять пункты по безопасности и продвигать вперед политические шаги.

Сюда относится Закон об амнистии для сепаратистов и закон, который предписывает особый статус для Донбасса. Это должно быть, по мнению Москвы, прописано в Конституции. «Если это будет просто заявлено, то это можно будет завтра и отменить, потому что это противоречит Конституции,» — сказал Путин о законе об особом статусе. «Все это знают, об этом мы говорили в Минске 17 часов, всю ночь».

Недоверие и противоречия столь сильны, что выхода из тупика не видно. «Прорыв вряд ли возможен», — считает Алексе Чеснаков, руководитель близкого к Кремлю Центра политической конъюнктуры и бывший сотрудник администрации президента. Он очень интенсивно занимался конфликтом.

«Новые конкретные шаги возможны, но и они будут требовать серьезных усилий». —считает  Чеснаков. «Такие вопросы не будут решены ни сейчас. ни позже, пока Киев явно не продемонстрирует, что он готов выполнить политические пункты Минских соглашений».

Бои с тяжелым вооружением на востоке Украины

В конце сентября стороны согласились после сильного нажима миссии ОБСЕ на развод войск. Потому что позиции сепаратистов и украинской армии слишком близки были друг от друга, все время происходили, в том числе и с тяжелыми орудиями.

Однако процесс с большим трудом продвигается, постоянно происходит эскалация. Так на прошедшей неделе сепаратисты утверждали, что сбили и повредили украинский вертолет, потому что он напал на них.

В воскресенье был убит видный командир повстанцев Арсений Павлов, известный как «Моторола», убит взрывом в лифте его дома в Донецке. Российского гражданина обвиняли в военных преступлениях, пытках и убийстве пленных. Руководитель сепаратистов Александр Захарченко обвинил Киев в причастности к взрыву и даже говорил об «объявлении войны».

В Киеве смерть Павлова поставили в один ряд с прежними покушениями на видных руководителей сепаратистов. В этом подозревают или внутреннюю борьбу за власть, или устранение неудобных фигур.

Тем временем сепаратисты настаивают на том, чтобы в Донецке и Луганске прошли выборы. В начале октября они провели свои «предварительные выборы», которые среди прочего должны послужить тому, чтобы сузить круг кандидатов и исключить украинские партии от участия.


Украинские представители в контактной группе в Минске критиковали это мероприятие. Если бы в Донецке и Луганске состоялись выборы, то только по украинским законам, международным правилам и с участием украинских партий и кандидатов, говорится в позиции Киева.

Меркель против новых санкций для Москвы

А Сирия? Недавно политиков ХДС и Зеленых обвиняли в том, что они требовали новые санкции против России, чтобы остановить бомбардировки. Ответ Штайнмайера, что санкции не действуют краткосрочно, показался некоторым парламентариям почти циничным. А что же тогда вообще действует?, — спрашивают они.

Недавно было заявлено, что и в окружении канцлера подумывают о новых санкциях. И это так. Кристоф Хойсген (Christoph Heusgen), главный советник Меркель по внешним вопросам и архитектор европейсой политики сдерживания русских после аннексии Крыма, мог бы дать более точный ответ на военные преступления в Сирии.

Однако канцлер к нему сейчас не прислушается. На прошлом заседании коалиционного комитета министр иностранных дел Штайнмайер выступал по Сирии, и в конечном итоге в том, что санкции сейчас были бы неправильным ответом, с ним были согласны не только председатель СДПГ Зигмар Габриэль и ХСС Хорст Зеехофер, но и глава ХДС Ангела Меркель.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.