Поскольку существенных изменений в российской внешней политике не предвидится, сомневаюсь, что берлинская встреча принесет какие-то положительные результаты. Хорошо, если конфликт по крайней мере останется в «замороженном» состоянии.

В среду 19 марта в Берлине состоится очередное заседание «нормандской четверки» по украинскому вопросу, в котором примут участие канцлер Германии Ангела Меркель, Владимир Путин, Франсуа Олланд и Петр Порошенко — президенты России, Франции и Украины, соответственно.

Ввиду напряженных отношений между Францией и Германией, с одной стороны, и Москвой — с другой, встреча не должна была состояться. Париж и Берлин возмущены российскими бомбардировками Алеппо. Тем не менее ценой больших усилий встречу все-таки организовали, хотя ожидать серьезных положительных итогов от нее не следует. Требуется по крайней мере не допустить возобновления массовых боев на востоке Украины.

Второе минское соглашение, равно как и первое, закончилось провалом, и этому найдется несколько причин.

Во-первых, Россия, а вернее, Владимир Путин говорит одно, а делает другое. Президент считает, что его страна не является частью конфликта и в 2014 году заявлял журналистам: «Они [украинские власти] лгут, на востоке Украины не было и нет российских вооруженных сил и инструкторов».

Однако 12 октября 2016 года Путин меняет свою риторику, ведь обманывать международное сообщество становится с каждым разом все труднее: «Тогда [в 2014], мы были вынуждены, хочу еще раз подчеркнуть, мы были вынуждены защищать русскоязычное население в Донбассе, реагировать на стремления людей, живущих в Крыму, вернуться в состав Российской Федерации».

Говорить после этого, что Россия не является частью конфликта, то же самое, что утверждать, будто крокодилы или коровы летают.

Другой пример. Официальное издание российского правительства «Российская газета» опубликовала репортаж об открытии украинского завода в одном из российских регионов — Ростовской области. Оборудование и десятки станков были перевезены на территорию России с предприятия Луганска, одной из сепаратистских республик на востоке Украины. Не этим ли объясняется такое количество грузовиков с «гуманитарной помощью», которые Путин отправлял на восток Украины? Москва распоряжается там как хозяин, а сепаратисты делают лишь то, что им приказывает Кремль. Была бы на то воля Владимира Путина, конфликт мог не то чтобы завершиться в одночасье, он и не начался бы вовсе.

Поэтому Берлин и Париж и пытаются давить на Путина, ведь именно у него в руках ключ к разрешению конфликта: он не только в состоянии «оказать давление» на сепаратистов, но и полностью держит их под своим контролем. Все остальное не более, чем дешевая пропаганда.

Разумеется, многое также зависит от лидеров Украины, но проблема в том, что Киев не верит двойственной политике, которую Путин проводит на востоке страны: утверждая, что стремится к единству Украины, на практике он продолжает поощрять сепаратизм и дестабилизацию в соседней стране.

Ряд лидеров ЕС хотят заставить Украину принять федерализацию собственной территории — требование, также выдвигаемое Москвой, но они не понимают, что украинские власти не пойдут на такие меры, потому что фактически это будет конец украинского государства. Безусловно, необходимо срочно усилить местную автономию, но сепаратисты видят в федерализации путь к независимости. Не сомневаюсь, что правительство Киева будет непрочь принять «федерализацию» по образцу России, где вся власть сосредоточена даже не в правительстве, но у одного человека, имя которого всем нам прекрасно известно.

Президент Путин хочет дать сепаратистам Восточной Украины то, в чем отказал чеченцам, применив оружие и обрекая на гибель сотни тысяч мирных жителей. Кроме того, он хочет распоряжаться на Украине и на всем постсоветском пространстве так, будто со времен распада СССР ничего не произошло.

Может ли киевское руководство как-то способствовать разрешению этой проблемы? Разумеется, но ему нужны гарантии того, что Москва выполняет свои обязательства. Например, почему российско-украинская граница в зоне конфликта остается открытой?

Кроме того, украинские лидеры должны превратить Украину в страну, где граждане хотели бы жить, где будет царить политическая, экономическая и социальная стабильность, где коррупция перестанет разъедать всех и вся.

Поскольку существенных изменений в российской внешней политике ожидать не приходится, сомневаюсь, что берлинская встреча даст какие-то положительные результаты. Хорошо, если конфликт останется, по крайней мере, в «замороженном» состоянии.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.