Москва умеет выбирать подходящее время. Ожидалось, что назначенное на четверг заседание Европейского совета продемонстрирует ослабление консенсуса между странами ЕС по вопросу о санкциях. Однако своими бомбардировками Алеппо Россия сама навесила на себя ярлык страны-изгоя. Теперь ее обвиняют в военных преступлениях.

На этом фоне члены Евросоюза вряд ли будут обсуждать снятие с России секторальных санкций, наложенных на нее из-за ее действий на Украине и действующих до конца января следующего года.

Деятельность России в Сирии уже заставила ряд европейских правительств заговорить о персональных санкциях против тех представителей российских властей, которые несут ответственность за бомбардировки. Кроме этого, резко испортились отношения между Россией и Парижем. Из-за того, что Россия заблокировала предложенную Францией резолюцию Совета безопасности ООН по Сирии, был отложен запланированный на среду визит Путина во Францию. Предполагалось, что этот визит будет серьезно способствовать ослаблению санкций.

Российские власти хотят отмены европейских санкций по двум причинам. Во-первых, западные санкции наносят России серьезный ущерб — по некоторым оценкам, они уже стоили российской экономике притока капиталов на сумму в 280 миллиардов долларов и приводят к ежегодному сокращению ВВП примерно на 0,5%.

Во-вторых, это дает Москве возможность попытаться расколоть ЕС по данному вопросу, а в процессе этого еще и подорвать политическую солидарность между США и Европой на российском направлении. Это потенциально может ослабить консенсус внутри НАТО в вопросе о том, как реагировать на готовность России использовать военную силу для достижения собственных целей.

Однако теперь ближайшее заседание Европейского совета вряд ли изменит политику ЕС в отношении России. Сейчас эта политика фокусируется в первую очередь на том, чтобы поддерживать принцип территориальной целостности Украины и при этом создавать для России стимулы, которые могут подтолкнуть ее смягчить курс. С 2014 года Европа заморозила политический диалог с Россией и ввела ряд секторальных санкций, направленных против некоторых из российских государственных финансовых структур и энергетических компаний. Таким образом, она пыталась предотвратить дестабилизацию Украины. С марта 2015 года европейские санкции — вслед за американскими — начали в первую очередь подталкивать Москву к выполнению Минских соглашений. Евросоюз также запретил выдачу виз 146 лицам, которые считаются ответственными за подрыв независимости Украины, и заморозил их активы.

Судя по всему, как бы ни были серьезны те многочисленные трудности, которые Россия создает миру в Европе и на Ближнем Востоке, для себя Россия также создает тяжелые дилеммы. В такой ситуации европейским лидерам стоит сделать шаг назад и взглянуть на картину в целом, не ограничиваясь одними санкциями.


Сочетание экономической стагнации, падения стандартов жизни, усиления авторитаризма, явной неспособности нынешних лидеров предложить реальную перспективу реформ и нарастающей конфронтации с Западом, вероятно, усилит напряженность внутри элиты и укрепит те силы внутри страны, которые требуют смены курса.

Задача, стоящая сейчас перед Западом, состоит в том, чтобы снизить угрозу, которую представляет конфронтационный настрой Кремля, порожденный его внутренней слабостью, и одновременно вернуть Россию на путь реформ. Для этого необходимо выявить области, в которых у обеих сторон заинтересованы в диалоге, но сохранить при этом рычаги для давления.

Чтобы политика санкций сохраняла свою эффективность, важно отделить секторальные санкции, направленные против государственных финансовых институтов и энергетических компаний, от Минского процесса и превратить их в инструмент по сдерживанию агрессивного поведения России в отношении Украины и других стран на общей европейской периферии.

Пора признать, что Минские соглашения невозможно воплотить в жизнь, так как Москва настроена использовать этот процесс, чтобы заставить Запад выбивать из Украины уступки, на которые украинское правительство не может пойти. Пока граница с Россией не вернется под украинский контроль, для Киева будет политически невозможно принять законодательство, предоставляющее автономию частям Донецка и Луганска, которые в настоящее время подконтрольны поддерживаемым Россией повстанцам.

Украинцы сражались на войне, унесшей более 10 тысяч жизней, не для того, чтобы отдать суверенитет над частью своей страны российским марионеткам. Чтобы продемонстрировать серьезность своих намерений в отношении России, Евросоюзу следует подготовиться целенаправленно принимать меры против лиц, несущих ответственность за политику по дестабилизации восточных окрестностей ЕС и принимающих участие в ее разработке.

В их число должны быть включены все высшие гражданские и военные чиновники в оккупированном Крыму и руководство российских государственных СМИ, а также редакторы, телеведущие и репортеры, причастные к государственным пропагандистским операциям, обеспечивающим ложное освещение западной политики в отношении России и соседних стран.

Оруэлловская программа государственных СМИ по дезинформации россиян о Западе и о его поведении в отношении России не только нанесла отношениям между Россией и Европой ущерб, устранение которого потребует не одного десятка лет. Она также искусственно продлевает жизнь режима, попытки которого сохранить власть над страной создают все больше проблем в области безопасности для Европы в целом. Решение Британии заморозить банковские счета RT — первый шаг в этом направлении, который давно следовало предпринять.

Сейчас становится все очевиднее, что попытки Путина добиться ослабления европейских санкций и его попытки коренным образом изменить фактическое положение дел в Сирии в преддверии американских выборов противоречат друг другу. Это означает, что Западу при разработке своей стратегии следует использовать эти противоречия между различными стратегическими задачами России.

Джон Лаф — научный сотрудник программы Чатэм-хауса «Россия и Евразия».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.