То ли пример путинской России вдохновил определенные группы бизнесменов Украины, то ли сами они до этого додумались, но параллельно с процессами декоммунизации в государстве идут и процессы рекоммунизации — похоже, незаметные на уровне правительства и парламента, действующих политиков и политических обозревателей, но очень реальные на уровне повседневной жизни тех, кого один лет десять назад популярный персонаж называл «маленькими украинцами». Процессы эти начались не вчера и даже не позавчера, а еще при Леониде Кучме, однако особенно выразительными они стали при режиме Януковича, и не собираются останавливаться или отступать, потому что никто их не останавливает.

А между тем речь идет о вещах общественно значимых. Вспомним, с чего начал свое правление Путин — с кампании за реанимацию «совка» как повседневности жизни подданных РФ. Туда входило все — от возвращения гимна СССР, слова которого были лишь немного переделаны «трижды гимнотворцем» (при Сталине, Брежневе и Путине) Сергеем Михалковым до «накачки» интернет-сайтов тщательно подобранными фотографиями о «счастливом пионерском детстве». То есть работа шла и «наверху» знаково-символического ряда, и «внизу». Результат известен.

Те названия городов и улиц, памятники и уличные панно, что остались от советских времен и несли на себе клеймо коммунистической пропаганды, на Украине уже — кроме оккупированных территорий — почти убрали. Однако осталось совершенно неприкосновенным то, с чем рядовой гражданин сталкивается чуть ли не каждый день на рынке или в супермаркете. Речь идет о названиях товаров — преимущественно пищевых — и их рекламе, опять-таки на «низовом» уровне, не на телевидении.

Обратите внимание: сколько сейчас продается всего — по названиям, конечно — «советского» и «радянського»! Шампанское, водка, печенье, конфеты, ветчина, сардельки и, конечно, колбаса. Вареная, полукопченая, сыровяленая и сырокопченая. Фантастические названия у этой колбасы — скажем, «Салями советская». Как в СССР могла быть колбаса с таким названием! Или сардельки «Брежневские» (в воспоминаниях кремлевских поваров ни слова о таких сардельки нет, более того: Леонид Ильич в свои последние десятилетия сидел на строгой диете и никаких сарделек вообще не ел). Или стилизации под советский «знак качества» в эмблемах фирм и товарных ярлыках. Или ссылки на советские ГОСТы — мол, только такая продукция может быть качественной! Или, наконец, большая надпись на асфальте перед магазином (увиденная несколько лет назад, а сейчас почти затоптанная ногами): «Цены как в СССР»…

Словом, в массовое сознание украинских граждан в последние десятилетия с помощью такого рода названий и надписей усиленно вбивается, что «советское» и «радянське» (употребляю оба эти термина, потому что они оба фигурируют в названиях продтоваров) означает лучшее из всех возможных, а соответствующий период истории представлял собой олицетворение немалых достоинств — ну, конечно, диссидентов сажали, но какая колбаса была качественная и дешевая! На днях наткнулся на надпись на оболочке вареной колбасы: «Колбаса по 2.20. ГОСТ» (цена, конечно, совсем другая, а состав ее почему-то указан не слишком разборчивыми меленькими буквами). На кого это рассчитано? На дураков и на юношество. Автор этих строк, например, хорошо знает цену тем ГОСТам, потому что проработал во времена перестройки несколько лет преподавателем философии в Киевском торгово-экономическом институте… Впрочем, об этом пишут и пишут эксперты, процитирую, например, Анастасию Миронову, как она сама представляется, «дочь советского товароведа»:«По ГОСТу в сосисках было от 5% мяса, колбасы сдабривали для сохранения цвета селитрой, маргарин тогда была не растительный, а с добавлением минеральных масел — побочных продуктов нефтепереработки, с ними же и масло «Бутербродное» делали… сливочное мороженое встречалось разве что в мегаполисах — другие довольствовались молочным с растительным жиром…» ГОСТы существовали для иностранцев, для номенклатуры высоких уровней и для пропаганды, реально же все (в лучшем случае) делалось по напечатанным мелкими буквами дополнениям к ним.

При этом обращает на себя внимание, что большинство «недокоммунизированных» товаров произведено в бывших восточных вотчинах Партии регионов, где в настоящее время имеются большие симпатии к Оппозиционному блоку и другим пропагандистам советского (или полусоветского) образа жизни. Что это — стечение обстоятельств или закономерность? Конечно, одной колбасой человеческие головы не затуманишь, но когда в течение десятилетий привычным становится отождествление советского с качественным, когда в рационе обязательными блюдами являются «Брежневские сардельки» и «Кремлевская колбаса сырокопченая», то определенное влияние на подсознание это окажет. А если добавить к этому еще и бешеную пропаганду — смотрите, какую счастливую жизнь у нас всех отобрали проклятые украинские националисты! — то «некоммунизированные» товары станут фактором политическим. Убежден: «колбасно-советский фактор» сыграл немалую роль в первые месяцы «русской весны»; да, речь шла о весьма специфической аудитории и специфических регионах, но все же вода камень точит…

Правоту этой поговорки в свое время доказали The Beatles и джинсы как символы свободной жизни (свободной не в политическом, а в обыденном смысле), они в немалой степени подточили советскую систему, конечно, вместе с «голосами», диссидентами, реформаторами в рядах партии и тому подобное. Сейчас же Украине грозит, кроме магии «лучшей в мире советской колбасы», внушение элементов тесно связанных, даже, рожденных ею «ментальности шпаны и гопоты». Назову один только знак, связанный с ними: едва ли не во всех супермаркетах и киосках продаются «Семки», они же Semki. Это не язык Шевченко и не язык Пушкина, это речь гопников, «социально близких» к «совку». А еще — внушение неполноценности: мол, лучшее пиво — это «Жигулевское» местного разлива. Но на Украине еще при Ярославе Мудром умели варить хорошее пиво, тогда как «Жигулевское» появилось только в середине 1930-х на пивзаводе, построенном на территории, завоеванной Московией только при Иване Грозном; кстати, оригинальная рецептура этого пива называлась «Венской»… Впрочем, имеем еще один пример отсылки к «счастливым советским временам» и воздействия на подсознание с целью доказать, что цивилизация на украинской территории появилась по указанию «звездоносного Кремля»…

Какой же вывод следует сделать? Как по мне, такой: в декоммунизации мелочей нет. Если какая-то сфера общественной жизни, пусть и бытовой, остается носителям коммунистической мифологии, ее знаково-символического ряда, то это может стать составляющей формирования стремлений реставрировать тоталитарное прошлое.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.