В номере Cumhuriyet за 1 ноября под его фотографией оказалось большое пустое пространство. Так обстоят дела и с прочими сотрудниками газеты, которых накануне задержали власти. Читателям больше не увидеть статей Кадри Гюрселя (Kadri Gürsel), одного из самых известных турецких журналистов в стране и за ее пределами.

1 ноября он провел первую ночь под стражей. За день до этого он успел отправить последний твит, пока к нему не заявилась полиция:

«На мое имя выписали ордер на арест. Я иду домой. Думаю, все связано с операцией против Cumhuriyet».

Кадри Гюрсель, в прошлом юный активист ультралевых движений, начал писать в Cumhuriyet относительно недавно. Эта газета — самая известная из трех оппозиционных изданий, которые все еще остались в Турции. Ее история тесно переплетена с историей светской кемалистской республики. Она публиковала карикатуры Charlie Hebdo после терактов в редакции французской сатирической газеты в январе 2015 года.

Вымышленные обвинения

В ордере на арест Гюрселя и дюжины его товарищей говорится о подозрениях в связях с двумя «террористическими организациями», к которым турецкое правительство относит движение Гюлена (его обвиняют в подготовке неудавшегося государственного переворота 15 июля) и Рабочую партию Курдистана (внесена в список террористических организаций ЕС и вот уже 30 лет ведет войну с Анкарой).

Только вот ни одно из этих обвинений не выдерживает критики. Кадри Гюрсель с самого начала осуждал поведение гюленистов в полиции и правоохранительных органах еще в те времена, когда их духовный лидер был союзником Эрдогана и его правительства. И в отличие от многих левых интеллектуалов и журналистов своего мнения он не поменял.

Кроме того, он не испытывает ни малейшей симпатии к РПК, которая похитила его в марте 1995 года (тогда он работал на AFP) и целый месяц продержала в заложниках в горах. В отличие от многих других левых он ни минуты не верил в жизнеспособность переговоров турецкий властей с лидером РПК Абдуллой Оджаланом, который сидит за решеткой с 1999 года.

На самом деле президенту Эрдогану пришлось не по душе, что в мае 2015 Cumhuriyet опубликовала фотографии набитых оружием грузовиков, которые двигались по направлению к Сирии и явно предназначались джихадистским группировкам. У него возникли подозрения, что издание получило секретные снимки от гюленистов, которые искали способы сместить президента. Эти снимки уже выкладывались в других местах, но на передовице Cumhuriyet они стали ударом по главе государства. Занимавшему тогда пост главреда Джану Дюндару (Can Dündar) дали пять лет тюрьмы, однако он смог бежать в Европу после неудачного покушения на его жизнь.

В тот период Кадри Гюрсель работал не в Cumhuriyet, а в Milliyet, откуда его уволили в июле 2015 года за твит об ответственности Эрдогана за терроризм «Исламского государства» (террористической группировки запрещенной в Росии, — прим. ИноСМИ) в Турции. Об этом он, кстати, говоря, открыто писал уже несколько месяцев.

Конец великих принципов 1923 года

В начале 2016 года он выпустил книгу под названием «Турция, нулевой год», которая была насквозь пропитана критикой президента Эрдогана. Попытки госпереворота и репрессий тогда еще не было. Однако Кадри Гюрсель уже тогда сулил «конец Турции, какой мы ее знаем».


«Я вижу, как переворачивается страница, страница Турции, которая вдохновляется принципами 1923 года, то есть ценностями прогресса, науки, разума, равенства полов, светского общества и гармонии с западным миром».

Как считает этот верный сторонник кемалистских и республиканских ценностей Турции, выбранный Эрдоганом путь изначально направлен на формирование политического исламизма, причем авторитарным путем. Президент Эрдоган мог обмануть всех и заставить их поверить в свою приверженность «умеренному исламизму», пишет он. На самом деле им движет тоталитарный проект, личный проект человека, который несет на себе отпечаток «высокомерия, больного эго, мессианской решительности, потери чувства реальности, неприятия несогласия и мании величия».

Журналист считает, что Эрдоган несет ответственность за все выпавшие на долю Турции трагедии, которые являются следствием его вмешательства в Сирии с 2011 года и поддержки «Исламского государства» (он предоставил джихадистам доступ на территорию страны, что и стало залогом их успехов).

Ответственность Европы?

В результате Турция отдаляется от Запада, «сталкивается с радикализацией исламизма внутри страны и продвигает суннитский фанатизм за границей». Мы наблюдаем за историческим поворотным моментом, считает Кадри Гюрсель.

В заключении книги мы видим такую фразу:

«Пока не завершился последний акт, который должен привести Турцию к нулевому году ее основания, еще не поздно задуматься над словами покойного Франсуа Миттерана, который говорил о необходимости усиления связей Турции с Европой».

Кадри Гюрсель относится к тем многочисленным турецким деятелям, которые считают, что если бы Европейский Союз не тянул время и не относится с пренебрежением к его стране (за это он в частности ужасно зол на бывшего президента Саркози), а честно вел процесс вступления, Турция не пошла бы по нынешнему пути исламского национализма. Он уверен, что настоящий переговорный процесс помешал бы переизбранию Эрдогана, чьи позиции только усилились из-за неприятия со стороны Европы. Об этом, конечно, можно поспорить, но он твердо стоит на своем.

Кадри Гюрсель не был так уж сильно удивлен выписанным на его имя ордером. На самом деле он ждал его, потому что турецкое правительство под предлогом борьбы с терроризмом затыкает рот любым проявлениям несогласия. Он говорил о такой возможности еще до попытки переворота 15 июля. Так должно было случиться «по логике вещей», потому что «Эрдоган связывает свое выживание с контролем над информацией».

Любые взгляды

Только за последние три с половиной месяца были закрыты 170 СМИ, 105 журналистов отправили за решетку в ожидании процесса, а 777 журналистских удостоверений аннулировали. Зачастую наиболее политически активно настроенные журналисты, особенно близкие к курдам или ультралевым, не пытаются получать удостоверений. То есть лишение этих документов касается фигур первого плана вроде Хасана Джемаля (Hasan Cemal). В 2012 году он осудил геноцид армян, что стало очень сильным символическим жестом, поскольку его дед был одним из организаторов трагических событий 1915 года.

В числе задержанных или лишенных удостоверения журналистов можно найти представителей всех политических взглядов: курды (близкие к РПК или же просто требующие больше политических, культурных и лингвистических прав), исламисты, мусульмане-консерваторы, гюленисты, левые и ультралевые, светские кемалисты. Их объединяет лишь неприятие президента Эрдогана при том, что некоторые в отличие от Кадри Гюрселя верили в его реформистскую и демократическую риторику.

Остается лишь один вопрос. Если Кадри Гюрсель получал угрозы расправы и прекрасно понимал, что его арест не за горами, почему он не уехал из Турции? За последние месяцы так поступили десятки журналистов, интеллектуалов, ученых и артистов, которые, кстати, находились в куда менее уязвимом положении. Но он не стал этого делать. Причем на риск он идет уже не в первый раз. Он не бежал из страны и во время государственного переворота 1980 года. Военная хунта арестовала его, пытала и долгие месяцы держала за решеткой. Почему? Ответ прост: Кадри Гюрсель — один из тех немногих турецких интеллектуалов, чья отвага и патриотизм могут поднять страну.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.