Ему не понадобились ни митинги, ни дебаты, ни даже сама предвыборная кампания. Победы Даниэля Ортеги на выборах была столь же предсказуема, как и его кандидатура. Запретив реальную оппозицию, не допустив на выборы международных обозревателей и установив контроль над всеми рычагами власти, бывший командир сандинистов просто не мог проиграть выборы, состоявшиеся в прошедшее воскресенье. Их исход был предрешен заранее. Он играл в матче, в котором был уже даже не судьей, а хозяином поля, мяча и самого судейского свистка. В таких условиях 70% отданных за него голосов были даже не самым главным. Самым важным было сохранение власти.

Это не были здоровые выборы. Скорее наоборот, они продемонстрировали опасный распад демократии в этой забытой Богом центральноамериканской стране. В течение последних лет Ортега, одержимый желанием сохранить власть, довел систему до карикатурного состояния. Он ввел право неограниченного переизбрания, одну из самых страшных язв Латинской Америки, и до такой степени деформировал разделения ветвей власти, что чуть не сделал усопшего спикером парламента. Эту картину Ортега довершил назначением своей супруги, «навеки верного товарища» и поклонницы эзотерики Росарио Мурильо (Rosario Murillo) на пост вице-президента.

Злоупотребления властью похожи на сумасшествие. Товарищ Мурильо насадила по всей Манагуа загадочные деревья жизни, а в официальных выступлениях перемешаны понятия Бога, счастья и социализма. очень немногие все-таки выступили против. Не было организованных демонстраций протеста. Бывший сандинисткий командир неприкасаем и могуществен, его окружает спокойствие. И это неслучайно. Вернувшись во власть в 2006 году после 16 лет пребывания в оппозиции, Ортега сумел мастерски разыграть все карты. Он получил государство, практически не имевшее долгов и дефицита, и при помощи венесуэльского золота он осуществил масштабный проект, повысив свою популярность. Но его главным успехом, а также причиной последнего переизбрания стало то, что он сумел привлечь на свою сторону бывших недругов: Церковь и бизнесменов. С первой он наладил отношения, полностью запретив аборты и превратившись сам в провозвестника христианства. Вторым передал управление экономикой. Предприниматели, севшие в министерские кресла, в течение десяти лет провели 105 неолиберальных законов. В этом винегрете олигархи, пережившие революционный ужас 80-х годов, вновь почувствовали себя комфортно и вовсе не хотят возврата к прошлому. Ортега является гарантом их процветания.

В этих условиях 70-летний Ортега в четвертый раз становится президентом. На первый взгляд, все как будто бы спокойно. Но буря может грянуть в любой момент. Усиление российского присутствия в Никарагуа вызвало различные подозрения в западном сообществе. Уловки, предпринятые для обеспечения победы на выборах, привели к тому, что маска демократии оказалась сорванной. Епископы и предприниматели осудили его за преследование оппозиции, а США готовы запустить санкционный механизм, так называемый Nica Act, закон, ограничивающий инвестиции в Никарагуа в связи с постоянными нарушениями общепринятых норм.

Однако, наибольшая опасность для Ортеги кроется в его ближайшем окружении. Старая сандинистская гвардия, возглавляемая влиятельнейшим Умберто Ортегой (Humberto Ortega), не желает видеть во власти товарища Мурильо и вообще выступает против какой-либо семейственности. Внутри правящей верхушки постепенно назревает сопротивление, о котором мало что известно, но которое, в случае болезни или ухода лидера, может привести к историческому повороту. Это возможность, о которой мечтает оппозиция, хотя и отдаленная и маловероятная. Пока, в озаренной солнечными лучами тропической Манагуа стало явью то, чего ожидали. Команданте Ортега снова одержал триумф.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.