Есть одно практически забытое историческое событие. Все знают о том, что в прошлом году исполнилась 70-я годовщина окончания Второй мировой войны. Тем не менее мне стыдно признаться, что я не знал о том, что в прошлом году исполнилось 70-летие эвакуации. Об этом мне рассказал доцент Национального института японской литературы Киёфуми Като (Kiyofumi Kato).

Во время Второй мировой войны за рубежом находилось примерно 6,3 миллиона солдат и гражданских лиц. В 1946 году в течение одного года большая часть из них была эвакуирована в Японию. Это было массовое переселение людей, которые отчаянно боролись за свою жизнь и которые направились в Японию кто в чем был одет. Были и те, кто умер непосредственно перед тем, как вступить на родную землю.

20 октября я посетил симпозиум, посвященный 70-летию эвакуации, который прошел в Токио. Симпозиум вел бывший вице-президент Банка Японии Сакуя Фудзивара (Sakuya Fujiwara), который был эвакуирован из Манчжурии. Мицуо Ватанабэ (Mitsuo Watanabe) рассказал о своем опыте пребывания на Сахалине:


«Я жил в городе Маока, который находится на западном побережье. Примерно в пять часов тридцать минут утра 20 августа 1945 года меня разбудил отец. Он сказал, чтобы я посмотрел в сторону берега. На горизонте было много советских военных и транспортных кораблей. После артподготовки солдаты высадились на берег. Тогда мне было 12 лет. Отец повесил мне на спину футон. Мы разделились с родителями и ушли в горы. Два дня я ничего не пил и не ел. Наконец я добрался до города Тоёхара, который находился на восточном побережье. Привокзальную площадь наводнили беженцы. Советский бомбардировщик сбросил туда бомбу. Несколько сотен человек погибли. Привокзальная площадь превратилась в кровавое месиво».

Раздались рыдания пожилой женщины, которая также была в схожей ситуации.

«Последнее из СССР судно „Коан“ с 1025 беженцами на борту, как и планировалось, в восемь часов утра 26 числа вошло в заснеженный порт Майдзуру», — об этом сообщила наша газета 26 декабря 1956 года. После 11-летнего пребывания в Сибирской ссылке люди наконец-то вернулись на родину.

Эту группу возглавлял генерал сухопутных сил Дзюн Усироку (Jun Ushiroku). Его заместителем был глава японской полиции в Манчжурии Тосио Хосико (Toshio Hoshiko, впоследствии мэр Кумамото).

Среди встречавших корабль в порту был старший сын премьер-министра Японии Фумимаро Коноэ. Также присутствовала жена Фумитака Коноэ, который скончался непосредственно перед возвращением. В 14 часов началась поминальная служба по жертвам сибирского заключения.

Эту группу называли последней, поскольку она положила конец эвакуации японцев из Манчжурии, Северной Кореи, Курильских островов и СССР. 19 октября того же года премьер-министр Японии Итиро Хатояма (Ichiro Hatoyama) и премьер Советского Союза Николай Булганин подписали Советско-японскую декларацию. Таким образом, были восстановлены дипломатические отношения между СССР и Японией.

С тех пор прошло ровно 60 лет. В соответствии с советско-японской декларацией Японии должны быть переданы острова Хабомаи и Шикотан. Тем не менее несмотря на неоднократные переговоры, проблема «северных территорий» так и остается нерешенной.

Четыре острова — это исконно японские территории. Японская сторона хочет решить проблему их принадлежности и подписать мирный договор. Россия подчеркивает, что она владеет этими островами на законных основаниях и что они перешли ей по результатам Второй мировой войны. Противостояние между «4» и «0» не прекращается.

Те, кто настаивает на возврате четырех островов, опасаются, что Япония пойдет на компромисс с Россией и согласится на возврат только Хабомаи и Шикотана.

Есть один анекдот, о котором рассказывают участники российско-японских переговоров.

Недавно скончавшийся экс-посол Японии в России Минору Тамба (Minoru Tamba) в ходе церемонии награждения, организованной императорской семьей, встретился с премьер-министром Абэ. Г-н Тамба встал с инвалидной коляски и обратился к премьеру, крепко сжав его руку: «Уважаемый премьер, нельзя искажать справедливость. Уступать нельзя!».

Непоколебимый Тамба всегда стоял только на возврате всех четырех островов. Он родился в 1938 году и был эвакуирован из Сахалина.

Растут ожидания, связанные с российско-японской встречей, которая пройдет 15 декабря в Ямагути. Многие эксперты склонны считать, что если после этой встречи не будет никаких подвижек, четыре острова навсегда останутся российскими. Все заинтересованные лица в один голос заявляют, что это последний шанс. Тем не менее нет никаких предпосылок к тому, что все пройдет гладко.

Если обобщить слова дипломатов, то практически нет шансов на то, что Россия отдаст Итуруп с его развитой инфраструктурой и Кунашир, который имеет громадное значение с военной точки зрения. Что касается ситуации внутри России, то там вырос градус национализма в связи с крымской проблемой. Будет сложно договориться даже только о передаче Хабомая и Шикотана.

Кто же одержит победу: «4» или «0»? По данным социологического опроса, проведенного нашей газетой, 54% японцев уже согласны на частичный возврат островов. На четырех островах живут россияне. Практически нет коренных жителей, которые хотят вернуться туда. Они скорее требуют ввести безвизовый режим.

Премьер Абэ и президент Путин встречались 14 раз. Они уже должны общаться откровенно. С учетом ситуации в северо-восточной Азии укрепление российско-японских отношений также благотворно скажется на том, чтобы более эффективно оказывать давление на Китай, который продолжает наращивать свою экспансию.

Нужно подписать мирный договор и договориться о двух островах плюс «альфа». Нужно бороться за то, чтобы максимально увеличить «альфу», приблизив ее к двум островам.

15 августа японцы стали жертвами нападения советских сил. Многие скончались на холодной чужбине. Об этом нельзя забывать. Также необходимо искать ответ, думая о глобальных задачах и поддерживая отношения с западными странами.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.