Дипломатические наблюдатели прилагают большие усилия для достижения консенсусного определения китайско-американских отношений, однако все согласны с тем, что они слишком важны, чтобы их игнорировать или наносить им ущерб из-за ошибки в расчетах или в результате неправильного управления.

Этот вопрос стоит особняком, и речь в данном случае, возможно, идет о наиболее важных двусторонних отношениях, с которыми придется иметь дело будущему президенту Соединенных Штатов, независимо от того, кто одержит победу на выборах во вторник — демократ Хиллари Клинтон или республиканец Дональд Трамп.

С момента образования Китайской Народной Республики в 1949 году отношения между ведущей капиталистической демократией и самым многонаселенным коммунистическим государством прошли путь от противостояния к конфликту, а затем к сегодняшней сложной смеси, состоящей из интенсивной дипломатии и усиливающегося соперничества между двумя все более взаимосвязанными экономиками.

Наблюдатели также согласны с тем, что Соединенные Штаты сыграли наиболее значительную роль в формировании современного исторического развития Китая и оказали на него самое заметное влияние — независимо от того, считается ли оно позитивным или негативным.

Так, например, Соединенные Штаты, будучи мировой державой, были очень глубоко вовлечены в последние этапы гражданской войны между коммунистами Мао Цзэдуна и националистами Чан Кайши в период с 1945 года по 1949 год. Сначала Соединенные Штаты пытались выполнять роль посредника в урегулировании, но затем стали оказывать масштабную финансовую поддержку националистам, которые в итоге потерпели поражение и ретировались на Тайвань. В начале 1950-х годов войска обеих стран вступили в прямой конфликт во время войны в Корее, в результате которой с обеих сторон погибли десятки тысяч человек. Во время войны во Вьетнаме, в период с середины до конца 1960-х годов, китайская зенитная артиллерия сбивала американские самолеты в небе над Северным Вьетнамом, а китайские истребители делали то же самое вблизи острова Хайнань.

Исторический визит американского президента Ричарда Никсона в Китай в 1972 году положил конец десятилетиям отчуждения и стал вехой в истории Народной Республики. Он не только переформатировал международную геополитическую карту мира и привел в 1979 году к нормализации дипломатических связей, но также заложил фундамент открытости Китая по отношению к внешнему миру в следующем десятилетии.

«Американо-китайские отношения занимают уникальное место во внешней политике Китая и в его развитии в целом, — отметил профессор Чжицюнь Чжу, специалист в области международных отношений и директор расположенного в Пенсильвании Института по исследованию Китая при Университете Бакнелла. — Сегодня американо-китайские отношения продолжают оставаться наиболее важными двусторонними отношениями во внешней политике Китая». Политические знаменитости обеих наций сыграли ключевую роль в этих отношениях — от коммунистических революционеров Мао, Чжоу Эньлая и Дэн Сяопина до лидеров последнего времени — Цзян Цзэминя, Ху Цзиньтао и Си Цзиньпина, от Никсона до Барака Обамы, до бывшего советника по национальной безопасности и госсекретаря Генри Киссинджера, сыгравшего ключевую роль в китайско-американском сближении.

Президент Си называл эти отношения «рекой, которую невозможно остановить и которая продолжает нести вперед свои воды», несмотря на возникающие время от времени турбулентности. Две крупнейшие в мире экономики сегодня глубоко переплетены, объем их двусторонней торговли товарами и услугами составляет 659, 4 миллиарда долларов — тогда как в 1978 году этот показатель составлял всего 991 миллион долларов. Китай в настоящее время является крупнейшим иностранным кредитором Америки, и в его руках находится около 1,8 триллиона долларов национального долга Соединенных Штатов, тогда как американские компании создали более 20 тысяч предприятий в Китае.

Глубокое взаимодействие также проявляется в частых консультациях между лидерами обеих стран. Обама встречался с его нынешним китайским коллегой девять раз с того момента, как Си стал председателем КНР в 2013 году, а с его предшественником, с Ху Цзиньтау, он провел 12 встреч в период с 2009 года по 2013 год.

Дэвид Цвейг (David Zweig), профессор кафедры социальных наук Гонконгского университета науки и технологии и директор Центра транснациональных отношений Китая (Centre on China’s Transnational Relations), считает, что Соединенные Штаты сыграли значительную роль в экономическом развитии Китая в последние десятилетия — как в качестве покупателя столь большого количества сделанных в Китае товаров, так и за счет передачи технологий Китаю. «Восточная Азия стремительно развивалась в результате своей торговли с Соединенными Штатами, и Китай тоже не мог бы развиваться так быстро, как он это делал, без американского рынка», — подчеркнул Цвейг.

По мнению Чжу, без усилий со стороны Никсона, Киссинджера, Мао и Чжоу, направленных на нормализацию отношений, и также без сотрудничества между Дэном и американским президентом с целью достижения открытости Китая для внешнего мира, Пекин не смог бы добиться таких огромных преобразований за последний три десятилетия.

Двусторонние отношения, в целом, были хорошими в период с 1972 года по 1989 года, и так продолжалось до 4 июня, когда Китай с помощью военной силы подавил продемократическое движение. Однако эти отношения стали более сложными и нестабильными после крушения коммунизма в Восточной Европе в 1989 году и последующего развала Советского Союза. По мнению Цвейга, в Соединенных Штатах существовал широкий консенсус в поддержку взаимодействия, особенно в конце 1970-х годов и в начале 1980-х годов. Вместе с тем политика Соединенных Штатов была направлена на поддержку Китая в том, что касается открытости по отношению к внешнему миру и вхождению в него на западных условиях.

Однако после 1989 года у этих двух стран появились расхождения по целому ряду вопросов — торговля, права человека, Тайвань, а недавно еще возникло подозрение и недоверие по поводу их позиций в области региональной и глобально

й безопасности.

Вашингтон ввел санкции против Китая, в том числе были приостановлены визиты чиновником высокого уровня, а также экспорт оружия, и это было сделано после подавления протестов 4 июня и последующего исхода активистов в области прав человека в Соединенные Штаты. Кроме того, Вашингтон одобрил продажу большего количества оружия Тайваню. Произошедшие события охладили двусторонние отношения, и этот период продолжался почти десять лет. Когда Пекин в середине 1990-х годов провел испытания ракет недалеко от берегов Тайваня на фоне растущего движения в поддержку независимости этого самоуправляющегося острова, Клинтон направил американские авианосцы в Тайваньский пролив, противодействуя Китаю в том, что касается чувствительного для Китая вопроса относительно «национального воссоединения».

Китайско-американские связи начали оттаивать после государственного визита Цзян Цзэминя в 1997 году и ответного визита Клинтона в 1998 году, и это был первый визит американского президента после подавления протестов на площади Тяньаньмэнь.

Однако два инцидента — один в 1999 году, другой в 2001 году — вновь осложнили отношения. Попадание американской бомбы в 1999 году в посольство Китая в Белграде, Югославия, в ходе операции НАТО, следствием которого явилась гибель трех китайских журналистов, а также столкновение в воздухе в апреле 2001 года разведывательного самолета американских ВМС и самолета Народно-освободительной армии Китая J-8D, в результате которого погиб китайский пилот, вызвали антиамериканские протесты в Китае.

Однако совершенный 11 сентября, то есть всего через несколько месяцев, теракт в Соединенных Штатах оказался поворотным пунктом в двусторонних отношениях, и при этом Китай сразу же выразил свою поддержку в том, что касается «войны» Вашингтона «против терроризма».

В течение следующих 15 лет двусторонние отношения расширялись и углублялись, особенно в экономической области, и это особенно проявилось после того, как Китай в 2011 году, потеснив Японию, стал второй крупнейшей экономикой в мире. Позиции обеих сторон расходятся по таким вопросам как дефицит Америки в двусторонней торговле и курс китайской валюты юаня, однако в последние годы противоречия несколько сгладились.

В целом, Обаме удавалось поддерживать относительно стабильные и дружеские отношения в течение своего первого четырехлетнего президентского срока, начавшегося в 2009 году.

Стратегический экономический диалог, начатый Ху и американским президентом Джорджем Бушем-младшим в 2006 году, был расширен Ху и Обамой в 2009 году до уровня состоящего из двух треков стратегического и экономического диалога, и в тот момент более дюжины членов кабинета министров обеих стран присутствовали на ежегодных заседаниях.

Однако отношения между двумя странами стали напряженными ближе к концу первого президентского срока Обамы, и при этом произошли значительные изменения во внешней политике обеих наций.

С 2012 года Обама начал реализовывать свою стратегию «разворота в сторону Азии», смещая фокус Вашингтона на Азиатско-Тихоокеанский регион, тогда как Си, новый генеральный секретарь Коммунистической партии Китая, объявил о своем намерении начать воплощать в жизнь амбициозную программу омоложения, целью которой является восстановление глобального превосходства Китая.

Взаимное подозрение и недоверие стали более заметными в течение последних нескольких лет на фоне возрастающего соперничества, хотя имели место отдельные примеры сотрудничества, главным из которых является достигнутое в этом году согласие относительно подписания изменений Парижского соглашения по климату.

Обе страны ведут борьбу за региональное экономическое лидерство, и при этом Обама активно поддерживает Транстихоокеанское партнерство (ТТП) — Китай в него не входит, — а Пекин в ответ принимает меры, направленные против управляемой Соединенными Штатами Бреттон-Вудской международной финансовой системы, в том числе за счет создания Азиатского банка инфраструктурных инвестиций, Нового банка развития, а также своего проекта «Один пояс и один путь».

В политической области обе страны занимают разные позиции по таким вопросам как свобода прессы, свобода слова и религиозная свобода, демократия, а также защита прав человека.

В области безопасности обе нации сталкиваются лбами по поводу продолжающегося спора относительно акватории Южно-Китайского моря, который, по заявлению обеих сторон, затрагивает «коренные национальные интересы». Это соперничество в последнее время было подогрето после знакового решения международного трибунала, который не поддержал претензии Китая на суверенитет в отношении большей части Южно-Китайского моря.

Помимо этого, Пекин рассматривает недавнее решение Вашингтона и Сеула о размещении противоракетной системы в Южной Корее в ответ на ядерную программу Северной Кореи как еще один «разворот в сторону Азии», направленный на сдерживание Китая.

С точки зрения Соединенных Штатов, все более уверенный в своих силах Китай намерен бросить вызов порядку в области безопасности, который Америка установила после Второй мировой войны.

По мнение профессора Эндрю Мерта (Andrew Mertha), эксперта в области международных отношений Корнелльского университета штата Нью-Йорк, ключевой вопрос сегодня состоит не в том, кто несет ответственность за увеличение напряженности, а в том, «как наилучшим образом добиться достижения многочисленных конфликтующих между собой целей и интересов вовлеченных сторон».

«И Соединенным Штатам, и Китаю необходимо продемонстрировать максимальное количество гибкости в двусторонних отношениях», — отметил он.

В Соединенных Штатах ведется борьба между сторонниками «вовлечения» и сторонниками «сдерживания», подчеркнул Цвейг. «Однако мы не знаем, где в Китае могут находиться „голуби“. Это большая проблема», — добавил он.

Цвейг считает, что отношения между двумя странами сложные, но связи между ними прочные.

«В принципе, речь идет об отношениях между двумя великими державами, у которых разная история, культура и политическая система», — отметил Чжу. Вместе с тем он считает, что «эти отношения слишком значимы, чтобы можно было допустить нанесения им ущерба самими этими странами или кем-то другим».