После недавнего ухода грузинского экс-президента Михаила Саакашвили с поста губернатора Одесской области Украины следует ли считать, что проводившийся в стране «грузинский эксперимент» закончился неудачей?

Популист и смутьян Саакашвили был не единственным, а лишь последним из грузинских экспатов, ушедших с постов в правительстве Украины — или не ужившихся с системой — на фоне растущей очевидности отсутствия в стране прогресса в сфере борьбы с коррупцией. Ожидалось, что приглашенные в Украину грузинские специалисты внесут вклад в усилия по проведению реформ, используя наработанный ими на родине после Революции роз опыт. Но, судя по всему, влиятельность коррумпированного украинского чиновничества превзошла ожидания.

«Я думаю, все проявили наивность, — сказал о своих коллегах Саша Боровик, рожденный в Украине гражданин Германии, работавший при Саакашвили в должности заместителя губернатора. — [Украинским чиновникам] удалось убедить нас, что реформы были реальными».

Отставка Саакашвили не стала полной неожиданностью. Практически с момента назначения на свою должность президентом Порошенко в мае 2015 года Саакашвили заявлял, что Киеву не хватает политической воли для проведения чистки системы.

Объявляя о своей отставке, Саакашвили пообещал «начать новую фазу борьбы», судя по всему, имея в виду учреждение новой партии. Он остро высказался в адрес Порошенко, своего бывшего покровителя, сравнив его с проворовавшимся экс-президентом Виктором Януковичем. «Я просто хочу спросить: сколько можно лгать и мошенничать?» — с яростью в голосе сказал он.

Этот укор резко контрастировал с большими надеждами на проведение реформ после Евромайдановской революции и приезда в Украину приглашенных из-за рубежа специалистов, особенно грузин, сыгравших ключевые роли в проведении реформ в собственной стране после произошедшей в 2003 году Революции роз.

Грузинских реформаторов начали назначать на различные должности — от советников до заместителей министра — в государственных структурах еще до назначения Саакашвили в прошлом году главой администрации Одесской области. Самими заметными из них были замминистра внутренних дел Эка Згуладзе, министр здравоохранения Александр Квиташвили и заместитель генпрокурора Давид Сакварелидзе.


Тогда даже появился анекдот: открывая заседание Кабинета министров, [бывший] премьер Арсений Яценюк говорит всем: «Доброе утро!», а ему отвечают: «Гамарджоба!».

Но очень скоро начали становиться очевидными реалии реформирования глубоко коррумпированной системы.

Первым из грузин в мае 2015 года ушел Джаба Эбаноидзе, которому обещали высокую должность в одном из департаментов Министерства юстиции, который затем внезапно упразднили.

Вскоре объявил о своей отставке и Квиташвили на фоне обвинений со стороны влиятельной партии Порошенко в провале реформы здравоохранения. Згуладзе, являвшаяся инициатором удостоившейся множества похвал реформы полиции, ушла со своего поста в МВД в мае (правда, она продолжает работать в министерстве в качестве советника).

Есть мнение, что революционный пыл среди питавших большие надежды экспатов сменился разочарованием.

По словам Боровика, присоединившегося к команде Саакашвили в Одесской области после непродолжительной работы в Министерстве экономического развития, многих его коллег заманили в Украину обещаниями, что им дадут свободу действий. Многие ради этого отказались от постов в других странах. «Они всё бросили и приехали в Украину, думая, что именно здесь пролегает новый рубеж», — сказал он.

Самым резонансным было увольнение Сакварелидзе в марте 2016 года с поста в Генеральной прокуратуре. Его уволил опозоренный экс-прокурор и союзник Порошенко Виктор Шокин за несколько часов до собственного увольнения на фоне критики по поводу провала реформы ведомства. Данный случай стал примером общей тенденции блокирования старой гвардией реформаторских усилий политических аутсайдеров и новоприбывших.

На взгляд ряда экспертов, отставка Саакашвили не обязательно возвещает конец пути для приехавших из Грузии реформаторов, или прочих иностранных специалистов.

Многие из них продолжают оставаться на высоких постах и играть важную роль в реформировании страны. Примерами являются глава Национальной полиции Хатия Деканоидзе и первый заместитель директора Национального антикоррупционного бюро Украины Гизо Углава.

Порошенко не преминул упомянуть об этом в ответ на отставку Саакашвили. Он также добавил — явно говоря об экс-губернаторе и его партии в Грузии, потерпевшей разгром на состоявшихся в прошлом месяце парламентских выборах — что «после поражения на грузинских выборах кое-кто решил заняться политикой в Украине».

«Эксперимент не закончился, — заявил политический аналитик Владимир Фесенко. — Он просто переходит в новую плоскость с другими фигурами».

Между тем Саакашвили, по всей видимости, попытается использовать политическую поддержку для раскрутки своей новой партии «Хвыля» (Волна). Хотя, по мнению аналитиков, она, возможно, сможет преодолеть необходимый для прохождения в парламент 5-процентный барьер, пока ее популярность вполовину ниже.

Некоторые наблюдатели считают, что дерзкий популизм Саакашвили может импонировать части населения Украины, где электорат по большей части недоволен Порошенко и нынешним правительством. Хотя личный рейтинг популярности Саакашвили колеблется около отметки в 22%, он все-таки выше рейтинга большинства украинских политиков, включая Порошенко и премьер-министра Владимира Гройсмана.

Но сможет ли Саакашвили обернуть это себе на пользу, пока неясно.

«Теперь Саакашвили не просто политический спарринг-партнер Порошенко, — написал украинский комментатор Сергей Руденко. — Он конкурент в борьбе за власть в Украине».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.